ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Эта странная просьба избавила обоих моргановских посланцев от необходимости указать угрожаемую "фирму" и защитила Рузвельта от обвинений за разрешение слить две сталелитейные компании без достаточных к тому оснований. Если бы президент пожелал узнать название фирмы, которую имели в виду Гэри и Фрик-, они могли бы упомянуть только незначительную комиссионную контору "Мур и Шлей". Перспектива краха подобного предприятия не могла явиться оправданием приостановки президентом действия антитрестовских законов с целью "спасти страну". Затруднения этой комиссионной конторы дали Гэри и Фрику возможность намекнуть Рузвельту, что опасность угрожает предприятию гораздо большего масштаба, и одновременно позволили им дать понять общественному мнению, что совещание с президентом касалось совершенно платежеспособной "Траст компани оф Америка", вокруг которой была создана столь тревожная обстановка.

Рузвельт, официально ничего не ведавший, но, возможно, полностью информированный о сущности этого маневра, который он один сделал возможным, предоставив фирме "Дж. П. Морган и К°" контроль над денежным рынком, заверил своих посетителей, что он не применит антитрестовского закона. Паника на Уолл-стрит улеглась. "Юнайтед Стейтс стал" получила акции "Теннесси коул энд айрон", которых она так домогалась. Рокфеллер и Стиллмен избавились от Хейнце. Нажим на "Траст компани оф Америка" ослабел. И все были счастливы, включая публику, которая прочла восхваления мистера Моргана в роли героического спасителя и поздравления, посланные финансистам президентом.

Гэри признал в своих показаниях перед комиссией Стэнли, что "Траст компани оф Америка" никогда не была в опасности. Ее мнимая неплатежеспособность попросту создала повод для перевода желаемых акций в руки Моргана. Впрочем, в 1908 г. -находившийся на поводу у Олдрича подкомитет юридической комиссии сената нашел, что тут не было никакого сговора. Но когда позднее Рузвельту были предъявлены все доказательства, он признал, что комиссия сената была обманута. Если это так, то Рузвельт сам обманул комиссию, ибо неспроста он забрал и утаил относившиеся к делу отчеты Бюро по делам корпораций, когда они были затребованы комиссией сената [1 W. F. McCateb, Theodore Roosevelt, р. 249,].

Вся совокупность улик приводит к справедливому заключению. что Рузвельт был информирован относительно планов своих ближайших политических соратников, намеревавшихся разорить Хейнце и поглотить "Теннесси коул энд айрон", что он использовал все возможности своего высокого поста, сознательно способствуя осуществлению этого заговора, и что он уничтожил прямые доказательства своего соучастия.

Не без основания сделка "Юнайтед Стейтс стил" — "Теннесси коул" была названа "воровством"[2 Там же, стр. 324.]. Но несмотря на выводы комиссии Стэнли, "Юнайтед Стейтс стил корпорсйшн" продолжала удерживать денные акции "Теннесси коул энд айрон". Когда судебное дело о роспуске "Юнайтед Стейтс стил", возбужденное по распоряжению президента Тафта на основании материалов, обнаруженных комиссией Стэнли, дошло до Верховного суда, это высокое учреждение в одном из самых путаных своих решений постановило, что антитрестовский закон не запрещает "благоразумных" комбинаций.

Прежде чем Рузвельт уступил свой пост Тафту, произошли и другие инциденты, при улаживании которых преступники — крупные капиталисты нашли президента столь же услужливым.

22 августа 1907 г. президент приказал генеральному прокурору Бонапарте отменить подготовку судебного дела о роспуске "Интернэйшнл харвестер компани". Как раз перед тем как Рузвельт отдал этот приказ, компаньон Моргана Перкинс, организовавший эту компанию в 1902 г., посетил президента и выразил протест против тяжбы. В 1912 г. сторонники Тафта открыто утверждали, что президент капитулировал перед угрозами Перкинса, директора "Интернэйшнл харвестер", который являлся в то же время и директором "Нордзерн секьюритис компани". Несмотря на то, что он был явно замешан в страховых скандалах, Перкинс вместе с издателем Фрэнком Мэнси стал главным политическим ментором и финансовым советником Рузвельта.

11 марта 1907 г. Рузвельт лично заверил Дж. П. Моргана, посетившего Белый Дом, что процессы, начатые против гарримановских железных дорог, не предвещали общего наступления на железнодорожные компании. По- видимому, Морган больше всего был заинтересован в железнодорожной компании "Нью-Йорк Хэйвн энд Хартфорд рейлрод". В том же году президент уверил К. С. Меллена из "Нью-Хэйвн рейлрод", что компания может контролировать железную дорогу "Бостон энд Мэн", тем самым создав предпосылку для возбуждения дела о нарушении антитрестовского закона; дело это было справедливо прекращено президентом Тафтом, потому что Рузвельт сам нарушил закон, разрешив через Меллена нью-хэйвнской компании сохранить пароходную линию Лонг-Айленд[1 G. Кеппап, F. Н. Harriman, рр. 215—216.

]. Поглощение бостонско-мэнской дороги Нью-хэйвнской дорогой противоречило желанию ее акционеров, которые свыше двадцати лет боролись против объединения, означавшего лишь убытки для них и барыши для нью-хэйвнской дороги и фирмы "Дж. П. Морган и Кº".

Рокфеллеровская группа, по какой-то неизвестной причине, добилась от президента большого одолжения через посредство вице-президента контролировавшейся Рокфеллером "Корн продактс рефайнинг компани", Уильяма Дж. Матесона, который в 1907 г. побывал в Белом Доме и убедил Рузвельта обуздать главного химика министерства земледелия Харви У. У или, требовавшего, чтобы компания перестала рекламировать продукт кэро в[2 С. W. Barron, They Told Barron, p. 33.].

Хотя при Рузвельте Рокфеллеры не пользовались благосклонностью Белого Дома, они имели большой политический вес, как это было обнаружено при расследовании, произведенном сенатской комиссией по выборам и привилегиям в 1912 г. Сенат был вынужден начать это расследование, ибо с 1908 г. херстовские газеты публиковали отрывки из писем, выкраденных из бумаг Джона Д. Арчболда в правлении "Стандард ойл".

Арчболд сам признал в обоих показаниях перед сенатской комиссией, что в 1904 г. он дал 25 тыс. долл, сенатору Бойсу Пенроузу и 100 тыс. долл. Корнелиусу Блиссу, а также -некоторые суммы сенаторам Натану Б. Скотту и Стефену Б. Элкинсу от штата Западная Виргиния. Пенроуз в качестве члена промышленной комиссии Соединенных Штатов, которой Мак-Кинли поручил произвести обследование корпораций, тайно передал Арчболду копию отчета комиссии, в котором рекомендовалось открыть имена всех акционеров корпораций. По совету Арчболда Пенроуз вычеркнул это "революционное" указание.

Из корреспонденции Арчболда, которая, так же как и гарримановская, слишком обширна, чтобы приводить ее полностью, видно, что в 1898 г. "Стандард ойл" дала 2 тыс. долл. У. К. Стоуну, бывшему вице-губернатору штата Пенсильвания и впоследствии конгрессмену; что она давала пятитысячные суммы Джону П. Элкинсу, члену палаты представителей от штата Пенсильвания; что член палаты представителей от штата Пенсильвания Джозеф К. Сибли, президент контролировавшейся Рокфеллером "Галена сигнал ойл компани", постоянно следовал указаниям "Стандард ойл" относительно подготовлявшихся законодательных мероприятий и назначений в комиссии и столь же часто получал взятки; что сенатор Джозеф Б. Форекер обычно принимал большие денежные суммы для самых различных целей; что сенаторы Бэйли от штата Техас, Мак-Лорин от Южной Каролины и Куэй от Пенсильвании состояли на жалованье "Стандард ойл" и что вообще "Стандард ойл" щедрой рукой разбрасывала деньги направо и налево. Имеющиеся материалы наводят на мысль, что Сибли в палате представителей и Форекер в сенате были рокфеллеровскими кассирами в Вашингтоне. В самом деле, Сибли в своих письмах время от времени упоминал различных дружественно настроенных членов палаты, сильно нуждавшихся в "займе".

33
{"b":"545227","o":1}