ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Боевой 41 год. Если завтра война
Пятое действие
Корни
Горький квест. Том 1
45 татуировок менеджера. Правила российского руководителя
4321
Время, занятое жизнью
11 месяцев в пути, или Как проехать две Америки на велосипеде
Истребительница вампиров
A
A

Как явствует из писем, Форекер пользовался деньгами не только для того, чтобы проводить или проваливать законы в сенате, но также-и с целью воздействовать на решения судов, законодательных органов и властей штата Огайо. Следует помнить, что пока Херст не опубликовал первых писем Форекера в 1908 г., последний был серьезным претендентом на пост президента от республиканской партии. Это он в 1896 г. выставил кандидатуру Мак-Кинли.

В письме, датированном 25 января 1902 г., Форекер прбсил у Арчболда 50 тыс. долл, для того, чтобы тайно приобрести долю во влиятельной газете "Охайо с гейт джорнал", выходившей в городе Колумбус; однако эта попытка потерпела поражение. Форекер возвратил Арчболду его банковский чек.

Образцом законодательной "работы" Форекера служит письмо Арчболда от 25 февраля 1902 г.: "Снова, мой дорогой сенатор, я решаюсь написать Вам несколько слов относительно законопроекта, представленного 4 декабря сенатором Джонсом от Арканзаса и известного под № С-649. Проект этот ставит себе целью изменить закон, дабы защитить промышленность и торговлю от незаконных ограничений, монополий и т. п. Мне кажется, что этот законопроект излишне строг и даже порочен. Не будет ли гораздо лучше попробовать применить закон Шермана, вместо того чтобы прибегать к мерам подобного рода? Я надеюсь, что Вы со мной согласны, и буду очень доволен, если получу от Вас письмо по этому вопросу..."

Из законопроекта Джонса ничего не вышли.

VI

Оказалось, что президент Уильям Хауорд Тафт никого полностью не удовлетворял; вероятно, именно поэтому он был в 1912 г. "переведен на запасной путь". Он получил пост президента от Рузвельта, рассчитывавшего, очевидно, что он сам сможет управлять через посредство покорного его воле человека почти так же, как Ханна действовал через Мак-Кинли. Тафт, консерватор из консерваторов, был, однако, со своей точки зрения честным человеком, каким, бесспорно, был и Мак-Кинли. Ни Тафт, ни Мак-Кинли никогда не пытались прикидываться либералами. Они искренне восхищались компанией с Уолл-стрит, которую Рузвельт лично находил неприятной.

Существенное различие между правительствами Тафта и Рузвельта в их отношении к денежным тузам заключалось в том, что Рузвельт благожелательно относился к "Дж. П. Моргану и К°" и преследовал Джона Д. Рокфеллера, Тафт же изменил это соотношение, противодействуя "Дж. П. Моргану и К°" и помогая серьезно встревоженной рокфеллеровской клике. Дюпоны, при Рузвельте севшие в политическом отношении на мель, тоже нашли друга в лице Тафта.

Как только была выставлена кандидатура Тафта, Джон Д. Рокфеллер публично высказался за него и тем самым против уже в третий раз безуспешно баллотировавшегося от демократической партии Брайана [1 J. Т. Flynn, God’s Gold, р. 438.]. Все, кто стоял за Рузвельта в 1904 г., и некоторые из сторонников Паркера объединились вокруг Тафта. Тем не менее фонд, предназначенный на предвыборные махинации 1908 г., был не так велик, как три предшествующих. В самом деле, это был наименьший республиканский предвыборный фонд с 1888 г.

Само семейство Тафт сделало наибольший взнос — 110 тыс. долл.; сводный брат кандидата на пост президента Чарлз П. Тафт, преуспевавший адвокат корпораций, вполне мог позволить себе потратить эти деньги. Согласно материалам, собранным сенатской комиссией по привилегиям и выборам 1912 г., Эндрью Карнеги и "Дж. П. Морган и К°" дали по 20 тыс. долл., Александер Смит Кохан, текстильный фабрикант, клиент Моргана, и Э. Т. Стотсбэри, компаньон Моргана внесли по 15 тыс. долл, каждый, Фрэнк Мэнси, Джейкоб X. Скифф, Дж П. Морган и Уайтлоу Рид дали по 10 тыс. долл., и Симон Гуггенхейм, "Дж. и У. Зелигман и К°", Джордж Ф. Бэйкер, Адольф Буш, Джеймс Спейер и Джордж У. Перкинс дали по 5 тыс. долл. Перкинс также послал 15 тыс. долл, для предвыборной кампании в Западной Виргинии и разослал деньги в ряд других мест. По сообщению Джорджа Харви, Генри Клей Фрик дал свыше 50 тыс. долл., но сенатская комиссия проглядела этот взнос, как и многие другие.

T. Кольман Дюпон, который, по слухам, внес в J904 г. 70 тыс. долл., не зафиксированных в отчете, в 1908 V. послал республиканцам чек на 20 тыс. долл. Однако чек этот был деликатно возвращен, потому что против компании Дюпона готовился судебный процесс по обвинению в обмане военного министерства при выполнении заказов на порох. Тафт замял эту тяжбу, начавшуюся по доносу одного из дюпоновских служащих, который из мести сообщил о неблаговидных действиях компании. Демократы тоже стали щепетильными в денежных делах — возможно, в результате писем, публиковавшихся Херстом, — и вернули чек на 10 тыс. долл. "Америкен шугар рефайнинг компани", которая в то время состояла в тяжбе с правительством из-за манипуляций с весами.

Предвыборная кампания демократов обошлась в 750 тыс. долл., причем самую крупную сумму внес издатель Герман Риддер, давший 37 тыс. долл. Таммани- Холл дала 10 тыс. долл.; Уильям А. Кларк, горнопромышленный магнат, дал 4 тыс. долл. Мелкие дельны и юристы внесли суммы ниже 5 тыс. долл. После выборов "Стандард ойл" внесла 5 тыс. долл., чтобы покрыть накопившиеся долги.

Победа Тафта поставила его у кормила страны, значительно отличавшейся от той, которую унаследовал Рузвельт. Например, в 1900 г. существовало 149 трестов с капиталом в 4 млрд, долл.; когда "взрыватель трестов" Рузвельт покинул Белый Дом, в стране было уже 10 020 трестов с капиталом в 31 млрд. долл. [1 J. Chamberlain, Farewell to reform, p. 93; \V. F. McCalebf Theodore Roosevelt, p. 241.].

Достижением Рузвельта было то, что он сделал роль правительства более эффективной, чем раньше. Гражданская администрация была расширена, началась эксплоатация лесов и гидроэнергии, осуществлялись ирригационные проекты, и флот успешно собирал валюту в иностранных портах. Деньги, затраченные на избрание Рузвельта, не только принесли главным жертвователям особые милости, но и дали им самое энергичное правительство, какое они когда-либо имели[2 Эта характерная черта правления Рузвельта, которую либеральные историки считают положительным явлением, была довольно успешно подвергнута критике X. К- Хансбру (Н. С. Hansbrough, The wreck. An historical and critical study of the administrations of Theodore Roosevelt and William Howard Taft). Этот автор утверждает, что программа Рузвельта по мелиорации земель была, по крайней мере частично, рассчитана на то, чтобы закрыть общественные владения и заставить поселенцев двинуться на земли, принадлежавшие частным железным дорогам (стр. 52). Железные дороги, как говорит Хансбру, финансировали движение за мелиорацию помимо правительства и платили 45 тыс. долл, в год периодическому изданию "Талисман", чтобы оно благожелательно освещало мелиорацию. "Это, — говорит Хансбру, — и было молоком в кокосовом орехе реформы". Вашингтонская группа, активно поддерживавшая мелиорацию, также финансировалась железнодорожными компаниями. Хансбру сообщает также, что рузвельтовская политика "регулирования" трестов была задумана Джорджем У. Перкинсом, который писал и читал лекции о ней за год до того, как эта политика была провозглашена Рузвельтом. Книга Хансбру содержит переписку между Гербертом Ноксом Смитом, главой "Бюро по делам корпораций", Перкинсом и Оскаром Страусом, имевшим отношение к прекращению тяжбы против "Интернэйшнл харвесгер компани".].

Президент Тафт никак не мог понять, почему ему не позволяли вести открытую дружбу с магнатами, общество которых доставляло ему удовольствие. Его советники изо всех сил старались держать его подальше от "банды грабителей" и сохранять в тайне их визиты в Белый Дом. Тафт любил играть в гольф с Генри Клеем Фриком, но г-же Тафт приходилось употреблять все свое влияние, чтобы удерживать его от игры в гольф с Джоном Д. Рокфеллером, которого Тафт искренне любил[1 J. Т. Flynn, God’s Gold, р. 449.]. Однако Дж. П. Морган часто без огласки бывал в Беверли, летней резиденции Тафта [2 Там же, стр. 449.]. Однажды Морган оскорбил достоинство Тафта, пригласив президента в свой нью-йоркский дом на совещание, на котором должен был присутствовать сенатор Олдрич. Тафт сказал, что, если Морган хочет его видеть, он может сам приехать в Вашингтон [3 С. G. Bowers, The Tragic Era, p. 374.].

34
{"b":"545227","o":1}