ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Согласно материалам сенатской комиссии по привилегиям и выборам (комиссия Клеппа), Мэнси дал на рузвельтовскую предсъездовскую кампанию 1912 г. 67 166 долл., Перкинс—123 тыс. долл.

Уильям Флинн питтсбургский республиканский босс, действовавший по распоряжению Меллона и Фрика, дал 144 тыс. долл., хотя даже тогда Меллон и Фрик поддерживали Тафта; Дан Р. Ханна, сын Маркуса Ханна, дал 77 тыс. долл. Александер Смит Кохран, текстильный фабрикант и клиент Моргана,— 25 тыс. долл., Джордж Эмлин Рузвельт, банкир, родственник бывшего президента,— 10 тыс. долл., и Герберт Л. Саттерли, зять Моргана, — 600 долл.

Главными жертвователями предсъездовского фонда Тафта были: Эндрью У. Меллон и Ричард Б. Меллон, внесшие по 2 500 долл, каждый; Джеймс Лафлин младший и Генри А. Лафлин из компании "Джонс энд Лафлин стил компании — по 5 тыс. долл.; Джюлиус Розенуолд — 5 тыс. долл.; Джордж Т. Оливер, питтсбургский издатель газет, финансировавшихся Меллоном и Фриком,— 7 тыс. долл.; Джордж Вестингауз из "Вестингауз электрик энд мэнюфекчюринг компани" — 1 тыс. долл.; X. К. Мак-Элдуони, служащий меллоновского банка, — 500 долл.; Г енри Чалфант, сталепромышленник, — 1 тыс. долл.; Эндрью Карнеги — 1 тыс. долл.; X. М. Биллесби, банкир, — 1 тыс. долл.; Айсак Н. Зелигман, нью-йоркский банкир, — 500 долл.; Клэренс X. Маккей, владелец "Постал телеграф-кэйбл компани", — 1 тыс. долл., и Джейкоб X. Скифф, из "Кун, Лэб и Кº", — 500 долл.

Джиффорд и Амос Пинчот внесли каждый по 10 тыс. долл, в предсъездовский фонд Лафоллета, прежде чем стало известно о кандидатуре Рузвельта, после чего они сразу переключились на "лихого наездника"; до появления на сцене Рузвельта Уильям Флинн внес в лафоллетовский фонд 1 тыс. долл. Чарлз Р. Крэйн из Чикаго, глава. так называемого "Бэстаб траст", дал на предвыборную кампанию Лафоллета 23 500 долл.; Рудольф Спрекелс, калифорнийский сахарный магнат и Общественный деятель, — 3 тыс. долл.

Темные силы энергично действовали изнутри самой демократической партии. Из 50-тысячного предсъездовского фонда сенатора Оскара У. Ундервуда от штата Алабама 35 тыс. долл, было единовременно внесено остававшимся в тени Томасом Форчюном Райаном из рокфеллеровского лагеря, который внес к тому же 77 тыс. долл, в 146-тысячный предсъездовский фонд губернатора Джадсона Хармона из Огайо, также стремившегося занять пост президента. Джеймс Дж. Хилл из группировки Моргана дал 15 тыс. долл, в хармоновский фонд. Райану пришлось исключительно искусно контролировать делегации, возглавлявшиеся Ундервудом и Хармоном, а также делегацию от Таммани- холл на съезде демократической партии, чтобы выставить кандидатуру Вудро L ильсона, которого Райан выдвигал и через другие организации, хотя на самом съезде он номинально поддерживал Чемпа Кларка. Незадачливый Кларк, спикер палаты представителей и любимец подкупленной демократической прессы; имел сравнительно небольшой предсъездовский фонд', полученный главным образом от областных политических боссов, среди которых он пользовался популярностью, и от Уильяма Рэндольфа Херста, давшего ему 8 500 долл.

Финансовым гением, стоявшим за спиной Вудро Вильсона, был Кливленд X. Додж из "Нэйшнл сити бэнк>>, который оба раза в бытность Вильсона президентом пользовался таким всепроникающим тайным влиянием на правительство, какое только могло иметь неофициальное лицо. Додж собрал для вильсоновского предсъездовского фонда 85 тыс. долл., из которых сам внес 51 тыс. долл. Сайрус X. Маккормик и Джейкоб X. Скифф дали остальное. Скифф был старшим компаньоном фирмы "Кун, Лэб и Кº", а Маккормик — главой "Интернэйшнл харвестер компани".

Чарлз Крейн дал 10 тыс. долл.; Уильям Мак-Комбс, руководивший компанией Вильсона и, по собственному признанию, являвшийся конфиденциальным агентом Томаса Форчюна Райана и Чарлза Ф. Мэрфи [1 W. G. McAdoo, Crowded Years, р. 115.], — 11 тыс. долл.; Генри Моргентау, делец, спекулировавший недвижимым имуществом, впоследствии вильсоновский посланник в Турции — 20 тыс. долл., и Сэмюэль Унтермейер, честолюбивый нью-йоркский юрист —- 70 тыс. долл.

Рузвельт потерпел поражение на выборах кандидата на съезде республиканской партии в Чикаго, когда мандатная комиссия, возглавлявшаяся Рутом и Олдричем, вежливо объявила недействительными вполне законные мандаты большинства его делегатов, победивших на низовых собраниях. Рут считал себя обиженным Рузвельтом, который, по его мнению, должен был отдать ему президентский пост в 1908 г. Олдрич окончательно присоединился к Рокфеллерам; Меллон и Фрик также действовали против Рузвельта, используя для этого свое влияние на государственного секретаря Нокса.

"В 1912 г. Джордж Перкинс и Фрэнк Мэнси имели большее влияние на политическое положение в стране, нем кто бы то ни было из известных мне деятелей, — говорит Генри Л. Стоддард, бывший издатель нью- йоркской газеты "Ивнинг мейл" (тайно финансировавшейся Перкинсом) [1 Я. L. StoddardAs I Knew Them, p. 421.] — Если бы не они, у нас безусловно не было бы прогрессивной партии; если бы не они, кандидатура Рузвельта не была бы противопоставлена Тафту на съезде" [2 Там же, стр. 305—307,].

Стоддард присутствовал в чикагском отделе "Аудиториум эннекс хотэл" после поражения Рузвельта на съезде, когда Мэнси и Перкинс убеждали Рузвельта, не желавшего более рисковать своей репутацией, попытаться пройти в качестве кандидата третьей партии[3 Там же.]. В этой комнате чикагского отеля родилась прогрессивная партия, под знаменами которой объединились тысячи искренних либералов.

Как утверждает Стоддард, Рузвельт, все еще колебавшийся, не стал бы бороться против кандидатуры Тафта, если бы на этом не настаивали Мэнси и Перкинс. "Уильям Л. Уорд, Джордж Перкинс и Фрэнк Мэнси были инициаторами и лидерами" рузвельтовской борьбы за антитафтовских делегатов[4 Там же, стр. 400.]. Перкинс в самом деле был главнокомандующим в этой битве, в ходе которой Мэнси предложили за 200 тыс. долл, голоса группы делегатов с полноценными мандатами, в количестве, достаточном для того, чтобы провести кандидатуру Рузвельта [1 G. Britt. Forty Years —Forty Millions, p. 173.]. Мэнси отказался от этого предложения, причем огромные суммы, затраченные впоследствии им и Перкинсом на предвыборную кампанию прогрессивной партии и на борьбу за поражение Тафта, оправдывают подозрение, что оба они не слишком жаждали победы Рузвельта. Мнение, что Перкинс и Мэнси желали победы Вильсона или любого кандидата демократической партии, за исключением Брайана, частично подтверждается тем, что Перкинс через Кливленда X. Доджа затратил большую сумму наличными на предвыборную кампанию Вильсона. Додж и Перкинс дали до 35 тыс. долл, трентоновской газете "Тру америкен", распространявшей вильсоновскую пропаганду по всей стране[2 H. H. Klein, Politics, Government and the Public Utilities in New York City, p. 125.].

Как только Рузвельт заявил, что он снова выставит свою кандидатуру против Тафта, поражение президента стало неизбежным. В ходе этой ожесточенной борьбы Рузвельту непрерывно помогали Мэнси и Перкинс, которые вносили деньги, просматривали его речи, привлекали к участию в кампании дельцов с Уолл-стрит и несли на себе всю тяжесть борьбы с Тафтом. Как справедливо отметил историк Дэвид Сэвиль Маззи, между платформами трех партий в сущности не было никаких различий. Была, однако, предпринята попытка сделать платформу прогрессивной партии единственной в своем роде путем включения сильного антитрестовского пункта; но этот пункт был выкинут Джорджем У. Перкинсом, секретарем исполнительного комитета партии [3 C. G. Bowers, Beveridge and the Progressive Era, p. 438.]. Поэтому Амос Пинчот ускорил исход яростной внутрипартийной борьбы, потребовав, чтобы Рузвельт отверг Перкинса[4 Там же, стр. 434.]. Рузвельт отказался сделать это. Пинчот был, пожалуй, немного наивен, ибо Перкинс и "Дж. П. Морган и К°" составляли самую сущность прогрессивной партии; все остальное было лишь побрякушками.

37
{"b":"545227","o":1}