ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Для послевоенных республиканских президентов характерно, что они были ставленниками банковского капитала, который в 1920 г. укреплял свои позиции. Они были теми "чистыми листами бумаги", о которых страстно мечтал в 1916 г. Дэвисон. И если они лично не участвовали в грабеже, то были виновны в том, что грабеж происходил с их ведома, причем за сотрудничество им было разрешено занимать самое высокое положение, какое только мог предоставить им американский народ.

На ранних этапах борьбы за утверждение кандидатуры на пост президента от республиканской партии богатейшие семейства поддерживали, главным образом через свои банки, генерала Леонарда Вуда, который подвизался на Кубе и Филиппинах в качестве первого суверенного проконсула американской империи. Несвоевременное разоблачение грязных источников его финансовых фондов прекратило в самую последнюю минуту раздутую вокруг Вуда шумиху; после этих разоблачений он не смог бы собрать голосов. Тогда сторонники Вуда переметнулись к Гардингу.

После победы республиканцев в конгрессе в 1918 г. стало очевидным не только то, что демократы имели мало шансов сохранить народную поддержку, но и то, что вильсоновское "медное правительство", над которым господствовал "Нэйшнл сиги бэнк", должно было уступить место "нефтяному правительству", независимо от того, какой бы манекен ни украшал собой Белый дом. Во время войны приоритет нефти был явно заслонен быстрым развитием автомобильной промышленности. Феноменальный успех Генри Форда с его общедоступными автомобилями свидетельствовал, что автопромышленников ожидает широкий рынок, и издания вроде "Уолл-стрит джорнал" предсказывали автомобильный бум.

Во время правления Вильсона автопромышленники заставили правительство прислушаться к своим требованиям, добившись принятия закона о федеральной помощи дорожному строительству; согласно этому закону, под предлогом помощи фермерам на постройку дорог было отпущено 240 млн. долл, государственных средств. Соединенным Штатам предстояло вскоре стать страной, пересеченной самой тщательно разработанной сетью дорог в мире, сооруженных на государственный счет и представляющих миллиардную ценность для нарождающейся автомобильной промышленности.

Наряду с нефтяными ресурсами и случайно награбленным добром на карту был поставлен также основной политический курс. Для того чтобы удержать господство, завоеванное во время войны, финансовому капиталу требовалась особая правительственная политика по ряду вопросов — политика, которая обеспечивала бы отказ от судебного преследования лиц, нажившихся на войне, снижение подоходного налога военного времени, угрожавшего возвращением в государственную казну частных средств, просочившихся в карманы частных лиц, управление кредитным механизмом посредством федеральной резервной системы с тем, чтобы облегчить спекуляцию и приток избыточного капитала в расширявшуюся тяжелую промышленность, прекращение государственного регулирования финансов и промышленности и бесплодное* но внушительное бряцание оружием в вопросах, касавшихся интересов фермеров, рабочих и потребителей.

Мероприятия по первым двум вопросам были быстро намечены; оставались побочные вопросы. Поскольку снижение налогов на крупные доходы сделало финансовое положение в стране весьма непрочным, между тем как устойчивость финансов в стране является неотъемлемым условием . благополучия частного капитала, необходимо было укрепить их таким способом, который бы не представлял неудобств для крупных состояний.

Одобренный в конце концов метод заключался в выпуске на отечественный рынок на миллиарды долларов иностранных ценных бумаг, поглотивших сбережения тысяч мелких вкладчиков; на сумму, вырученную с этого выпуска, Европа и Латинская Америка продолжали покупать американские товары и платить по урегулированным межправительственным долгам, что также имело большое значение. Тем самым удалось частично разрядить финансовое напряжение, созданное магнатами в 1917 г., чтобы спасти свои карманы.

Прежде всего было полностью прекращено регулирование частного капитала. Вместо того чтобы его регулировать, правительство оказывало ему содействие, особенно в применении федеральной резервной системы, поддерживая спекулятивную деятельность в лихорадочном напряжении и облегчая отпочковывание акционерных обществ, финансовых трестов, закладных компаний и биржевых объединений.

В 1920 г. перспективы демократов были так мрачны, что внутри партии не было даже настоящего соперничества при утверждении кандидатур на пост президента; кандидатом решили выставить Джеймса Кокса, политического деятеля из штата Огайо, владельца газеты и, совместно с чикагской кликой республиканца Дауэса, компаньона фирмы "Пьюр ойл компани". Кандидатом на пост вице-президента был Франклин Д. Рузвельт, хотя Э. Л. Дохини из "Мексикен петролеум компани" добивался этой чести для себя самого. Солидная поддержка была оказана Коксу, ратовавшему за вильсоновскую Лигу наций. Среди его сторонников на первом месте стоял Томас У. Ламонт из фирмы "Дж. П. Морган и К°", который незадолго до того приобрел нью-йоркскую "Ивнинг пост", проводившую кампанию за Лигу наций. Но даже в моргановском лагере не было единого мнения по вопросу о Лиге, и некоторые компаньоны Ламонта были против Кокса. Кокс, подобно Олтону Б. Паркеру в 1904 г., выступил с сенсационными обвинениями по поводу предвыборного фонда республиканцев. Он не мог привести никаких доказательств, но ускорил проведенное сенатом расследование, отличившееся главным образом тем, что оно не смогло выяснить подлинного положения дел.

Одно из обвинений заключалось в том, что Генри Клей Фрик дал в 1919 г. в честь генерала Вуда неофициальный обед, на котором в числе гостей присутствовали Джордж Харви, Джордж У. Перкинс, Джон Т. Кинг {республиканский босс штата Коннектикут и руководитель предвыборной кампании Вуда, впоследствии обвиненный в жульничестве, связанном с опекой имущества иностранных подданых; он умер до суда, а его сообщник был приговорен к заключению в исправительной тюрьме в Атланте), Дан Р. Ханна, сын Маркуса Ханна, Э. Л. Дохини, Гарри Ф. Синклер, Эмброз Монсл из "Интернэйшнл чикел компани", Джордж Уилан, глава "Юнайтед Стейтс сигар сторс компани оф Америка", X. М. Биллесби, управляющий акционерным обществом предприятий общественного пользования, А. А. Спрейг, владелец оптового бакалейного предприятия в Чикаго, и Уильям Бойс Томпсон.

Томпсон и Харви взяли на себя инициативу в деле выдвижения кандидатуры Гардинга, после того как кандидатура Вуда потерпела крах под тяжестью золота. В самом деле, Харви проницательно указал на Гардинга в начале 1919 г., когда, еще за год до съезда республиканской партии, он написал имя кандидата, который, по его мнению, будет утвержден, в присутствии многих свидетелей вложил эту записку в конверт и запечатал его. После съезда конверт был вскрыт. Там стояло имя Уоррена Гамалиеля Гардинга[1 W. F. Johnson, George Harvey, A. Passionate Patriot, p. 279.].

Уолл-стрит начала собирать фонд для предвыборных махинаций в начале 1919 г., поручив проведение всех деталей Уиллу Хейсу из "Синклер ойл компани". Всех руководящих административных работников корпораций заставили внести от 100 до 1000 долл. Так как Хейс, пресвитерианский староста, распространил с благочестивыми целями слух, что пожертвования, превышающие 1 тыс. долл., приниматься не будут, крупные капиталисты осторожно начали предлагать свои даяния только взносами по 1 тыс. долл, единовременно.

Членами богатых семейств, внесших по 1 тыс. долл, от двух до 12 раз (причем в некоторых семьях жертвователями являлись от двух до восьми членов), были: С. Р. Гуггенхейм, Мэри Гуггенхейм, Уильям Бойс Томшсон, Р. Ливингсон Бикман, Эдуард X. Кларк, К. А. Коффин, Дэниэль Гуггенхейм, Перси А. Рокфеллер, Томас Кохран (компаньон Моргана), Джордж Ф. Бейкер, Чарлз Хейден, Джон Н. Уиллис, Элиша Уокер, Гарри Ф. Синклер, Э. X. Гэри, Дж. Леонард Реплогл, Джеймс Мак-Лин, Уильям X. Будин, Клэренс X. Маккей, Юджин Г. Грейс, Э. К. Конверс, У. К. Дюрант, Чарлз М. Шваб, Эрл У. Синклер, Теодор Н. Вейл, Дуайт Морроу (компаньон Моргана), Джордж Д. Пратт, Джеймс Б. Дьюк, Дэвид А. Шульте, Эдвин Гульд, Фрэнк Дж. Гульд, Винсент Астор, г-жа Винсент Астор, Элен Астор, Джеймс А. Фарелл, X. Э. Хантингтон, Джордж Вашингтон Хилл, Джордж Дж. Уилан, Людвиг Фогельштейн (глава компании, реквизированной государством во время войны и затем жульнически оплаченной из общественных средств), Олберт X. Уиггин, Данлеви Миллбэнк, Хорэйс Хэвмейер, Огден Рид, У. К. Вандербильт младший, Генри П. Дэвисон (компаньон Моргана), Огюст Хекшер, Джон Т. Пратт, Рут Бейкер Пратт, Т. Ф. Мэнвиль, X. X. Вестингауз, Джеймс Спейер, Элен Фрик, Уолтер П. Крайслер, Чайлдс Фрик, Джон Д. Рокфеллер, Джон Д. Рокфеллер младший, г-жа Эдвин Харкнесс, Джюлиус Флейшман, У. И. Меллон, Эндрью У. Меллон, Т. Кольман Дюпон, г-жа Отто Кан, У. К. Вандербильт, г-жа Т. Кольман, Юджин Мейер, Феликс Уорберг, Адольф Люисон, г-жа Джон Д. Рокфеллер, г-жа Генри Зелигман, г-жа Феликс Уорберг, г-жа Огден Миллс, Алексис И. Дюпон, У. А. Гарриман, Ф. А. Джюллиард, Чонси Дип!ью, г-жа Ф. У. Вандербильт, Флора Уитни, Барбара Уитни, г-жа Гарри Синклер, Огден Л. Миллс, Хауорд Фиптс, Фредерик Б. Пратт, Джордж У. Перкинс, Маршалл Филд, Дж. Огден Армор, Ф. Эдсон Уайт, Дэниэль Г. Рид, г-жа Маршалл Филд, г-жа Стэнли Филд, г-жа Сэмюэль Инсалл, Чарлз Э. Митчел, Гарольд И. Праи, г-жа Гарри Пэйн Уитни, Отто Кан и Джон У. Уикс.

50
{"b":"545227","o":1}