ЛитМир - Электронная Библиотека

Джиллиан ожидала, что Камерон станет отрицать это, хотела, чтобы он начал оправдываться… Но он лишь улыбнулся легкой извиняющейся улыбкой, делавшей его похожим на красивого смелого мальчика, которого совсем нетрудно простить.

И все же она его не простит. Джиллиан запрятала в памяти его фальшивый интерес точно так же, как записала бы долг, если бы кто-то одолжил у ее отца деньги. Если у нее опять возникнет искушение растаять от слов Камерона Смита, она напомнит себе о его истинных намерениях.

– Чего вы от нас хотите? – нервно спросила она. – Неужели вы ожидаете, что после вашего вторжения мы будем продолжать заниматься своими обычными делами и вести себя так, как будто ничего не произошло?

Камерон кивнул, скрестил руки на груди и прислонился плечом к стене, наблюдая за Джиллиан, а когда та разочарованно хмыкнула, повернулась и вышла, двинулся следом за ней. Джиллиан ощутила теплый воздух между ними, почувствовала, как он поднял руку, чтобы дотронуться до нее…

– Если все пойдет как задумано, изменения в вашем обычном распорядке дня будут минимальные. Вам надо будет только брать меня с собой в свои поездки по окрестностям, чтобы люди привыкли ко мне. Иногда я могу попросить вас и вашего отца отправиться в поездку ночью, но, помимо этого, вы почти не будете замечать мое присутствие.

Ее сердце бешено колотилось, а кровь быстрее бежала по жилам просто оттого, что он стоял рядом. Одна мысль о поездке с ним в тесном фургоне или о том, что они будут сидеть за одним столом… О, как он ошибался, думая, что она не будет его замечать! Теперь все ее мысли были только о нем.

– Quid pro quo, мистер Камерон, – прошептала Джиллиан, отступая за пределы досягаемости его тепла. Она владела собой все свободнее с каждым дюймом, на который увеличивалось расстояние между ними. – Баш на баш: я отвечу на ваши вопросы, если вы ответите на мои.

– Справедливо.

Его согласие поразило ее. Она глянула через плечо и перехватила его взгляд. В нем было такое же желание, какое терзало и ее. Но может быть, это ее фантазия?

– Зачем вы это делаете?

– Я не буду разговаривать с вашей спиной, – сказал он. – Если вы достаточно отважны, чтобы задать вопрос, то должны иметь смелость выслушать ответ, повернувшись ко мне лицом.

Когда Джиллиан повернулась, Камерон отошел от стены и подошел к ней почти вплотную, так что ей пришлось высоко поднять голову, чтобы посмотреть ему в лицо. Невероятно странно и немного страшно стоять так и слушать ответы на свои вопросы: она годами с трудом доводила вопросы до сознания отца, а потом слушала со склоненной головой, потому что отвечал он не ей, а себе.

– Что вы хотите от нас? – спросила она.

– А вы как думаете? Уверен, вы уже разработали свою собственную теорию.

– Я жду ответа, а не вопроса, – разозлилась она. – Вы не соблюдаете наш уговор.

– Хорошо-хорошо. Просто я подозреваю, что у вас острый ум, и хотел бы знать, смогу ли рассчитывать на его силу.

Стоило услышать комплимент, как Джиллиан почувствовала, что ее охватывает слабость. В выражении его лица она не обнаружила ни насмешки, ни презрения к женщине, которая вознамерилась сравниться умом с мужчиной; вместо этого он, казалось, так же как и она, затаил дыхание, как будто очень хотел услышать от нее подтверждение своих слов.

– Полагаю, вы намерены как-то использовать нас для того, чтобы помочь королю Карлу бежать во Францию, – прошептала она.

– В самую точку.

Такое простое признание, но оно было наполнено теплом и одобрением, и Джиллиан внутренне просияла.

– Как именно?

– Э нет. – Он погрозил ей пальцем. – Quid pro quo. Я ответил на ваш вопрос, а теперь вы ответите на мой. Почему вы спрятались здесь, в нескольких милях от деревни, без друзей и без слуг?

Возможно, ей следовало попенять ему за то, что он соединил два вопроса в одном, однако в душе Джиллиан была рада возможности объяснить кое-что человеку, который, по всей видимости, способен понять, даже если этот человек мерзкий похититель, почти сознавшийся в том, что втягивает их с отцом в изменническую деятельность.

– Мой отец из богатой семьи, так что у него были средства для учебы в университете Падуи, где он получил степень доктора хирургии. Думаю, это вы и так знаете.

Он кивнул.

– Позднее отец поступил в Королевский медицинский колледж здесь, в Англии, и помогал своему коллеге, доктору Харви, лечить короля Карла…

– До тех пор пока парламент и господин Кромвель не позаботились о том, чтобы король Карл был лишен головы и больше не нуждался в медицинской помощи, – продолжил за нее Камерон.

– Да, – кивнула она, – но еще до того, как убили короля, отец оставил королевскую службу. У отца всегда была склонность к бунтарству. Он отвратил от себя многих коллег своей уверенностью в том, что врачи должны сотрудничать с цирюльниками. Он даже изучал, и не колеблясь применял их методы, если чувствовал, что они могут помочь больному.

– Настоящий мятежник, – прошептал Камерон.

– Точно. А теперь… теперь, когда разум покидает его, он больше всего боится, что успехи, которых он добился, убеждая врачей рассматривать и другие методы лечения, будут оставлены без внимания как бред больного рассудка. Вот почему мы здесь…

– И без слуг.

– Мы давно отказались от попыток найти слуг, которые не разболтали бы о состоянии отца.

– Миссис Поджетт единственное исключение?

– О, миссис Поджетт настолько поглощена своим делом, что не заметила бы даже слона, если бы он вдруг появился на кухне. – Джиллиан умолкла, как только она заметила удовлетворение на лице Камерона. Она только что проболталась, что ему не стоит опасаться миссис Поджетт.

– Ни братьев, ни сестер, которые могли бы неожиданно объявиться?

– Мы одни. – Теперь она поняла причину его упорного интереса к вопросу о слугах.

– Вам повезло.

– Вы действительно так думаете? Брат или сестра могли бы некоторые обязанности взять на себя.

– Скорее они бы вам все испортили. – Он не дал ей времени обдумать это утверждение. – Теперь ваша очередь.

– Что вы потребуете от нас? – спросила она.

– Ничего необычного.

Когда она попыталась сказать, что он одним своим появлением сломал их обычную жизнь, Камерон внезапно заставил ее замолчать, слегка прикоснувшись пальцем к ее губам.

– В ближайшие несколько недель вы должны будете делать то же, что всегда, но я буду ездить вместе с вами, и вы будете представлять меня в качестве нового ученика вашего отца. Я хочу, чтобы местные жители привыкли видеть вас в компании высокого темноволосого мужчины, чтобы солдаты махали рукой, пропуская нас, а констебль и вовсе не замечал меня.

– Не понимаю, каким образом то, что вы займете прочное положение в моем обществе, поможет королю бежать во Францию.

– Вы правы: вполне вероятно, что нам не придется способствовать побегу короля. Карл может отправиться другой дорогой – у него есть неплохие возможности бежать через Кармут или Брайдпорт, а чтобы добраться до моря здесь, в Брайтхелмстоне, ему пришлось бы пересечь практически половину Англии. Несмотря на это, мы должны быть готовы действовать, если потребуется. Наша маленькая группа лишь одна из многих ожидающих и надеющихся, что они пригодятся.

– О!

Странно, но теперь, когда в ней пробудился интерес, Джиллиан была почти разочарована, что их помощь может не понадобиться: Подобное разочарование она испытала однажды, много лет назад, когда ей не дали роль в спектакле, а в результате того, что она принялась настаивать, произошло несчастье.

Джиллиан тут же отогнала воспоминания, как делала это в течение многих лет.

– Значит, вы запугивали нас, и сделали своими заложниками просто так, и будете стараться понравиться местным жителям, не рассчитывая достичь цели.

– Возможно, – спокойно ответил Камерон, – а возможно, однажды ночью вы поедете к морю, и рядом с вами вместо меня будет сидеть Карл Стюарт – высокий темноволосый мужчина, присутствие которого не вызовет вопросов, если сейчас я хорошо выполню свою задачу.

14
{"b":"546","o":1}