ЛитМир - Электронная Библиотека

Джиллиан воспрянула духом. Нерешительным отец становился только в периоды просветления, когда освобождался от мрака, затуманивающего сознание, и понимал, что лишается рассудка. Если хоть ненадолго он сохранит способность к восприятию, то сможет вспомнить, как надо лечить Джейми Меткафа, чтобы его спасти. Она слишком хорошо понимала, что овладела лишь малой частью искусства, запрятанного в глубине слабеющего разума отца.

– Папа! Ты помнишь Джейми Меткафа? Ты еще вправлял ногу его жене Мэри, когда ее лягнула корова, а цирюльник был настолько пьян, что все лишь испортил… Так вот, теперь болен ее муж. Я испробовала все, чему ты меня учил, чтобы ему стало легче дышать, но ни одно средство не помогло.

Уилтон Боуэн смотрел на дочь, сонно моргая.

– Постарайся вспомнить, – настаивала она, – Джейми не может спать. Если он пытается уснуть, то чувствует, как будто гора давит ему на грудь. Ему приходится бороться за каждый вдох, он не может дышать, не прилагая чрезмерных усилий. Папа, он умирает.

Уилтон Боуэн нахмурился. Он хотел было заплакать от собственных усилий, которые ему приходилось прилагать, чтобы думать, вспоминать; но вдруг лицо его просветлело, став гладким и спокойным, как у ребенка. Джиллиан поняла, что снова его потеряла.

– Он не может дышать, – прошептала она.

– Вздор! – воскликнул Уилтон с самоуверенной веселостью, которая всегда была признаком болезни и умирания, и похлопал дочь по руке. – Ты красивая, молодая, здоровая женщина.

– Не я, папа. Джейми Меткаф. Постарайся сосредоточиться.

– Постарайся сосредоточиться, – повторил он. Они обычно так делали, чтобы он мог удерживать рассудок над болезнью и слабостью, пока она подсказывала, что говорить, подводила к тому, чтобы назначить подходящее лекарство.

Уилтон потеребил руку Джиллиан, пытаясь освободить ее от вожжей, и она не сопротивлялась, поскольку отчаяние лишило ее сил.

Отец прижал ее руку к своей груди и сделал глубокий вдох.

– Вот как надо правильно дышать. Вдох. Выдох. Дыши, как я.

– Трудно дышать не мне, а Джейми Меткафу.

– Неудивительно, что вы не можете дышать, барышня, – ворчал он. – Вы раздражительны и слишком много спорите. Я скажу дочери, она приготовит вам успокоительную микстуру.

– Я твоя дочь, папа, – прошептала Джиллиан. Душа ее разрывалась от боли.

– Делайте, как я говорю. Вдох. Выдох. Вдох. Выдох. – Отец не обращал внимания на ее отчаяние. Он успокаивающе похлопал ее по руке и опять затих в своем углу. Сделав еще несколько нарочито глубоких вдохов и выдохов, он вскоре забыл, почему так тяжело дышит, и снова заснул.

Итак, все бесполезно. В эту благоухающую лунную ночь смерть заберет Джейми Меткафа.

Ее мечты тоже придется похоронить. Уже несколько недель Джиллиан старалась не замечать признаков того, что состояние ее отца ухудшается. Увы, периоды просветления сократились настолько, что их уже не хватало, чтобы обсудить состояние человека, который в ту минуту не сидел перед ним.

Скоро наступит день, когда его с трудом обретенное искусство совсем погибнет, и они не смогут больше дурачить людей, внушая им, что Уилтон Боуэн сумеет их вылечить. Все будет кончено. Однажды все поймут, что ее отец больше не в состоянии их лечить, и снова начнут искать знахарей, шарлатанов, суеверных старух, а Джиллиан уединится с отцом за стенами деревенского дома, и будет ухаживать за ним остаток его дней и… И больше ничего. Тоже своего рода смерть. Конец. Ей вдруг захотелось, чтобы неопределенные безликие враги обрели наконец форму, и она смогла наброситься на них с кулаками и избить в отместку за крушение своих надежд.

Обида захлестнула Джиллиан, в то время как разум ее отчаянно протестовал. Джейми Меткаф пока молод, ему рано умирать. Отец слишком дорогой и любимый человек, чтобы потерять его, да еще таким образом, когда сердце разрывается от боли за него. Она чересчур долго пряталась, прежде чем научилась преодолевать свои страхи. Она становилась смелее, увереннее с каждым днем, втайне приобретая врачебные знания. Невыносимо было сознавать, что все так стремительно разрушилось.

Смерть была чудовищем независимо от того, высасывала ли она жизнь и рассудок мужчины или скромные мечты женщины. Чудовище.

Джиллиан закрыла глаза, спрашивая себя, не лишилась ли она и сама рассудка. Может быть, ей следовало прекратить бессмысленную борьбу, забыть о том, что необходимо привезти лишенного разума отца к умирающему человеку, которого она не сможет спасти, и остановить бег терпеливой лошади по залитой лунным светом дороге? Чего проще – укрыться за стенами своего дома и жить там тихо и мирно…

Но Куинни продолжала стучать копытами, а отец все так же равномерно похрапывал. Понятно, сидя без дела и надеясь, что смерть заберет ее, ей ничего не решить.

Джиллиан неохотно открыла глаза и тут же снова закрыла, чтобы рассеять возникшее жуткое видение. Когда она осмелилась вновь взглянуть сквозь ресницы, то обнаружила, что смерть ждет ее, как она только что опрометчиво того пожелала.

Смерть стояла посреди дороги – призрак в человеческом облике, но такой огромный, темный и пугающий, что его густая чернота могла поглотить их всех. На смерти был черный плащ, развевающийся на ночном ветру, и капюшон как у друидов, закрывающий лицо, но не скрывающий злых намерений.

Смерть пришла за ней, Джиллиан была в этом абсолютно уверена.

Сердце ее забилось с непривычной силой, но она тут же взяла себя в руки.

– Вперед, Куинни! – Она намеревалась проехать сквозь этот стоящий на дороге кошмар, ведь фигура смерти – всего-навсего галлюцинация…

И тут лошадь рванулась в сторону. Это было странно: спокойная старая Куинни не стала бы шарахаться от привидения.

Прежде чем Джиллиан успела оказать сопротивление или убедить себя, что кобыле просто передался ее страх, рука чудовища схватила уздечку, и фургон остановился. Джиллиан попыталась сохранить равновесие и одновременно обхватила одной рукой отца, чтобы не дать ему удариться головой о переднюю стенку повозки.

В этот момент призрак открыл снаружи дверцу фургона и оказался рядом на скамье. Он тяжело сел, царапнув кожаным сапогом по дереву и прошуршав по сиденью шерстью плаща; с собой он принес аромат сосны, как будто долго прятался в придорожном лесу, так что его плащ впитал в себя запах деревьев. От него исходило тепло, жар, который притягивал к себе наподобие того, как притягивает потрескивающий огонь после долгой ночной езды по округе. Хотя луна заливала серебром все вокруг, Джиллиан заметила приглушенный темно-синий свет его глаз и блеснувшие отполированным золотом пряди выбившихся из-под капюшона темных волос.

Он наклонился над ней, и от этого движения капюшон соскользнул с его головы. Ветер трепал его волосы и бил ими по ее лицу. Лунный свет затенял углубления у него под скулами и глазные впадины, придавая еще больше силы и мужественности лицу с тонкими чистыми чертами, выдававшими благородство происхождения. В нем билась такая энергия и жизнестойкость, что Джиллиан сразу поняла – это не призрак, а живой человек.

Однако появление живого человека испугало ее даже сильнее, чем призрачная смерть. Она отлично знала, что Фрейли уехал, и теперь ее некому было спасать.

Откинувшись назад, Джиллиан заслонила спящего отца.

– Кто вы и что вам надо? – начала она, заикаясь.

– Тсс. – Он приложил палец к ее губам.

Она застыла. «Пойманные охотником кролики иногда застывают от ужаса», – подумала Джиллиан. Но ведь она не робкий маленький кролик, кротко смиряющийся со своей судьбой, и должна кричать, хотя бы попытаться…

Для того чтобы дышать, ей приходилось вдыхать его запах, и вместо крика у нее вырвался звук, больше похожий на тоскливое хныканье.

– Тсс. Ваш отец спит. Вы же не хотите его разбудить? – прошептал он.

Джиллиан чувствовала, как он обволакивает ее своим теплом, приятным тембром голоса, от которого дрожит воздух вокруг. Она сглотнула и кивнула в знак согласия подчиниться его приказанию. Он не убрал палец, и ее губы скользнули по нему вверх, вниз…

2
{"b":"546","o":1}