ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ты замешан в убийстве Роберта? – мрачно спросил Камерон.

– Было бы глупо с моей стороны убивать человека, который приносит нам нужные сведения!

– Он прав, Делакорт, – кивнул лорд Харрингтон. – У меня есть своя теория по поводу того, что произошло; и я хочу обсудить это с вами. Идите же сюда.

На этот раз Камерон выполнил его просьбу, хотя предпочел бы наброситься на Баско и ткнуть в грязь его злобную физиономию. Эта враждебность и почти неодолимое желание задушить человека удивили его и вызвали у него стыд. Командир должен использовать слабости своих подчиненных – этому его учил отец в те давние годы, когда еще лелеял надежду, что старший сын займет его место в длинной веренице Делакортов, добившихся рыцарского звания. Старый Джон Камерон Делакорт, сэр Джон Камерон Делакорт, кажется, так и не понял, что прошли те дни, когда рыцари странствовали, защищая честь короля.

Увы, сэр Джон Камерон Делакорт, который только в пятьдесят с лишним лет обзавелся наследником, сошел в могилу, сетуя на судьбу, что дала ему сына, который любит мир и процветание. Сын наслаждался, обихаживая свою землю и заботясь о нуждах своих людей, и ему совсем не хотелось гоняться за славой или служить королю. «Риордану следовало бы стать моим наследником, – без конца жаловался отец, особенно в последние дни жизни, когда старый рыцарь стал слишком слаб, чтобы подняться с постели и не мог ничего делать, кроме как лежать и воскрешать в памяти былую славу. – Риордан умеет действовать, как настоящий мужчина».

Риордан – дерзкий, вспыльчивый Риордан – умер, занимаясь тем, чем больше всего восхищался его отец. Так Камерон оказался здесь, втянутый действиями своего младшего брата в то, чего никогда не хотел делать, и теперь рисковал своей жизнью и жизнями дорогих ему людей ради маловероятной возможности спасти опального короля Англии. Как, должно быть, отец теперь ликовал, глядя на Камерона из преисподней.

Осторожно продвигаясь в темноте, Камерон крепко прижал руки к телу, чтобы не наброситься на Баско и не превратить его в бесполезный кусок мяса.

Почему именно Баско? Не только из-за постоянной враждебности этого человека. Когда дело будет окончено и Камерон уйдет, Баско останется здесь, в Брамбере, в деревне, где он родился. Баско преследовал Джиллиан и раньше, а теперь, когда он догадывается о чувствах Камерона, арендатор будет еще упорнее добиваться любви и привязанности Джиллиан.

Баско и Джиллиан. При одной мысли об этом у Камерона от отвращения по телу поползли мурашки.

– Что случилось с Робертом, сэр? – тихо спросил Камерон, подойдя к Харрингтону.

– Давайте отойдем в сторону.

– Правильно, – громким шепотом произнес Баско. – Никто не должен подслушать, что вы там затеваете.

– Заткнись, идиот! – пробурчал кто-то.

– Ну, я с ним сейчас разберусь! – Камерон повернулся, но лорд Харрингтон успел остановить его.

– Потом. Сейчас мне надо вам кое-что сказать. Мы в опасности, и смерть Роберта доказывает это.

– Я слушаю.

– Незадолго до того, как вы внедрились к Боуэнам, Роберт ездил в Броуд-Виндзор на встречу с королем и его людьми. К тому времени Карл был в бегах уже четыре недели, и ему удавалось обходить все ловушки. Боюсь, ему настолько понравилось обводить Кромвеля вокруг пальца, что он стал слишком самонадеянным и со своими людьми устроился на ночь на постоялом дворе. Слава Богу, он хоть догадался назваться вымышленным именем. Они пробыли там не больше десяти минут, когда вошли по меньшей мере сорок солдат парламента, желающих провести ночь в том же постоялом дворе.

– Кто-то узнал короля?

Лорд Харрингтон невесело хмыкнул.

– Ни один из славных солдат Кромвеля короля не узнал, зато отличился сам хозяин постоялого двора. Этот тип исподтишка поглядывал в сторону короля, и Роберт боялся, что он в любую минуту мог спросить: «Вы Карл Стюарт?» Слава Богу, им все же удалось незаметно увести короля оттуда.

– И где он сейчас?

– Может быть, еще в Тренте, куда по его требованию и ездил Роберт. Карл собрал представителей всех групп, подобных нашей, чтобы разработать лучшую стратегию. Они спланировали возможные пути побега и объяснили королю, какие меры приняты в каждом пункте. Независимо от того, каким путем он будет продвигаться, каждая группа будет наготове, чтобы сопровождать его к следующему этапу.

– Если король устроил штаб в Тренте, то маловероятно, чтобы он решил бежать по нашей дороге. – Камерон довольно хорошо знал географию и понимал, что более удобные и крупные порты есть не так далеко от Трента, да к тому же до них легко добраться верхом.

– Как угадаешь, понадобимся мы ему или нет? – Харрингтон скрестил руки на груди и ссутулился; чувствовалось, что он смущен и разочарован. – В любом случае я вынужден отказаться от участия в этом деле. Кромвель призвал меня на службу, и я не смею отказаться, тем более принимая во внимание смерть Роберта. Сегодня на рассвете я отвезу семью в свое северное имение, а затем поеду в Лондон, где мне предстоит служить лорду-протектору.

У Камерона свело живот. Без финансовой поддержки Харрингтона он не видел никакой возможности подобрать другого посредника. Человека-то найти нетрудно: вокруг полно фанатичных роялистов, которые с готовностью пошли бы на риск и стали передавать королю сообщения, а также принимать их от него. Однако мало кто мог себе позволить держать хорошего коня, способного уйти от коней солдат Кромвеля, или имел достаточно денег, чтобы при случае дать взятку за молчание и за информацию.

– К несчастью, возвращаясь домой, Роберт встретился с теми же солдатами, которые были на постоялом дворе в Броуд-Виндзоре. Как видно, хозяин постоялого двора все-таки высказал свои подозрения относительно короля, и Роберту показалось, что после встречи с Карлом патруль увеличился в четыре раза. Кто-то, возможно, узнал в Роберте одного из спутников короля, и он опасался, что за ним следили до самого Брамбера.

– Роберт не должен был привести их к вам.

– Ну конечно, нет: мы встречались тайно, как всегда. Тем не менее, я подозреваю, что тот, кто следил за Робертом, рассказал обо всем Фрейли. Убийство Роберта – это неуклюжая попытка Фрейли заставить его сообщников выдать себя.

– Точно. Фрейли заявил собравшимся, что тот, кто сообщит что-либо об убитом, заслужит благосклонность лорда-протектора. – Камерон вспомнил, как Фрейли рассматривал каждого мужчину в толпе, в том числе и его, ожидая, не клюнет ли кто-нибудь на наживку.

– Поверьте мне, Делакорт, мой уход тяготит меня, но, думаю, вы меня поймете.

– Да уж, наместник графа Уильям Харрингтон может очень много потерять, если станет известно, какую роль он играл в Западном союзе.

– Я основательно замаскировал свой уход сегодня ночью. Такие вещи надо говорить лично, с глазу на глаз. Однако я стою здесь, а в ушах у меня звучат мольбы моей жены положить конец участию в этом деле.

Камерон подумал о Джиллиан и о том, как она настаивала на участии в спасении короля, и стал молиться, чтобы она приняла во внимание его предупреждение и не вернулась за ним. Он представил, как кольцо разъяренных солдат окружает фургон Джиллиан и к ее нежной шее приставляют шпаги, а затем кто-то обыскивает фургон и обнаруживает Карла Стюарта. Ему чуть не стало дурно. Он уже не помнил, почему свою месть Кромвелю считал настолько важной, что ради этого готов был рисковать жизнями Джиллиан и Уилтона Боуэнов.

– Ну что ж, сэр, коль скоро вы выходите из дела, то поймете меня, если я больше не буду вынуждать мисс Боуэн играть предназначенную ей роль.

– Вы не будете… – Харрингтон споткнулся. – Боже милостивый! Делакорт, мы сто раз говорили об этом. Главное, чтобы вас видели с Боуэнами. Не забывайте, что здесь важнее всего король. Король Англии не какой-то стареющий лекарь и его дочь, старая дева.

Всего несколько дней назад Камерон думал так же, но сейчас его охватила ярость: Харрингтон оправдывает стремление спасти свою шкуру, но требует, чтобы Камерон продолжал рисковать жизнями Джиллиан и ее отца.

37
{"b":"546","o":1}