1
2
3
...
46
47
48
...
63

В нарушение всех приказов, которые он отдавал, в лагере ярко горел костер. Кучка людей собралась вокруг мерцающего огня, больше заботясь о том, чтобы согреться, чем о том, чтобы оградить себя от прочесывающих округу солдат республиканской армии.

Никто даже не заметил Камерона, пока он не швырнул ногой в костер комок земли. Он бы и вовсе погасил пламя, если бы не остановился в изумлении, узнав недовольно глянувшего на него человека. Квинт. Тот, кого Харрингтон посылал предупредить короля об изменениях в плане.

– Что случилось, Квинт? Ты не нашел короля и вернулся?

Прежде чем Квинт успел ответить, из-за спины Камерона послышался насмешливый голос:

– Глянь-ка, не тот ли это милорд, который привык командовать нашим отрядом?

Камерон напрягся: даже воздух казался тяжелым от ненависти, которую источал Баско. Квинт встал.

– Я отправился искать короля, как приказал лорд Харрингтон, но дошел только до лагеря Западного союза в Хамблдоне, когда туда, шатаясь, пришел гонец: его послал король сообщить нам, что он вышел из Трента и направляется сюда. Он продвигается скрытно, останавливается вдалеке от хороших дорог, и нет надежных способов связаться с ним.

– Выходит, король не знает, что Харрингтон нас больше не поддерживает. И ты не смог передать ему новый план, разработанный мистером Баско? – Камерон надеялся на существование плана, не предусматривающего участие Джиллиан и ее отца.

В ответ на вопрос Камерона установилась неловкая тишина, и его невольно охватило беспокойство.

– Так вы разработали новый план?

– Мы собираемся составить его сегодня ночью, – раздраженно сообщил Баско. – И вы нас задерживаете.

Однако в голосе Баско не было уверенности. Остальные сидели на корточках вокруг костра и смотрели на Камерона с немой мольбой, как овцы, отданные в руки тупоголового пастуха.

Камерон не выдержал и громко выругался. Его освободили от командования, и теперь Баско не уступит ему власть без борьбы, на которую он не хотел тратить ни силы, ни время.

Не имеет значения, кто командует отрядом: важно спасти короля.

– Возьмите эти карты, сэр, – прохрипел он, и Баско, схватив сумку, прижал ее к сердцу, загораживаясь ею, как щитом.

Камерон обвел взглядом лагерь.

– Не более трех часов назад я столкнулся в лесу с республиканским солдатом. С ним произошел несчастный случай. Думаю, когда его обнаружат, этот лес обыщут намного тщательнее.

Один из мужчин издал похожий на хныканье звук, выплеснул в костер осадок из своей кружки, потом встал, потянулся и побежал в лес, как пес, которому дали пинка. До оставшихся долго еще долетали треск и хруст подлеска.

– Кто еще хочет нас покинуть? – резко спросил Камерон.

– В моем отряде нет места таким, как он, – огрызнулся Баско.

– Зато у нас есть место для вас, мистер Делакорт, – вступил в разговор Квинт. – Это не означает неуважение к мистеру Баско, но вы всегда были искусны в обращении с картами, составлении планов и всем таком прочем.

Неожиданно Баско кивнул, видимо, соглашаясь с Квинтом.

– Мне нравился наш старый план, – вздохнув, задумчиво сказал Родермел и придвинулся поближе к Камерону. – Чего проще: сидеть здесь и ждать короля, а потом посадить его в фургон мисс Боуэн, чтобы она отвезла его в Брайтхелмстон. В самом деле, план недурен.

Люди у костра одобрительно закивали, но Камерона это мало радовало.

Баско так и не стал настоящим командиром. Настроение в отряде упало из-за ухода Харрингтона, разжалования Камерона, недавнего дезертирства. Солдаты Кромвеля прочесывают лес, и никто не знает, где король. Если не предпринять решительных действий и не сплотить маленький отряд, его члены по одному скроются во мраке леса и Карл Стюарт, если он действительно придет сюда, обнаружит только остывшую золу костра, который вообще не следовало разжигать.

– Наш старый план. – Камерон с усилием проталкивал эти слова через горло, которое сжималось, не желая их пропускать, – тот план еще может сработать.

Баско вскинул голову, и на миг лицо его отразило благодарность, а кто-то – судя по голосу, Родермел – пробормотал:

– Слава тебе, Господи!

– Но в него надо внести некоторые изменения. – Баско явно желал показать свою власть.

– Верно. – Камерон обрадовался этому неосторожному замечанию, потому что оно давало возможность предложить меры, которые смогут хоть немного защитить Джиллиан. – Вы командир отряда, мистер Баско, так что от вас зависит, будут ли приняты мои предложения.

– Правильно. – Упрямо задранный подбородок Баско немного дрогнул.

– Например, – сказал Камерон, – мы можем не сидеть здесь в ожидании, пока на нас натолкнутся солдаты. Поскольку мы не знаем, где находится король, нам надо внимательнее следить за тем, что происходит вокруг. Вы должны разойтись, устроив посты на расстоянии полумили друг от друга. У нас достаточно людей, чтобы обеспечить наблюдение на расстоянии вплоть до Арундел-Хилла. Тот, кто обнаружит короля, проводит его к дому Боуэнов или к валунам у Скупперз-Филд.

При этих словах всех охватило необычайное возбуждение. Они опять едины – верноподданные англичане, вышедшие спасать своего короля.

– А мисс Боуэн будет катать милорда взад-вперед по лесу… – Хотя колкие слова были произнесены, обычная острота их притупилась.

– Заткнись, Баско, – оборвал его Квинт.

Все ждали от Камерона быстрого короткого кивка, которым он обычно одобрял их планы. Камерон кивнул.

Он снова завоевал каждого из этих людей, и ему не понадобились ни сила, ни шпага, чтобы одержать верх над соперником. Баско, несмотря на то, что обладал всеми качествами, которые отец Камерона считал обязательными для настоящего командира, так и не смог удержать людей.

Джиллиан. Это она убедила его вернуться сюда, поступить так, как требовала его честь, и сделать все возможное для спасения своего короля. Если бы не ее настойчивость, вряд ли он сейчас наслаждался бы ощущением одержанной победы. Теперь его задача – сделать, чтобы роль, которую ей предстоит сыграть, стала как можно меньше…

Люди, сидящие на корточках у его ног, стали понемногу передвигаться, пока не окружили его, грязные, неуклюжие. Его люди. Его отряд. У его короля появился проблеск надежды благодаря маленькой женщине, всей душой поверившей в мужчину, которого она знала только как Камерона Смита. Ей было безразлично, что он первый наследник Делакорт, которому не удалось заслужить рыцарство. Ее не волновало то, что у него отобрали Бенингтон-Мэнор, поделенное теперь между десятком приверженцев республики, и, вероятнее всего, навсегда.

Камерон решил, что скажет ей свое имя, когда попросит ее выйти за него замуж. Если они, конечно, доживут до этого блаженного мига.

Джиллиан легла спать, когда первые солнечные лучи уже заливали ее постель. Она вздрогнула от нового ощущения нежности и глубокой удовлетворенности в теле, потом улыбнулась, вспоминая каждый момент обретения этих новых ощущений. Камерон любит ее. Рука ее гладила пустое место рядом, и Джиллиан надеялась, что наступит время, когда он будет обнимать ее каждую ночь.

Маленькая птичка приветствовала рассвет восторженным пением, созвучным музыке в сердце Джиллиан, и она радовалась, вспоминая их медленные прикосновения в фургоне, когда они отпустили поводья и доверили Куинни самой везти их домой. О, эти поцелуи, которые она сначала робко дарила ему, и которых он требовал потом! Она была бесстыдной и требовательной, а он изо всех сил старался оставаться джентльменом и не пользоваться моментом, пока ее юбки не оказались сбиты наподобие подушки у нее под бедрами, и он овладел ею прямо там, на скамье фургона. Она как будто обезумела, когда Камерон вошел в нее.

Джиллиан улыбнулась в душе, стараясь внешне не выдать себя, хотя ее все равно никто не видел. Ей казалось рискованным открыто радоваться и наслаждаться эротическими воспоминаниями, страстно желать повторения пережитого, придумывать, что сделать, чтобы осуществить свои мечты. Прежняя Джиллиан Боуэн боялась рисковать даже в таких мелочах, как надежда на то, что она обрела любовь. Новая Джиллиан Боуэн, женщина, в которую она превратилась в объятиях Камерона, могла бы рискнуть чем угодно.

47
{"b":"546","o":1}