1
2
3
...
51
52
53
...
63

– Карл Стюарт больше не король Англии!

Слушая споры о том, как лучше его перевозить, Камерон с трудом подавил раздражение. Вдруг он услышал топот копыт и скрип колес фургона, который он узнавал так же, как знакомые голоса.

Это были Джиллиан и ее отец.

Камерон пал духом. Было уже далеко за полночь. По его расчетам, визит милосердия давно уже завершился, и Джиллиан сейчас ехала в Лондон. В том, что он пообещал ей пять дней, ему оставалось винить только самого себя.

Пять дней. От этой мысли Камерон немного приободрился. Даже после такой долгой задержки Джиллиан сможет надежно укрыться в Линчестере до того, как поднимется шум и крик, если только она вовремя уедет из дома. Она должна сделать это, другой возможности быть вместе у них нет.

– Как это кстати. Конфискуйте экипаж! – неожиданно приказал командир.

Когда Джиллиан подъехала ближе, один из солдат окликнул ее. Камерон не слышал разговора, только тихое бормотание солдата и резкие возражения Джиллиан.

Один из охраняющих Камерона солдат надавил острием сабли ему между лопатками, и он споткнулся – ему мешали идти путы на ногах, да и не заинтересован он был приближаться к фургону. Ему не хотелось, чтобы Джиллиан увидела его. Несмотря на то, что он сам добивался этого ареста, стоять связанным и покоренным было унизительно.

Острие сабли снова укололо Камерона, и по спине его медленно поползла густая теплая кровь.

– Иди быстрее, иначе лезвие будет входить с каждым разом глубже, – рявкнул его мучитель, – и в конце концов проткнет тебе сердце.

У Камерона был соблазн позволить солдату выполнить свою угрозу – в таком случае для него все кончилось бы здесь и сейчас, – но он подумал: «Это Джиллиан. Она все поймет. Она не будет считать меня слабаком из-за того, что я позволил другим при помощи насилия одержать над собой верх».

Легкая улыбка тронула его губы, и, почувствовав необычайный прилив сил, он медленно двинулся в сторону Джиллиан, сохраняя достоинство, насколько это позволяли спутанные ноги.

Спор между Джиллиан и командиром стал слышнее, и Камерон уловил конец фразы:

– …отвезти Карла Стюарта.

Она, должно быть, поняла, что произошло, но сумела не показать этого.

– Мне все равно, пусть хоть сама добродетельная королева Бесс воскресла из мертвых ради одного лишь удовольствия прокатиться в моем фургоне! Лорд-протектор говорит, что королевская кровь не дает никаких прав на особые привилегии. Вы не можете забрать мою лошадь и фургон только потому, что Карлу Стюарту вздумалось в нем покататься.

Услышав ее слова, Камерон не мог не улыбнуться.

– У вас нет выбора, мисс. У нас только верховые лошади, так что вы можете возвращаться домой. Вашу кобылу и фургон мы вернем в целости и сохранности, даю вам слово офицера.

– А что нам делать, если кто-то заболеет и нас вызовут? – возмутилась Джиллиан. – Как мы с отцом… – Ее голос замер, когда она заметила Камерона, рот приоткрылся, глаза округлились. Едва заметная дрожь пробежала по телу Джиллиан, и, ощутив прилив желания, Камерон вспомнил, как она трепетала в его объятиях. И тут же его охватил страх. Если она немедленно не возьмет себя в руки, то может все испортить. «В тебе же есть такая способность, девочка моя», – мысленно подсказал он ей.

С ужасом смотрел он, как Джиллиан поднимает руку. На какую-то секунду дьявол шепнул ему: «Она сейчас покажет на тебя. Это конец. Она тебя выдаст».

Однако Джиллиан только прижала руку к сердцу, продолжая пристально смотреть на него своими прекрасными глазами. Ее отец сидел рядом с ней, ссутулившийся и испуганный.

Ярость охватила Камерона при мысли, что солдаты напугали этого благородного человека. Уилтон Боуэн повернулся, как будто почувствовал на себе взгляд, и увидел Камерона.

Старик сразу выпрямился. Он так искренне обрадовался, что у Камерона перехватило дыхание. Его родной отец никогда не смотрел на него с такой теплотой.

– Да ведь это… – начал доктор Боуэн.

– Папа, посмотри, солдаты говорят, что схватили короля Карла Стюарта, – перебила отца Джиллиан.

– Короля? Карла Стюарта?

Камерон не понял, уловили или нет солдаты неуверенность в голосе доктора Боуэна и смущенный взгляд, который он бросил на дочь; однако как только Джиллиан решительно кивнула, мимолетное, ненадолго вернувшееся к нему сознание заострило черты лица старого доктора.

– Король Карл Стюарт, – повторил он. – Ну что ж, я думаю, это возможно.

Доктор отклонился назад и стал внимательно разглядывать Камерона.

– Вы немного выросли, с тех пор как я лечил вас и вашего отца, не так ли, юный Чарли? Я бы ни за что не узнал вас.

– Мой отец был раньше придворным врачом, – пояснила Джиллиан. Глаза ее сверкали, а голос звенел от гордости за отца.

– Можете быть уверены – король никогда не забудет ваших услуг, – мягко заметил Камерон. Он гордился Джиллиан. Ему было непонятно, почему стягивающая его руки веревка еще не разлетелась в клочья на его напрягшейся груди.

– Меня очень утешает, что вы и ваш отец заботитесь о здоровье английского народа, мисс, – продолжал играть свою роль Камерон.

Джиллиан сразу поняла, что он спрашивает ее о результате лечения женщины с болями в животе.

– Мы делаем все от нас зависящее, – сказала она. – Тем, кому не можем помочь, хотя бы облегчаем страдания.

– Вы не можете иначе, мисс, я это чувствую, и мне кажется, что можете вы поистине много.

Капитан оборвал разговор коротким ударом кулака.

– Хватит нести вздор, ваше величество. Я слышал, что вы охочи до женщин, но никогда не думал, что зайдете так далеко: будете флиртовать, даже связанный с головы до пят.

Камерон криво улыбнулся и пожал плечами, как бы говоря, что не может себя сдержать.

– Согласитесь – эта леди вызвала бы восхищение любого мужчины.

– Хватит болтать. Выходите из фургона, мисс. Я дам вам свою лошадь и… – он пристально осмотрел своих всадников, – и еще вон ту. О вашей лошади и о фургоне мы позаботимся – вернем их вам сегодня, после того как доложим о поимке Карла констеблю. Думаю, он настолько обрадуется новости, что одолжит нам казенный экипаж.

Констебль. Фрейли. Камерон похолодел. Фрейли сразу увидит, что это не Карл Стюарт. Проклятие! Каждый раз, думая, что выбрался из неприятности, он тут же попадал в другую.

– О, как это мило с вашей стороны, – заворковала Джиллиан. – Я и не знала, что республиканские войска должны обо всем докладывать местному констеблю…

– Мы оказываем ему любезность, мадам.

– Не важно. Я уверена: мистер Фрейли будет в восторге, когда вы передадите ему короля, – сказала Джиллиан. – Он будет счастлив получить награду за поимку этого беглого негодяя.

– Он не получит награду! – возразил капитан.

– Конечно, получит. Ведь вы, наверное, у него в подчинении…

Капитан и солдаты обменялись удивленными взглядами.

– Вообще-то у нас нет времени на любезности. Думаю, лучше поспешить с пленником прямо в Лондон, – наконец сказал капитан. – Вы, Эдмондс, поезжайте в деревню и доложите констеблю о том, что мы захватили короля. Но сперва проводите до дома леди и ее отца.

Эдмондс жестом подозвал еще одного солдата.

– Скачи прямо по дороге и останавливайся около всех отрядов, какие увидишь. Сообщи им, что капитан Уокер со своими людьми захватил Карла Стюарта и собирается немедленно отвезти его к лорду Кромвелю. Скажи также, что мы послали гонца в Брамбер, чтобы он поставил мистера Фрейли в известность о нашем успехе. Никому не придется беспокоиться и специально посылать с ним конвой.

Капитан Уокер легким кивком головы одобрил план, благодаря которому слава достанется тому, кому положена по праву.

Джиллиан с помощью солдата вышла из фургона, похлопала по спине свою лошадь и заметила:

– Куинни устала, к тому же она привыкла только к коротким поездкам. Быстро бежать она не будет, тем более до Лондона. Уверена – именно это вам и нужно, – ведь вы хотите, чтобы констебль Фрейли догнал вас.

52
{"b":"546","o":1}