ЛитМир - Электронная Библиотека

Я придержала для него калитку.

– Даже не знаю, с чего начать, дядюшка.

Он посторонился, пропуская вперед Бернадетту. Она кивнула и вошла в калитку первой. Я дождалась, когда дядя Мо последует за ней, а потом изобразила невинное удивление:

– Сестра Бернадетта?

Она обернулась. Я выразительно покосилась в сторону дороги:

– А как же служба доставки? Бернадетта нахмурилась и побагровела:

– А? Ох… я… – Она стала озираться. – Может… это…

– У меня идея. Сейчас провожу дядю Мо до порога, – сказала я, – а потом, если хочешь, вернусь к тебе и помогу донести коробки.

– А… – Бернадетта обреченно замотала головой и отвернулась. – Ничего страшного!

Когда она встретилась со мной взглядом, ей удалось выдавить улыбку. Мы с дядей Мо переглянулись и подняли брови. Этот знак был равносилен недоуменному пожатию плечами – даже сторонний наблюдатель, мало знакомый с обстоятельствами дела, мог бы заключить, что из троих персонажей двое мало-мальски сносно умеют врать, а третьему не мешало бы у них поучиться. В сущности, именно это мы с дядюшкой имели в виду.

– Тогда пойдемте все вместе, – сказала я.

– Вот и отлично. Я один с двумя такими красотками, – самодовольно произнес дядя Мо.

– Это большой сюрприз, дядя Мо, – с нажимом сказала я.

– И не говори! – подхватил он. – Как видишь, импровизация – мой конек.

– Очевидно, доставка задерживается, – слабо вякнула Бернадетта. – Вернусь-ка я туда попозже.

– Дельная мысль, сестра.

– Вот именно. Лучше не придумаешь.

Каждый со своей ложью, мы шли по дороге к дому. Я изложила дяде Мо краткую версию своих приключений, объяснив, какая судьба постигла жлоньиц. Ему – единственному из мужчин – я смиренно намекнула о вчерашних амурных поползновениях деда. Слегка помрачнев, дядя Мо тут же изобразил недоумение, но не стал продолжать эту тему и только рассеянно улыбнулся, как будто мы не совсем поняли друг друга. На Бернадетте лица не было. Споткнувшись, она оперлась на зонт, который от этого погнулся.

– Зонтик, похоже, приказал долго жить, – сказал дядя Мо.

Бернадетта лишь удрученно кивнула.

Дядя Мо вытащил из кармана пальто фляжку и несколько раз приложился к горлышку, пока мы не дошли до общинных строений.

– Для профилактики, – объяснил он.

На подходе к ферме он забрал у меня саквояж; Бернадетта прибавила шагу, чтобы первой оказаться дома, но вовремя одумалась. Я проводила их с дядей Мо до дверей кухни и стала прощаться.

– А ты куда? – с порога спросил дядюшка.

Мне в нос ударил запах еды; до слуха донесся неровный гул голосов, сменившийся громкими радостными приветствиями.

Потупившись, я ответила с печальной улыбкой:

– Меня… просили здесь не показываться.

Дядя Мо сжал мой локоть:

– Бедняжка. – И выражение лица, и тон голоса были совершенно серьезными.

– Ничего страшного, дядюшка, – просветлела я. – Зато тебе гарантировано свободное место. Приятного аппетита. Еще увидимся.

– Постараюсь тебе помочь, Айсис, – вполголоса бросил он.

– Спасибо, – шепнула я.

Отступив на шаг назад, я развернулась и пошла к себе. Сначала, вопреки обыкновению, семенила мелкими шажками, не поднимая головы, но потом перешла на широкий шаг и расправила плечи. Не знаю, смог ли дядюшка оценить мое актерское мастерство, но я собой гордилась.

Где-то хлопнула дверь; тут же послышались шаги. Оглянувшись, я заметила Аллана, который выскочил из особняка и заспешил через двор по направлению к ферме.

Глава 19

– Раз уж так сложилось, Исида, можешь некоторое время погостить у меня в Спейдтуэйте – для твоей же пользы. Что скажешь?

– Хм. – Я положила ногу на ногу и сцепила руки.

Мы опять собрались на совещание: Аллан, Эрин, дядя Мо и я. Было уже поздно; в конторе горели лампы. За мной посылали сестру Бернадетту.

– Во всяком случае, это вариант, – сказал Аллан. – Если надумаешь принять приглашение дяди Мо, знай, что путь назад тебе не заказан. Считай, у тебя обратный билет с открытой датой. – Он улыбнулся.

– Понятно.

Я только делала вид, что раздумываю. На самом деле мне было предельно ясно, зачем приехал дядя Мо и какие от него поступят предложения; у меня уже созрел план, как себя вести и что отвечать.

– У одного моего знакомого в Спейдтуэйте есть свой театр, – сообщил дядя Мо.

– Неужели? – удивилась я. – Настоящий театр?

– Представь себе, – подтвердил дядя Мо. – Правда, его переоборудовали под кинотеатр.

– Так-так.

А с недавних пор частично приспособили под азартные игры. Точнее, полностью, – признался дядя Мо и посветлел лицом. – Ну, не важно. Главное – в нем установлен орган. Причем, смею заверить, великолепного качества. Размерами больше экрана. Мне говорили, ты мастерица играть на органе, Исида.

У меня на языке вертелись ядовитые сравнения с Мораг, но я лишь улыбнулась и снова хмыкнула.

Очевидно, дядя Мо решил бросить в бой силы второго эшелона; щелкнув пальцами, он выразительно изогнул брови:

– А у другого знакомого, с работы, орган имеется прямо в доме!

– Неужели? – Я повторно изобразила удивление.

– Да-да, отдельно стоящий, с двумя рядами клавиш.

– С двумя? Надо же!

– Точно говорю.

– Видимо, Исида не хочет уезжать, – предположила сестра Эрин, приглаживая тугую кичку, из которой не смел выбиться ни один волосок.

– Не хочет – не надо, – рассудительно сказал Аллан. – Конечно. Конечно. – Сложив ладони домиком, он поднес концы указательных пальцев ко рту и постукал себя по губам. – Разумеется.

Я давно научилась распознавать подтекст его речей и жестов; кажется, в моем присутствии он ни разу не сказал просто «нет». Сдается мне, он и «здравствуй» может произнести с прощальной интонацией.

– Все верно, – сказал он, вытягивая одну руку в сторону Эрин. – Но с другой стороны, – другая рука симметрично вытянулась в противоположную сторону, – Сальвадор очень сильно… расстроен из-за Айсис. До такой степени, что не хочет ее видеть, как ни прискорбно. – Он одарил меня сочувственным взглядом. – Правда, само по себе это не имеет решающего значения, так как он почти не выходит из своих покоев, но когда ему хочется, к примеру, самому провести собрание или разделить с нами трапезу, тут возникают некоторые сложности, так что мы вынуждены просить Ай на время уехать, причем с его ведома, и это… огорчает его еще сильнее. Не исключено, что он, так сказать, ощущает себя в заточении, поскольку не хочет лишний раз выходить, чтобы ненароком не встретить Ай, а из-за этого не может отрешиться от мыслей о том, что у нас произошло… Само собой разумеется, – еще один взгляд в мою сторону, – такое положение недопустимо. Следовательно… – Аллан опять сложил пальцы домиком и уставился в потолок. – Следовательно, напрашивается аргумент в пользу того, чтобы Айсис на время уехала, тогда у Сальвадора будет возможность прийти в себя, поразмыслить, разобраться в том, что случилось, а у нас, если уж говорить начистоту, – его взгляд скользнул от Эрин ко мне, – появится возможность его успокоить, чтобы можно было, так сказать, окончательно… разобраться в том, что у нас произошло. – Он закашлялся, отвлекая внимание от бессмысленных повторов.

– Понятно, – сказала я.

– Заодно и развеешься! – вставил дядя Мо.

– Пожалуй. – Я не спорила.

– Следует учесть, – заговорила Эрин, – что сестра Исида только-только вернулась после утомительных скитаний. Наверное, она безумно устала.

– Ничуть, – сказала я.

– Вот и славно, – заключил дядя Мо, как будто все уже было решено.

Я кивнула:

– Действительно, теперь я и сама понимаю, что мне лучше на время уехать, но прежде надо многое обдумать.

Аллан тоже кивнул:

– Правильно. Утро вечера мудренее.

– На том и порешим! – сказал дядя Мо.

Эрин посмотрела на каминные часы:

– Ну что ж, время позднее…

С этим никто не спорил, всех уже клонило в сон.

62
{"b":"5461","o":1}