ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— В котором часу в понедельник, — уточнил он, — я могу ознакомиться с новыми снимками?

36

Они молчали всю дорогу через западную часть Центрального парка в направлении дома, но Келп не выдержал и заговорил первым:

— Итак. Что ты об этом думаешь?

— Я думаю, — ответил Дортмундер.

— Дай-ка я скажу, что я думаю об этом. То место настоящий клад. Оно полно ценных вещей; мы могли бы взломать его лишь одной ложкой, а после на твоем «одолженном» грузовике…

— Ты не понимаешь, с кем ты имеешь дело, — предупредил Джон с упреком.

— Не сейчас, — объяснил Келп, — а позже, когда все закончится.

Дортмундер одобрительно кивнул, и они продолжили свой путь по утопающей в солнечных лучах зелени, зеленых легких города.

— Значит, ты согласен?

— Что значит согласен?

— Мы работаем с ним. Ведь мы будем работать с ним?

— С кем, с Клаверацком? — удивился Дортмундер. — У тебя есть идеи по лучше?

— Я подумал, что ты обдумываешь это.

— О чем тут раздумывать? Для этой работы он подходит как нельзя лучше. Я знал, что ты найдешь нужного парня, и ты сделал это.

— Спасибо, — скромно ответил Келп, но снова вернулся к начатому. — Джон, а что если тот парень, Гай, согласиться — ты понимаешь, о ком я говорю, тот парень. Если ты думаешь не о нем, тогда о чем ты думаешь?

— О помощниках, — ответил Джон. — На этот раз мы должны привлечь других людей.

— Но мы можем обойтись и собственными силами, ты и я, — предложил Келп. — С теми, кого мы знаем. Все просто.

— Я буду занять другими делами, — ответил Дортмундер. — Сегодня уже четверг, а мы должны выполнить работу в субботу вечером. Таким образом, ты, я и Тини должны встретиться сегодня, прямо сейчас. После я увижусь с Грийком, а затем…

— Знаешь, — заметил Келп, — ты единственный, как мне кажется, правильно выговариваешь его имя. Очень хорошо.

— Спасибо. В любом случае, я должен найти его и мы отъедем, а ты с Тини найдешь нужных нам людей. Встретимся все вместе завтра вечером в «Баре и Гриле». Я вернусь к этому времени.

— Вернешься? Ты и Грийк? Куда ты едешь?

— Кататься на лыжах.

Келп внимательно посмотрел на траву, солнце и людей в майках.

— Думаю, — сказал он заботливым голосом, — сейчас не совсем удачное время года.

— Для моих лыж — самое то.

37

— Ну, — сказал Мэй, — неплохо, как ты думаешь?

— Как в мотеле, — ответил Дортмундер.

— И в этом есть своя прелесть, — не унывала Мэй.

Женщина еще раз обвела взглядом устланный сплошным розовым ковром пол, обитые бежевой тканью стены, мебель в средиземноморском стиле из натурального шпона с выдвижными ящиками, которые легко открывались и закрывались. Кремовые покрывала закрывали всю площадь двух огромных кроватей. Настенные бра и висячие лампы на тускло-золотистой цепочке. Большой телевизор на высоком шкафу, за дверцами которого можно спрятаться целиком, казалось, что его привезли из собора. Из очень «блестящего» собора.

— Чувствую себя здесь не как дома, вот, что я имела в виду, — объяснила Мэй.

Дортмундер стоял перед стеклянной дверью и смотрел через нее, поверх балкона — их собственного балкона, столик со стеклянной столешницей и два белых шезлонга — на зеленые холма Вермонта с длинными вертикальными полосками лугов, которые теперь выполняли функцию межсезонных лыжных трасс.

— Грийк должен быть здесь.

— Расслабься, Джон, — успокоила его Мэй. — Ты ведь не хочешь, чтобы он связался с тобой, тем самым разоблачив себя, и в любом случае ты ничего не сможешь сделать до вечера.

Дортмундер кивнул. Продолжая смотреть на пейзаж за окном, он произнес:

— Здесь многое вызывает плохие воспоминания, понимаешь?

Под висячей лампой в окружении двух кресел с мягкими сиденьями стоял круглый стол из темного дерева. Мэй присела на один из них и пришла к выводу, что он не такой комфортный каким казался на первый взгляд.

— Ты хочешь поговорить об этом, Джон? — спросила женщина.

Хочет он? Наступило молчание. Он размышлял. Затем вздохнул и покачал головой:

— Самое главное, — сказал он, теперь уже глядя на собственное тускло-зеленое отражение в стекле, — сделать все максимально быстро.

— Но ты ведь все продумал заранее, верно?

— Как я могу быть уверен? Меня ведь там нет. Не могу же я оказаться в двух местах одновременно, но это уже совсем другая проблема. И еще, Мэй… — добавил он и повернулся к ней.

Его унылое лицо встретилось с жизнерадостным лицом женщины, которая сидела, положив руку на стол, и постукивала пальцами в поисках несуществующей сигареты.

— …я всегда считал и пытался убедить тебя в этом, что ты не должна выполнять сложную работу.

— Верно, — согласилась она.

— Если с работой не могут справиться пятеро взрослых мужчин, то лучше от нее отказаться. Вот как я всегда говорил.

— Я слышала, — подтвердила она.

— Вот мы, а вот это дело, которое нужно выполнить одновременно из двух, нет трех мест. И кто знает, сколько парней в склепе той церкви, собора «Реки крови» занимаются поиском стеклянного сундука — и что получается, сотни мужчин?

— Не может быть, слишком много, — сказала Мэй.

— Но больше пяти.

Дортмундер повернулся к стеклянной двери. Устав глазеть на свое собственное отражение, он схватил ручку двери, дернул ее и… почувствовал острую боль в руке. Еще один, более сильный толчок — и дверь скользнула по хорошо смазанной рельсе, ударилась о наконечник и скромно закрылась перед ним. Он мягко открыл ее снова и наконец-то посмотрел на весь этот пейзаж без прежних декораций, почувствовал настоящий горный воздух на лице и произнес:

— И я до сих пор не нашел замка Хочмена.

— Ты отыщешь его, — заверила Мэй. — Ведь до сих пор все шло как по маслу?

Ну, конечно, ведь до сих пор все было не сложнее цифры 800.

Дортмундер проинструктировал Тини и Келпа, решил последние организационные вопросы с Грийком и позвонил по номеру 800 в HAPHOUR. Он забронировал два билета в гостинице на сегодня в Kinohahа, в стоимость которых входила доставка специальным автобусом — его почему-то называли маршрутным такси — который выехал из Портового Управления в 2:00 ночи и прибыл в отель в 18:15. Мэй собрала чемоданы, вызвала такси в порт в 1:58.

— Времени предостаточно, — заметила Мэй, и они успели поймать почти пустой маршрутный автобус, даже сели в правом ряду справа, откуда было удобнее наблюдать за дорогой.

Дортмундер решил, что водитель, который делает два рейса по этому маршруту, знает самые быстрые пути. Он доверил выбор дороги водителю и лишь отмечал все их передвижения, зная, что Стэн Марч будет недоволен каждым поворотом этой дороги. Он выполняет свою часть плана. И он не потеряет этот листок.

18:30 долгий июньский день подходил к своему логическому заключению. Они заплатили одной из карточек Арни Олбрайта годной до вторника за номер 1202. Пришло время для следующего пункта плана. Он сделал глубокий вздох чистого воздуха, закашлялся, отвернулся и произнес:

— Закрыть или оставить так как есть?

— Ах, открытой, — ответила Мэй. — Люблю свежий воздух.

— Хорошо. Пойду, прогуляюсь.

— Приму ванную, — сказала Мэй, которая в отличие от Дортмундера, знала, как расслабляться на отдыхе.

Дортмундер неуверенно кивнул, порылся в карманах, где нашел ключ от номера и ушел.

Холл был огромен. Не высокий, но длинный и широкий. Акры невзрачного коврового покрытия, пустые диваны и огороженные шнуром тропические растения. Громадная площадь вестибюля простаивала впустую. А все потому, что после Второй мировой проектировщики надеялись, что когда-нибудь… когда-нибудь, особенно в этом штате, в котором и строился курорт, легализуют азартные игры. И чем все закончилось? Прямо здесь мы и сделаем ставки.

Дортмундер шел вдоль рядов из заброшенных игровых автоматов и оглядывался по сторонам. Нет, он не искал Грийка. Тот должен был загрузить в багажник посольской машины весь шпионский инвентарь, и найти какую-нибудь гостиницу типа «постель и завтрак» недалеко от них. Вермонт славился своими гостиничными номерами с включенным завтраком, что располагались в интересных с точки зрения истории зданиях, сохранивших оригинальные архитектурные формы. Владельцы таких отелей приветливы, комнаты радуют еще прочной антикварной мебелью и предметами интерьера от Laura Ashley повсюду — и поужинает, пока Дортмундер и Мэй сделают тоже, но на горе Kinohaha. Столик в ресторане уже оплачен (или нет, учитывая способ их оплаты). Затем Грийк отправится на Kinohaha и будет прогуливаться неподалеку холла — огромного лобби — пока Дортмундер его не заметит. Не подавая виду, что они знакомы, Джон пойдет следом за Грийком. Они оба сядут в машину и направятся в сторону…

48
{"b":"546229","o":1}