ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Извините, что занял ваше время, сэр.

Но мысли Градеца были заняты нижними частями Кристалл.

— Отлично, — ответил он и, взяв под локоток даму этого вечера, повел ее на корабль.

По дороге они столкнулись с сержантом смены, тощим малым пареньком, который подошел к ним:

— Добрый… — затем рукой подавил гигантский зевок и со слезящимися глазами попробовал еще раз. — Добрый вечер, посол. Я Фентон. Обстановка спокойная.

— Хорошо, — ответил Градец. — Продолжайте.

— Ребята благодарят за вашу заботу, сэр, — Фентон пошел следом за Градецом, отдавая при этом полуофициальный салют.

— Да, да, — сказал Градец, не слушая и продолжая двигаться.

Эти серебристые ноги в мягкой темноте быстро двигались рядом с ним в направлении корабля.

Как только Градец и Кристалл приблизились к кораблю, двое охранников прямо у входа подскочили со своих раскладных кресел. Оба улыбнулись и кивнули в знак приветствия. Один из них внезапно прикрыл рот рукой, зевок успешно ликвидирован. Градецу тоже захотелось зевнуть, но он остановил себя. Он не может себе этого позволить. Прежде чем уснуть, необходимо много чего сделать, много, ох, много.

На часах было начало третьего, когда Градец выключил свет и утонул обессиленный в объятиях дорогой Кристалл. Не было еще трех, когда грубые руки включили свет и толкнули плечо и голову Градеца. Грубый голос произнес:

— Проснись и пой.

Градец широко открыл глаза. Рядом с ним сидела Кристалл с открытым ртом, из которого вот-вот должен был раздаться крик, но еще одна сильная рука легла на ее губы, и крик вернулся обратно в тело девушки. В руке виднелся белый платок. Запах хлороформа наполнил комнату, и глаза Кристалл стали стеклянными.

Комнату заполнили мужчины в лыжных масках. В июне? Градец еще не отошел от сна с серебряными ногами, смотрел растерянно по сторонам и увидел лишь одно открытое знакомое лицо.

— Карвер! — закричал он при виде раболепствующей фигуры доктора Зорна возле двери.

Зорн отказывался взглянуть на него. Одной рукой он потирал другую, а при звуках своего имени дернулся всем телом.

— Карвер! — позвал своего бывшего одноклассника из осигребского политехникума. — Что происходит?

Но, то был уже не его старый друг Карвер Зорн, кто мог откликнуться на его просьбу. Нет, Зорн жалостно моргал глазами при виде иглы шприца, которую достал из небольшой коробки самый крупный и самый противный захватчик. Другой же незнакомец черты лица которого надежно скрывала ужасная фиолетового цвета лыжная маска, усыпанная отвратительными зелеными снежинками, произнес:

— У нас под контролем корабль.

Диддамс! Градецу хватило ума не ляпнуть это имя вслух. Вместо этого он уставился на приближающийся шприц.

— Это похищение! — орал он.

— Отлично, — донеслось из-под маски флегматичного Диддамса. — Я раньше этого не делал.

43

Когда в субботу вечером Стэн Марч и бригада взломщиков: Гарри Матлок и Ральф Демровски прибыли в Вермонт, замок был «готов», как 15-летний мальчик после двухчасовых прелюдий. У замка было две ночи полных предварительных ласк, и он просто сгорал от желания быть ограбленным.

Грийк Крагнк вдоволь наигрался здесь. Вчера, в пятницу он подъехал и забрал команду водителей Фреда Лартца и его «рулевого» — жену Тельму, плюс взломщика Ральфа Уинслоу, с неизменным стаканом и кубиками льда в нем, а также грузного усача, мастера на все руки Гуса Брока. Фред и Тельма остановились в том же номере на Kinohaha, что и Дортмундер до них, Грийк разместился в гостинице с включенным завтраком, а Ральф и Гус с помощью одной из «тикающих» кредиток Арни Олбрайта заказали себе мотель у подножия горы. В пятницу ночью они не только запускали сигнализации, наблюдали за реакцией, но и разместили в замке и в пристройках шпионские штучки Грийка, а также проделали некоторые предварительные работы по обезвреживанию системы сигнализации.

Пока эта группа выполняла тяжелую часть работы в Новой Англии, в Нью-Йорке доктор Зорн, привязанный к скамейке в своей церкви, коротал время за изучением гидродинамики. А когда Энди Келп поставил доктору диагноза «готов», Грийк, Фред с Тельмой, Ральф и Гус ложились в свои постели, чтобы за день как следует выспаться.

С наступление темноты в субботу в замке началось настоящее веселье. Телефонные линии, которые они прослушивали, накалились от яростных телефонных звонков. Телевизионные мониторы, установленные ими же в обеих пристройках, показывали сходящих с ума защитников имущества и их напрасные старания. Систему аварийной безопасности уже сняли, и она смирно лежала на дне неорганизованной свалки Гарри Хочмена. Вскоре наступила полная и плодотворная тишина.

А в это время в Нью-Йорке доктор Зорн «подлечил» пиццу, а Энди Келп отвез ее. Затем он обыскал несколько стоянок возле больниц и парковок, прежде чем нашел то, что искал: большой фургон с раскладными сиденьями в салоне и регистрационными знаками. Он твердо верил, что врачи лучше других понимают разницу между комфортом и дискомфортом, поэтому Келп в основе своего автомобильного выбора положил медицинский фактор. И как всегда оказался прав. Фургон передвигался нормально, салон мягкий и хорошо оснащенный, так что, транспортировка восьмерых людей, из которых трое были без сознания, не вызвала бы никаких затруднений.

Время решает все. Охранники уже осоловели, но еще не уснули, когда Градец с дамой сердца вернулись домой около часа ночи. В это же время Стэн Марч двигался задом на «одолженном» грузовике вниз по дороге, что вела к замку, и вскоре остановился у широкой двери, ведущей в галерею Хочмена. Ральф Уинслоу, отпив из стакана в одной руке, другой открыл своему коллеге дверь. В другом месте, в Нью-Йорке другой эксперт по замкам Уолли Уистлер провел рукой по воротам, ведущим на территорию Вотскоэк, и те распахнулись с легким вздохом.

Уолли, Дортмундер, Келп, Тини, Джим О’Хара и присмиревший доктор Зорн вошли на территорию суверенного государства, прошли мимо охранников, которые развалились на своих раскладных стульях и не создавали проблем, и направились к послу и его другу. Зорн не проявил сопротивления, когда потребовалось ввести прививку Краловцу и усыпить его барышню хлороформом. Зорн вел себя тихо, беспроблемно, поэтому они разрешили ему без их присмотра пойти к фургону. Там же, не проявив никаких возражений, доктор ввел себе дозу снотворного.

А на Зеленых горах корректировалось размещение и положение сокровищ из галереи искусств Гарри Хочмена. Грийк Крагнк вошел в помещение так осторожно, как слон в комнату полную мышей. Он нес стеклянный ларец, украшенный драгоценными камнями, который доставили из собора «Реки Крови» через Атлантический океан. Его разместили на специальном, изготовленном для него пьедестале. Для этого пришлось немного «подкорректировать» торс Бранкузи.

Двигаясь аккуратно, но эффективно Тельма Лартц не снимая шляпы начала делать полароидом снимки собранной коллекции; стараясь, чтобы стеклянный ларец либо не был виден на фото либо был изображен как неясное пятно на общем фоне. Когда Тельма запечатлела каждую секцию галереи, Гарри Мэтлок, Ральф Демровски, Ральф Уинслоу, Гус Брок и Грийк Крагнк осторожно перенесли предметы в грузовик. (Водителю не положено заниматься тяжелой работой.) Тельма сняла также салон машины, стараясь при этом, чтобы в кадр не попали ни лица людей, ни регистрационные знаки.

Вернувшись на Гордость Вотскоэк, Уолли Уистлер прошел как привидение через замки, не оставляя следов, тем самым помогая Энди Келпу еще раз наложить преступные руки на бедро Санкт Ферганы.

Попалась!

44

Рассвет коснулся гор. Они по-прежнему ехали на север.

— Не понимаю, почему они не построили свои горнолыжные курорты и замок там, в городе, — ворчал Дортмундер.

— Потому что в городе нет гор, Джон, — объяснил Келп. — Побережье плоское.

Энди все это время был за рулем, потому что он любил быть за рулем автомобиля доктора.

56
{"b":"546229","o":1}