ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Октябрь
Почему Беларусь не Прибалтика
Кофейня на берегу океана
Я из Зоны. Небо без нас
Кремль 2222. Куркино
Наследник для императора
Всегда кто-то платит
Разведенная жена или жизнь после
Группа крови

– …идиот!

Наушник загудел, потом замолчал. Хорза выругался и остановился, пригнулся к земле. Он пошарил по пульту управления коммуникатором сбоку шлема, пытаясь вернуть наушники к жизни. Пальцы у перчатки скафандра были огромные, что мешало нащупать нужную кнопку. Наушники оставались немы. Хорза снова выругался, поднялся на ноги и стал продираться дальше сквозь кустарник и высокую траву к стене храма.

– …аряд внутри! – раздался внезапно голос в наушниках. – Это …енно просто! – Он не понял, чей это голос, и к тому же наушник снова смолк.

Хорза добрался до основания стены – она поднималась из кустарника под углом в сорок градусов и была покрыта мхом. Метрах в семи над собой он увидел двух других членов отряда – те уже почти добрались до самого верха. Увидел Хорза и летящую фигуру, мелькнувшую в воздухе и исчезнувшую за бруствером. Он начал карабкаться вверх. Из-за громоздкого, большого скафандра это оказалось труднее, чем могло бы быть, но он добрался до верха, ни разу не сорвавшись, перепрыгнул через бруствер и очутился на широкой дорожке. На следующий этаж вела такая же наклонная, поросшая мхом стена. Справа от Хорзы стена образовывала угол – там возвышалась приземистая башенка; слева дорожка, казалось, исчезала в другой стене, глухой и перпендикулярной первой. По плану Крейклина Хорза должен был двигаться в этом направлении и отыскать имеющуюся там дверь. Хорза засеменил к глухой стене.

Из-за угла наклонной стены на мгновение высунулся чей-то шлем, Хорза на всякий случай нырнул вниз и в сторону, но тут в том же месте показалась рука, а за ней опять шлем, и он узнал Гоу.

Хорза на бегу откинул щиток своего шлема, и в лицо ему ударил марджойнский воздух, напитанный запахом джунглей. Он услышал выстрел – в храме громыхнул снаряд, затем другой – вдалеке ухнула микрогаубица. Хорза подбежал к узкому входу, проделанному в наклонной стене и полускрытому лентами мшистой поросли. Гоу, держа наготове пистолет, стояла на коленях на расщепленных остатках тяжелой деревянной двери, которая прежде блокировала вход. Хорза встал на колени рядом с ней и указал на свой шлем.

– Мой коммуникатор вырубился. Что происходит? Гоу дотронулась до кнопки на своем запястье, из динамика ее скафандра послышалось:

– Пока все в порядке. Потерь нет. Они на башнях. – Женщина показала наверх. – Храм брать нелетные. Враг иметь только пулевой оружие, они отступать. – Она кивнула, не переставая смотреть через дверной проем в темный коридор. Хорза тоже кивнул. Гоу постучала его по руке. – Я сказать Крейклин, ты идти внутрь, да?

– Да, скажи ему, что мой коммуникатор не работает, ладно?

– Да, скажу. У Заллин тот же проблем. Желаю удачи.

– И тебе того же, – сказал Хорза, потом поднялся на ноги и вошел в храм. Под ногами хрустели щепки и осколки песчаника, разлетевшиеся по мху после взрыва двери. Темный коридор разветвлялся натрое. Хорза повернулся к Гоу и, указав вперед, произнес: – Центральный коридор, так?

Женщина сидела на корточках, очертания ее были хорошо видны на фоне утренней зари. Кивнув, она сказала:

– Да, верно. Ходи средний.

Хорза двинулся по коридору, поросшему мхом. Через каждые несколько метров в стене горели слабые электрические лампы, тусклые лучи которых, казалось, поглощались темным мхом. Мягкие стены, пол, словно выстланный ковром, – от всего этого у Хорзы мороз подирал по коже, хотя здесь не было холодно. Он проверил, готово ли к стрельбе его ружье. Кроме собственного дыхания, других звуков до него не доносилось.

Он подошел к Т-образному пересечению и повернул направо, потом увидел несколько ступенек и стал подниматься по ним, но споткнулся, потому что сапоги скафандра были слишком велики для его ног. Чтобы не упасть, Хорза выставил руку и оперся о ступеньку. От ступеньки оторвался клочок мха, и Хорза увидел, как внизу что-то сверкнуло в слабом желтоватом свете стенных ламп. Он удержал равновесие, тряхнул ушибленной рукой и пошел дальше по ступенькам, недоумевая, почему строители соорудили храм из материала, напоминающего стекло. Добравшись до верха, он пошел по короткому коридору, потом поднялся по еще одному лестничному пролету, неосвещенному и уходящему вправо. Хорза подумал, что с учетом своего названия храм на удивление темен. Он сделал еще несколько шагов и оказался на небольшой галерее.

Монашеская ряса была темной – того же цвета, что и мох, и Хорза увидел монаха лишь после того, как тот повернул к нему бледное лицо, а вместе с лицом и пистолет.

Хорза метнулся в сторону, к стене слева, одновременно выстрелив с бедра. Пистолет монаха дернулся и, пока тот падал на пол, поливал потолок скорострельной очередью. Выстрелы эхом разнеслись по темному пустому пространству за небольшой галереей. Хорза присел у стены в нескольких метрах от упавшего монаха, направив ружье на темную фигуру. Подняв голову, он разглядел сквозь темноту, что осталось от лица монаха, и позволил себе немного расслабиться. Тот был мертв. Хорза отодвинулся от стены и встал на колени у перил галереи. Теперь он мог видеть большой зал, тускло освещенный шарообразными светильниками, свисавшими с потолка. Балкон шел вдоль одной из длинных стен, приблизительно на половине ее высоты; насколько Хорза мог видеть, в конце зала находилось что-то вроде алтаря. Свет был таким слабым, что Хорза не был уверен, кажется это ему или по полу зала в самом деле двигаются неясные фигуры. Члены отряда или монахи? – подумал он и попытался вспомнить, попадались ли по пути на балкон другие двери и коридоры: ведь, согласно плану, он должен был находиться внизу, на полу зала. Хорза выругался – чертов коммуникатор! – и решил рискнуть и окликнуть людей в зале.

Он встал на колени, и под ним захрустели осколки стекла, осыпавшиеся с потолка после очереди, выпущенной из пистолета монаха. Хорза уже собрался было открыть рот и окликнуть находящихся в зале, но тут снизу донеслись звуки – чей-то высокий голос говорил на писклявом, скрипучем языке. Он замер, закрыв рот. Может, это Доролоу? – подумал он. Но почему она говорит не на марейне, а на другом языке? Ему показалось, что слышен и второй голос, но тут в другом конце зала, у алтаря, раздалась короткая очередь: стреляли из пулевого и лазерного оружия. Хорза пригнулся и в наступившей тишине услышал за спиной щелчок.

Он повернулся кругом, держа палец на спусковом крючке, но там никого не было. В этот момент небольшой шарик размером с детский кулачок упал на перила балкона, а оттуда скатился на мох в метре от Хорзы. Хорза ногой отшвырнул эту штуку подальше и плашмя рухнул за тело монаха.

Граната взорвалась в воздухе прямо под балконом.

Хорза поднялся, когда эхо взрыва еще не успело вернуться, отразившись от алтаря. Он прыгнул сквозь дверной проем в дальней части балкона – выставил вперед руку, оттолкнулся от мягкого угла стены, развернулся и приземлился на колени. Потом он протянул руку, выхватил пистолет монаха из вялых пальцев мертвеца, и в этот момент балкон со скрипом и хрустом начал отделяться от стены. Хорза успел отпрыгнуть назад в коридор у себя за спиной. Балкон, окруженный тускло сверкающим облаком осколков, полетел в пустое пространство зала и с жутким грохотом рухнул на пол внизу, увлекая за собой тело мертвого монаха.

Хорза увидел еще какие-то фигуры людей, разбежавшихся в стороны в темноте под ним, и принялся палить вниз из новообретенного пистолета. Затем он повернулся и окинул взглядом коридор, где теперь находился, пытаясь понять: есть ли путь, ведущий вниз, в зал, или даже наружу. Хорза проверил взятый у мертвого монаха пистолет – тот был гораздо лучше его ружья. Он забросил свое старое ружье на плечо, пригнулся и побежал по коридору, прочь от двери, ведущей в зал. Плохо освещенный коридор загибался вправо. По мере отдаления от двери Хорза распрямлялся – здесь гранаты уже были не страшны. Но тут в зале у него за спиной все и началось.

Первое, что он вдруг понял, – перед ним появилась его тень: она кривлялась и танцевала на стене изогнутого коридора. Потом Хорзу догнали звук взрыва и мощная ударная волна, от которой у него подогнулись колени и чуть не разорвались барабанные перепонки. Он быстро опустил щиток шлема и снова пригнулся, поворачиваясь назад к залу и ярким вспышкам света. Даже через шлем до него доносились крики, звуки выстрелов и взрывов. Он бросился назад и, рухнув на то место, где лежал раньше, посмотрел в зал.

19
{"b":"5463","o":1}