1
2
3
...
61
62
63
...
124

Сказав это, он потащился по коридору к каюте Крейклина и приложил кольцо к замку. Дверь распахнулась. Он вошел в каюту, едва не падая.

В каком-то полуобморочном состоянии Хорза закрыл дверь, замер, глядя на переборку, потом медленно сел – на пол.

Он знал, что оглушен, что перед глазами у него по-прежнему туман и со слухом нелады. Он знал, что это невозможно, а если возможно, то ничего хорошего не будет, но сомнений у него не было, ни малейших. Как не было у него сомнений и относительно Крейклина, когда тот поднялся на арену по пандусу, ведущему к столу игры в Ущерб.

Будто ему мало было потрясений сегодняшнего вечера, а тут еще эта женщина, сидящая в столовой; это зрелище окончательно вывело его из равновесия, и мозг просто отказывался работать. Что ему теперь делать? Никаких мыслей на этот счет у него не было. Пережитое им потрясение все еще блокировало умственную деятельность. То, что он увидел в столовой, словно впечаталось в его память.

За столом сидела Перостек Бальведа.

8 «ЦЕЛИ ИЗОБРЕТЕНИЯ»

«Может, она клон, – думал Хорза. – Может, это совпадение». Он сидел на полу крейклиновской – теперь его – каюты, уставясь на дверь шкафчика на самой дальней от него стене. Он понимал, что должен что-то сделать, только не мог понять – что. Его мозг был неспособен распутать все узлы, в которые завязалась реальность. Ему нужно было немного посидеть и подумать.

Он попытался сказать себе, что ошибся, что на самом деле это не она, что он устал и плохо соображает, что у него поехала крыша, начались галлюцинации. Но он понимал: это Бальведа, хотя и значительно изменившаяся, так что узнать ее мог только близкий друг или мутатор, но определенно она, живая и здоровая и, возможно, вооруженная до зубов…

Он машинально встал, продолжая смотреть перед собой невидящим взглядом, снял с себя мокрую одежду и вышел из каюты, направившись к душевым. Там он вымылся и оставил одежду сушиться. Вернувшись в каюту, он нашел халат, надел его, принялся обследовать помещение и наконец нашел небольшой диктофон. Отмотав запись назад, Хорза включил его.

«… – гм-м… включая… гм-м-м… Йелсон, – раздался из небольшого динамика голос Крейклина, – которая, как я догадываюсь, гм-м-м… находилась в отношениях с…

гм-м-м… Хорзой Гобучулом. Она… была довольно груба, и, я думаю, на ее поддержку мне рассчитывать не стоит, а ее… а поддержка мне нужна… Я поговорю с ней, если так пойдет и дальше, но… гм-м-м… пока, во время ремонта и всего такого… в этом, похоже, нет смысла… Я не откладываю на потом… гм-м… я просто думаю, нужно посмотреть, как она будет себя вести после взрыва орбиталища, когда мы ляжем на наш курс.

Теперь эта новая женщина… гм-м-м… Гравант… с ней нет проблем. У меня создалось впечатление, что она может… гм… может, ей нужно преподать урок, чтобы знала порядок, дисциплину… но не думаю, что она будет с кем-то конфликтовать. В особенности с Йелсон, которая вызывает у меня беспокойство, но я не думаю. Думаю, все будет в порядке. Но с женщинами никогда не знаешь… гм-м… конечно, поэтому… но она мне нравится… мне кажется, в ней есть шик, и может… Не знаю… Она вполне могла бы стать вторым номером, если придет в норму.

Нужно пополнить экипаж… Дела в последнее время шли не так хорошо, как хотелось бы, но я думаю, что был… меня подставили. Конечно, Джандралигели… и я не знаю. Нужно посмотреть, удастся ли с ним что сделать, потому что… он в самом деле был… гм-м-м… он предал меня. Вот как я думаю; все согласятся. Так что, может, стоит поговорить с Галсселом за игрой, если он появится… не думаю, что этот тип отвечает требованиям, и именно так я и скажу Галсселу, потому что мы оба… в одном и том же… гм-м-м… бизнесе, и я… я знаю, что он слышал… во всяком случае, он выслушает меня, потому что знает об ответственности, которая лежит на командире и… точно так же… как и я.

Как бы там ни было, после игры я наберу еще людей, а после старта всесистемника будет еще время… у нас еще будет время, пока тут стоим, а я пущу информацию. Наверняка найдется… немало людей, которые захотят… Да, не забыть бы завтра о шаттле. Думаю, мне удастся сбить цену. И у меня, конечно, есть шанс выиграть в Ущерб, – тихий голос в динамике рассмеялся, едва слышный отзвук, – и стать невероятно богатым и… – снова раздался искаженный смех, – и тогда мне будет насрать на все эти дела… дерьмо собачье… ха… отдам к чертям этот «ТЧВ»… ну, продам его… и уйду на покой… Ладно, посмотрим…»

Голос смолк, настала тишина. Хорза выключил аппарат, положил его туда, где нашел, и потер кольцо на мизинце правой руки. Потом он снял халат и надел свой – свой! – скафандр. Тот заговорил с ним, и Хорза велел скафандру замолчать.

Он посмотрел на себя в реверсивном поле дверей шкафчика, подтянулся, проверил, включен ли плазменный пистолет, пристегнутый к бедру, прогнал болячки и усталость на задний план своих ощущений и, выйдя из каюты, направился в столовую.

Йелсон и женщина, которая была Бальведой, разговаривали, сидя за столом – в его дальнем углу, под выключенным экраном. Он вошел, и обе подняли на него глаза. Хорза приблизился к ним и сел в двух стульях от Йелсон, которая, посмотрев на его скафандр, спросила:

– Мы куда-то собираемся?

– Может быть, – сказал Хорза, метнув на нее взгляд, потом, взглянув на другую женщину, на Бальведу, улыбнулся и сказал: – Прошу прощения, госпожа Гравант, но я пересмотрел свое решение. Вынужден вам отказать. Мне очень жаль, но на «ТЧВ» для вас нет места. Надеюсь, вы меня поймете.

Он положил сцепленные руки на стол и снова усмехнулся. У Бальведы – а чем больше он на нее смотрел, тем сильнее укреплялся в мысли, что это она – лицо огорченно скривилось. Рот ее приоткрылся, она перевела взгляд с Хорзы на Йелсон, потом опять на Хорзу. Йелсон нахмурилась.

– Но… – начала было Бальведа.

– Что это за ахинею ты несешь, – напустилась на него Йелсон. – Ты не можешь так вот…

– Понимаешь, – сказал Хорза, улыбаясь, – я решил, что мы должны сократить число членов экипажа, и…

– что? – взорвалась Йелсон, стукая по столу ладонью. – Нас осталось только шестеро! Что мы можем вшестером, черт побери?.. – Голос ее вдруг замер, потом вдруг стал ниже и медленнее, голова наклонилась, глаза сощурились и впились в него. – Или, может, нам просто повезло в… Удача нам улыбнулась, и мы больше не хотим шляться по Вселенной, разве что сильно припрет?

Хорза снова метнул взгляд на Йелсон, улыбнулся и сказал:

– Нет, просто дело в том, что я снова принял одного из наших прежних людей, а это несколько меняет планы… Место, которое сначала готовил для госпожи Гравант, теперь занято.

– Ты вернул Джандралигели? После того разноса, который ему устроил? – рассмеялась Йелсон, вытягиваясь на стуле.

Хорза покачал головой.

– Нет, моя дорогая, – сказал он. – Если бы ты меня не перебивала, я бы давно уже тебе сообщил, что встретил в Эваноте нашего друга господина Гобучула, и он подумывает вернуться к нам.

– Хорзу?

Йелсон, казалось, слегка вздрогнула, голос ее чуть не сорвался – Хорза видел, как она пытается взять себя в руки. «О боги, – услышал он собственный внутренний голос, – почему же это так больно?» Наконец Йелсон сказала:

– Так он жив? Ты уверен, что это был он? Крейклин, ты уверен?

Хорза быстро переводил взгляд с одной женщины на другую. Йелсон наклонилась над столом, глаза ее блестели, пальцы сжались в кулаки. Ее стройное тело, казалось, было напряжено, золотой пушок на темной коже отливал матовым блеском. У Бальведы вид был неуверенный и смущенный. Хорза увидел, как она вдруг начала покусывать губу, потом перестала.

– Я бы не стал шутить на эту тему, Йелсон, – заверил ее Хорза. – Хорза жив и здоров, и он недалеко отсюда. – Хорза посмотрел на экран ретранслятора, встроенного в обшлаг его скафандра: он показывал время. – Вообще-то я должен встретиться с ним на одной из приемных сфер порта через… перед стартом всесистемника. Он сказал, что ему сначала нужно уладить кой-какие дела в городе, и просил передать… гм-м… он надеется, что ты все еще ставишь на него… – Он пожал плечами. – Что-то в этом роде.

62
{"b":"5463","o":1}