ЛитМир - Электронная Библиотека

– Что случилось? – раздался встревоженный голос Йелсон.

Хорза снял шлем и положил в снег рядом с собой. Холодный воздух морозил его лицо, в разреженной атмосфере дышалось с трудом.

– Здесь смерть, – сказал он безоблачным небесам.

10 КОМАНДНАЯ СИСТЕМА: БАТОЛИТ

– Это называется батолитом: гранитная интрузия, которая, как расплавленный пузырь, вторглась здесь в осадочные и метаморфические породы сто миллионов лет назад. Одиннадцать тысяч лет назад аборигены построили в ней Командную систему, использовав скальную породу как защиту от ядерных боеголовок. Они построили пять станций и восемь поездов. Идея состояла в том, что в одном из поездов должны находиться представители политической и военной верхушки, в другом – военные и политики второго уровня. Во время войны все восемь поездов должны были курсировать по туннелям, останавливаясь на станциях, которые были связаны надежными коммуникационными каналами с приемопередающими узлами – на поверхности земли, непосредственно над туннелями, и по всему государству, чтобы можно было руководить военными действиями. Врагу пришлось бы потратить немало усилий, чтобы взломать гранитную крышу такой толщины, а поразить нечто столь малое, как станция, было еще труднее. К тому же никто не мог знать наверняка, находится ли в данный момент поезд на станции, имеется ли на ней персонал, а кроме того, нужно было уничтожать не только главный поезд, но и поезд-дублер… Биологическое оружие убило их всех, а некоторое время спустя после этого, приблизительно десять тысяч лет назад, здесь обосновался Дра’Азон, выкачал воздух из туннелей и заменил его инертным газом. Семь тысяч лет назад начался новый ледниковый период, а примерно четыре тысячи лет назад господин Адекватный выкачал из туннелей аргон и снова заполнил их собственным воздухом планеты. Он был настолько сух, что за три тысячелетия в туннелях ничто не было затронуто ржавчиной… Тысячи три с половиной лет назад Дра’Азоны пришли к соглашению с большей частью соперничающих галактических федераций. Согласно ему терпящим бедствие кораблям позволялось пересекать Барьер Тишины. Политически нейтральным и не слишком могущественным видам разрешалось размещать небольшие базы на большинстве Планет Мертвых, чтобы предоставлять помощь терпящим бедствие, и (я полагаю) это была своего рода подачка тем, кто всегда хотел узнать, что это за планеты. На Мире Шкара господин Адекватный, конечно же, позволял нам ежегодно проводить тщательное обследование системы и закрывал глаза, когда мы спускались на планету неофициально. Однако никто и никогда не выносил из туннелей каких-либо расшифрованных записей… Вход, в котором мы находимся, расположен у основания полуострова над станцией номер четыре, одной из трех главных станций (две других – станции один и семь), на которых имеются пункты ремонта и обслуживания. На четвертой, третьей и пятой нет никаких поездов. На станции один есть два поезда, два – на седьмой и по одному на остальных. По крайней мере, они должны быть там. Идиране могли переместить их, но я в этом сомневаюсь. Станции, в двадцати пяти – тридцати пяти километрах друг от друга, связаны двумя системами туннелей. Они не пересекаются нигде, кроме станций. Вся система расположена километрах в пяти под землей. Мы возьмем лазеры… и парализаторы, плюс гранаты с дипольными отражателями для защиты – ничего более мощного. Нейсин может взять свое ружье, у него есть только маломощные разрывные пули… Но никакого плазменного или микроядерного оружия. Помимо того, что их применение в туннелях опасно само по себе, это может навлечь гнев господина Адекватного, чего мы не хотим… Вабслин переоборудовал корабельный масс-детектор в переносной, так что мы сможем обнаружить Разум. Кроме того, у меня скафандр тоже оборудован масс-детектором, так что у нас не возникнет особых проблем с обнаружением, даже если Разум запрятался поглубже… Если у идиран нет собственных коммуникаторов, они воспользуются коммуникаторами мутаторов. Наши приемопередатчики покрывают их частоты, так что мы сможем их прослушивать, а они нас не услышат… Итак, перед нами туннели. Разум где-то там, а еще несколько идиран и меджелей.

Хорза встал со своего места во главе стола – в столовой, под экраном. На экране на карту полуострова была наложена схема туннелей. Остальные смотрели на Хорзу. Найденный им пустой полускафандр меджеля лежал в центре стола.

– Вы хотите, чтобы все мы пошли с вами? – спросил автономник Унаха-Клосп.

– Да.

– А как быть с кораблем?

– Он сам о себе позаботится. Я запрограммирую его системы, чтобы он узнавал нас и защищался от всех остальных.

– А ее ты тоже собираешься взять? – спросила Йелсон, кивнув на Бальведу, сидевшую напротив нее.

Хорза посмотрел на Бальведу.

– Я предпочитаю, чтобы она была у меня на глазах, сказал он. – Я не смогу чувствовать себя спокойно, если она останется здесь с кем-нибудь из вас.

– И все же я не понимаю, зачем вам нужен я, сказал Унаха-Клосп.

– Затем, что я тебе тоже не доверяю и не могу оставить на борту, – сказал Хорза автономнику. – И потом, мне нужно, чтобы ты нес кое-какое оборудование.

– Что? – сердито сказал автономник.

– Мне кажется, что ты здесь не до конца честен, Хорза, – сказал Авигер, печально тряхнув головой. – Ты говоришь, что идиране и меджели… ну, что ты на их стороне. Но вот они убили четверых твоих одноплеменников, и ты считаешь, что они где-то здесь, внутри туннелей… А они считаются едва ли не лучшими солдатами в галактике. И ты собираешься послать нас против них.

– Прежде всего, – вздохнул Хорза, – я и в самом деле на их стороне. Мы ищем одно и то же. Во-вторых, мне кажется, у них маловато собственного оружия – иначе этот меджель наверняка был бы вооружен. Возможно, все, что у них есть, – это оружие мутаторов. Кроме того, судя по этому меджельскому скафандру, Хорза показал рукой на сетчатый аппарат в середине стола (они с Вабслином доставили этот скафандр на борт и досконально его обследовали), – немалая часть их снаряжения повреждена. На этой штуке работают только системы подогрева и освещения. Все остальное расплавлено. Я предполагаю, это случилось, когда они пересекли Барьер Тишины. Они все были оглушены внутри чай-хиртси, и все их оружие спеклось. Со скафандрами случилось то же самое, что и с оружием. Так что они практически безоружны и у них масса проблем. Мы со своими антигравами и лазерами оснащены гораздо лучше на тот маловероятный случай, если дело дойдет до схватки.

– Которая весьма вероятна, если у них нет коммуникаторов, – сказала Бальведа. – Ты не сможешь подойти к ним достаточно близко, чтобы объясниться. Но даже если тебе это удастся, то как они узнают, что ты именно тот, за кого себя выдаешь? Если они – те самые, о ком ты думаешь, то они появились здесь ради Разума. Они о тебе даже не слышали. Они наверняка тебе не поверят. – Агент Культуры оглядела остальных. – Ваш самозваный капитан ведет вас на верную смерть.

– Бальведа, – сказал Хорза, – я оказываю тебе большую услугу тем, что беру вместе с нами. Так что лучше не раздражай меня.

Бальведа подняла брови, но ничего не сказала.

– Откуда нам известно, что они – те самые, кто заявился сюда за этим самым чудо-зверем? – спросил Нейсин и подозрительно посмотрел на Хорзу.

– Никого другого здесь быть не может, – сказал Хорза. – Им еще чертовски повезло – они остались в живых, после того что с ними сделал Дра’Азон. И даже идиране не рискнули бы послать сюда новый отряд, узнав, что случилось с этим.

– Но это означает, что они здесь уже несколько месяцев, – сказала Доролоу. – Как мы сможем найти тут что-то, если они за все это время ничего не нашли?

– А может, и нашли. – Хорза развел руки в стороны и улыбнулся женщине; в голосе его прозвучал сарказм. – Но если не нашли, то это вполне возможно, потому что у них с собой нет никакой аппаратуры. Им нужно обыскать всю Командную систему… К тому же, если их гиперпространственный зверь и в самом деле получил те повреждения, о которых я слышал, едва ли они могли нормально им управлять. Не исключено, что они совершили аварийную посадку где-нибудь в сотне километров от базы, а сюда им пришлось шлепать по снегу. В таком случае они находятся здесь всего несколько дней.

84
{"b":"5463","o":1}