ЛитМир - Электронная Библиотека

– Не думаю, что этот бог допустил бы такое, – сказала Доролоу, покачивая головой и глядя на поверхность стола. – Тут все не так просто. Я чувствую его мощь и… и доброту, после того как мы пересекли Барьер. Он бы не позволил, чтобы этих бедняг прикончили вот так.

Хорза закатил глаза.

– Доролоу, – сказал он ей, наклоняясь вперед и упершись костяшками пальцев в столешницу, – Дра’Азонам вряд ли известно, что в галактике идет война. Им, в общем-то, наплевать на отдельные личности. Они признают только смерть и разложение, а не надежду и веру. Если только мы или идиране не уничтожим Командную систему или не взорвем эту планету, им будет наплевать, живы мы или мертвы.

Доролоу откинулась назад, оставшись при своем мнении, но не найдя возражений. Хорза выпрямился. На словах у него все получалось хорошо, и он рассчитывал, что наемники пойдут за ним, но в душе, глубже того места, где рождались эти слова, он чувствовал, что стал таким же безразличным, таким же мертвым, как покрытая снегом долина вокруг корабля.

После своего одиночного похода он вернулся в туннели с Вабслином и Нейсином. Они обследовали жилой отсек и нашли новые свидетельства пребывания там идиран. Судя по всему, очень небольшой отряд – один-два идиранина, пять-шесть меджелей – после захвата базы мутаторов оставался на ней некоторое время.

Они явно взяли с собой достаточно сухозамороженной пищи, два лазерных ружья и те несколько пистолетов, что позволялось иметь на базе. Захватили они и найденные ими на складе четыре портативных коммуникатора.

Хорза укрыл мертвых мутаторов отражательной фольгой, которая нашлась на базе, потом они сняли полускафандр с мертвого меджеля. Они осмотрели самолет – тот оказался в нерабочем состоянии, микрореактор был частично удален и сильно поврежден при этом. Как и почти все на базе, самолет был обесточен. Вернувшись на борт «Турбулентности чистого воздуха», Хорза и Вабслин разрезали скафандр меджеля и обнаружили, что повреждений немного, но они серьезны и восстановить скафандр невозможно.

Хорза постоянно взвешивал все за и против, все варианты, но стоило ему только забыться, отвлечься от того, на что он смотрел или о чем должен был думать, как перед его мысленным взором возникало жесткое, замерзшее лицо, голова, лежащая под прямым углом к телу, заиндевевшие ресницы.

Он старался не думать о ней. Это было бессмысленно. Сделать ничего уже было нельзя. Он должен был продолжать, должен был довести дело до конца – и теперь чувствовал эту обязанность еще сильнее, чем прежде.

Он долго решал, как ему поступить со своими спутниками, и пришел к выводу, что выбора нет – надо брать их с собой в Командную систему.

Одной из проблем была Бальведа. Хорза не чувствовал бы себя спокойно, даже если бы оставил с ней всю остальную команду, а он хотел, чтобы лучшие бойцы были с ним, а не на корабле. Он мог бы решить эту проблему, просто убив Бальведу, но другие к ней привыкли, даже полюбили ее – пожалуй, слишком. Убив ее, он потерял бы их.

– Я считаю безумием спускаться в эти туннели, сказал Унаха-Клосп. – Давайте лучше дождемся здесь, когда появятся идиране – с этим драгоценным Разумом или без него.

– Во-первых, – сказал Хорза, наблюдая за лицами остальных – нет ли на них признаков согласия со словами автономника, – если они его не найдут, то, возможно, так и не появятся. Не забывайте, что это идиране, причем специально подобранные для такого задания. Они останутся там навсегда. – Хорза посмотрел на схему туннелей, потом снова на людей и на машину за столом. – Они будут искать хоть тысячу лет, в особенности если источники питания отключены и они не знают, как их подключить. А я подозреваю, что не знают.

– А вы, конечно, знаете, – сказала машина.

– Да, – ответил Хорза, – знаю. Мы можем подключить источники питания на одной из трех станций – на этой, на седьмой или на первой.

– И система все еще работает? – скептически спросил Вабслин.

– Она работала, когда я там был. Глубокая геотермаль, вырабатывающая электричество. Силовые шахты уходят в земную кору на сотню километров… Но в любом случае, туннели настолько длинны, что у этих идиран и меджелей слишком мало надежды найти то, что они ищут, без специальных приборов. Там поможет только масс-детектор, а у них ничего похожего нет. У нас есть два. Поэтому мы и должны идти туда.

– И сражаться, – прибавила Доролоу.

– Может, и нет. Они взяли коммуникаторы. Я свяжусь с ними и объясню, кто я такой. Естественно, я не могу посвятить вас в детали, но я достаточно хорошо знаю военную систему идиран, их корабли, даже знаком с некоторыми из них, и я сумею убедить их в том, что я – это я. Они не знают меня лично, но им сказали, что позднее на планету будет прислан еще и мутатор.

– Лжец, – сказала Бальведа.

Голос ее звучал холодно. Хорза почувствовал, как изменилась атмосфера в столовой, как повисло в воздухе напряжение. Бальведа смотрела на него. На лице ее застыло мужественное, решительное, даже отрешенное выражение.

– Бальведа, – тихо сказал он, – не знаю, что сообщили тебе, но меня инструктировали на «Длани Божьей», и Ксоралундра сказал мне, что идиранские десантники в чай-хирсти знают о моем задании. – Он произнес это спокойным тоном. – И давай оставим это.

– Мне известно другое, – сказала Бальведа, но он чувствовал, что абсолютной уверенности у нее нет. Она многим рисковала, говоря это, – видимо, рассчитывала, что Хорза станет угрожать ей или сделает что-нибудь, что отвратит от него остальных. Но ничего не вышло. Хорза пожал плечами:

– Что я могу поделать, если Особые Обстоятельства снабжают тебя неточной информацией, Перостек, сказал он, язвительно улыбаясь.

Бальведа отвела взгляд от мутатора, уставившись в стол, потом обвела взглядом всех сидящих в столовой, словно проверяя, кому они верят.

– Послушай, – сказал Хорза самым откровенным и убедительным тоном, разведя руки в стороны. – Я не хочу умереть за идиран, и одному богу известно, почему я проникся к тебе такой симпатией. Я не стал бы брать вас туда, если бы думал, что эта миссия самоубийственна. Ничего с нами там не случится. А в самом худшем варианте мы всегда сможем вернуться на корабль. Мы проведем «ТЧВ» через Барьер Тишины и отправимся на какую-нибудь нейтральную территорию. Вы сможете взять себе корабль, а мне оставите агента Культуры. – Он посмотрел на Бальведу: та сидела, закинув ногу на ногу, скрестив руки и опустив голову. – Но я думаю, до этого не дойдет. Я думаю, мы найдем этот знаменитый компьютер и получим за него неплохое вознаграждение.

– А что, если Культура выиграла сражение за Барьером и они ждут нас там – с Разумом или без него? – спросила Йелсон.

В голосе ее не слышалось враждебности – только интерес. Хорза чувствовал, что может положиться лишь на нее, хотя полагал, что и Вабслин пойдет за ним. Хорза кивнул.

– Это маловероятно. Не могу себе представить, что Культура, которая отступает по всему фронту, вдруг удержится здесь. Но даже если так, им должно будет сильно повезти, чтобы они смогли поймать нас. Не забывайте, что они имеют возможность смотреть за пределы Барьера только в реальном пространстве, так что они не будут знать заранее, в какой точке мы окажемся. И я не вижу тут никаких проблем.

Йелсон откинулась к спинке кресла – Хорзе явно удалось убедить ее. Он знал, что вид у него спокойный, но внутри ощущал напряжение, ожидая, когда станет ясно с остальными. Последний его ответ был честен, а в предыдущих он либо не был честен до конца, либо лгал.

Он должен был убедить их. Он должен был перетянуть их на свою сторону. Другого способа выполнить свою миссию у него не имелось, а он уже прошел слишком большой путь, сделал слишком многое, убил слишком много людей, вложил слишком много своей воли и решимости в это задание, чтобы отступить теперь. Он должен найти этот Разум, он должен спуститься в Командную систему, невзирая ни на каких идиран, и он должен взять остатки того, что было прежде вольным отрядом Крейклина, с собой. Он посмотрел на них. Йелсон, строгая и нетерпеливая, уже хотела прекратить все эти разговоры и приняться за дело; короткая стрижка придавала ей совсем юный, почти детский и в то же время суровый вид. У Доролоу взгляд был неуверенным, она поглядывала на остальных, нервно почесывая одну из своих спиралевидных ушных раковин. Вабслин, невысокий и коренастый, удобно развалился в кресле, пребывая в состоянии покоя и расслабленности. На лице его появились признаки интереса, когда Хорза описывал Командную систему, и мутатор догадался, что инженеру показалась захватывающей идея пуститься по гигантским туннелям со станциями и поездами.

85
{"b":"5463","o":1}