ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Блокада Ленинграда
Мгновения до бури. Выбор Леди
Русская кухня от президента Национальной гильдии шеф-поваров
Смертельные тайны
Путешествие врача по Homo Sapiens
Детектив о лучших мужчинах
В тихом городке у моря
Красная угроза
Не жизнь, а сказка
A
A

Ванесса Бук

Притяжение. Книга 1

Серия: Баталия миллиардеров - 6

Любое копирование текста без ссылки на группу ЗАПРЕЩЕНО! 

Перевод осуществлен исключительно в личных целях, не для коммерческого использования. Автор перевода не несет ответственности за распространение материалов третьими лицами.

Переведено для группы Life Style ПЕРЕВОДЫ КНИГ

Переводчик Елена Ковалева 

ПОСВЯЩАЕТСЯ

 Моему мужу, спасибо, что помогаешь моим мечтам сбыться – во многих смыслах.

С 30-летием тебя, любимый.

– Иногда у меня возникает странное связанное с вами чувство, особенно когда вы совсем рядом со мной, вот как сейчас. Словно под левыми ребрами у меня есть шнур, крепко и неразрывно соединенный с таким же шнуром в точно том же месте вашей фигурки. И если бурное море и двести миль суши разделят нас, я боюсь, что связующий шнур разорвется, и меня мучают нервные опасения, как бы у меня не началось внутреннее кровоизлияние. 

― Шарлотта Бронте, Джейн Эйр

ПРОЛОГ

ТРИСТАН

Ее горячее дыхание обдает мое ухо, в то время как она хватает мое запястье своими маленькими худенькими пальчиками, пытаясь разбудить меня. Уже далеко за полночь, но мне хорошо известно, кому принадлежат эти прикосновения. Каждую ночь она прокрадывается в мою постель и обнимает меня, крепко прижимаясь ко мне под одеялом. Ее присутствие стало своего рода ночным ритуалом, оставляя запах ее шампуня с ароматом лаванды, который навсегда въелся в мое постельное белье. Я открываю глаза и вижу ее ангельское личико всего в паре сантиметров от моего.

В лунном свете светлые пряди волос Эмили сияют и завиваются в золотистые локоны, которые ниспадают на ее плечи подобно водопаду. Ее розовые губки растягиваются в озорной улыбке, которая сразу же заставляет меня тихо рассмеяться.

За последние четыре года я приобрел семью, переехав со своей матерью в город. Семью, которая включает сестру и двух старших братьев Николаса и Александра. Моя мама работает домработницей на семью Стонхейвен с тех пор, как я пошел в седьмой класс. Несмотря на то, что переезд сюда принес большие изменения в нашу жизнь, не могу сказать, что сожалею об этом. Я никогда не понимал, как сильно хотел быть частью чего-то нормального. Жить в одном доме с нью-йоркским миллионером может быть и страшно, но мистер Стонхейвен всегда был добр к моей маме и ко мне.

Это абсолютная противоположность тем отношениями, какие были у меня с моим отцом. Его депортировали, когда мне было шесть лет, после анонимного звонка соседа в Иммиграционную и таможенную полицию США. И мне не было жаль, что он уехал. Он постоянно пил и оскорблял мою маму, но и дня не проходит, чтобы я не задумывался, а что бы было, если бы он остался.

— Что ты здесь делаешь, Лили-Цветочек? - спрашиваю я.

Она хихикает, услышав прозвище, которое я ей дал. Я поднимаю голову от подушки, чтобы лучше рассмотреть ее лицо в темноте. Она переплетает свои пальцы вместе, покачиваясь вперед-назад на пятках. Ее нервный жест задевает мое сердце. Чувствую, она еще задаст жару, когда подрастет. Она скользит своей ладонью по моей руке и пристально рассматривает линии на моей ладони, словно гадалка, заглядывающая в мое будущее.

— Не могу заснуть.

Ей всего лишь двенадцать, но через несколько лет, я знаю, мне придется помогать ее братьям отгонять других парней. Ее наивность настолько очаровательна, что может любого заставить желать вернуться в ее возраст.

— Почему? — спрашиваю я, протянув руку, чтобы взъерошить ее волосы. Она прикусывает губу, прежде чем слова слетают с ее языка.

— Я услышала, как мама с папой ссорятся.

Малышка Эмили смотрит на меня серьезно сквозь светлые ресницы. Чувство тепла заполняет мою грудь, пока она стоит, затаив дыхание, и ждет, чтобы я сказал что-нибудь.

— Я сожалею, Лили-Цветочек.

Я глажу ее по плечу, вздрогнув при виде слез, собирающихся в ее глазах. Она откидывает свою белокурую челку со лба. Напряженность ее взгляда практически выбивает из меня весь воздух. В отличие от ее братьев цвет глаз у Эмили – это смесь зеленого и голубого оттенков. Я пытался нарисовать их, но мне никогда не удавалось правильно подобрать цвет. Я сразу понял, что их невозможно воспроизвести. Они одни в своем роде, как и она сама.

— Тристан, я могу поспать рядом с тобой?

Я улыбаюсь в ответ на ее просьбу. Несмотря на то, что я живу здесь уже довольно давно, не думаю, что отцу или матери Эмили понравится, что их дочь спит в одной кровати с сыном прислуги. Я выскальзываю из кровати и жестом предлагаю Эмили забраться под одеяло.

— Давай я почитаю тебе, пока ты не заснешь? — спрашиваю я, включая лампу на прикроватной тумбочке.

— Ладно, — говорит она разочаровано.

Я подхожу к книжной полке и просматриваю названия сложенных стопкой книг. В этом доме даже чтение помогает. Думаю, так бывает, когда твоя мама работает на владельца издательской компании. К счастью для меня, здесь я не испытываю недостатка в поэзии.

— На что ты настроена? Китс? Байрон? Клифтон? Мелвилл?

— Байрон!

Ее восторженное выражение заставляет меня улыбнуться. Я сажусь рядом с кроватью и пролистываю страницы в поиске идеального стихотворения.

— Вот хорошее.

Эмили откидывается на мою подушку, повернувшись на бок ко мне лицом. Она моргает сонными глазами, изо всех сил стараясь не заснуть. Я прочитал несколько стихотворений Байрона, и только когда дохожу до Она идет во всей красе, внимание Эмили снова приковано ко мне.

— Она идет во всей красе – светла, как ночь ее страны. Вся глубь небес и звезды все в ее очах заключены. Как солнце в утренней росе, но только мраком смягчены…

— Тристан?

Я поднимаю глаза и вижу, что Эмили смотрит на меня усталым взглядом и слегка улыбается.

— Что такое, Лили-Цветочек?

— Ты думаешь, я красивая? — спрашивает она, выводя пальцем круг рядом с подушкой.

У меня комок в горле встает, когда она внимательно смотрит на меня в ожидании моего ответа. За последний год Эмили так быстро выросла. Каждый раз, когда я отвожу от нее взгляд, кажется, что она вырастает еще на пару сантиметров. Я люблю ее, как свою маленькую сестричку, которой у меня никогда не было, пусть даже она мне не сестра. Правда в том, что я сделаю для нее все.

— Ты самая красивая девочка, которую я когда-либо встречал, — говорю я, протягивая руку, чтобы снова взъерошить ее волосы.

Она опять улыбается, подается вперед и обхватывает меня за шею своими теплыми ручонками. Она крепко меня обнимает, притягивая ближе к себе, и прижимается щекой к моей груди. Ее такой знакомый запах лаванды овладевает моим разумом, он надолго останется на моей одежде. Не думаю, что когда-либо смогу избавиться от этого запаха, хотя это не имеет значения, потому что, если бы у меня был выбор, я бы в любом случае этого не сделал.

— Тристан?

— Да?

— Ты поцелуешь меня?

Я смеюсь в ответ на ее просьбу, ничего не могу с собой поделать. Она тянется вверх и хватает прядь моих черных волос. Я чувствую, как она слегка их тянет, закручивая между своими пальчиками, и внимательно рассматривает, как будто пытается прочитать какое-то секретное послание в моем ДНК. Она прижимается ко мне, и прежде чем я успеваю ответить на ее вопрос, ее глаза закрываются. Спустя мгновение я чувствую, как ее грудь вздымается и опускается. Я подсовываю под нее руки и поднимаю ее маленькое тело с моей кровати. Несмотря на то, насколько Эмили выросла за последний год, она намного легче, чем выглядит. Она обнимает меня за шею и теснее прижимается ко мне, пока я осторожно несу ее обратно в ее комнату. Она не просыпается даже после того, как я укладываю ее на бок, накрывая одеялом.

1
{"b":"546431","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ответный визит
Здесь была Бритт-Мари
Марс и Венера. Как сохранить любовь
Дрессировщик котиков. Руководство по выживанию в безумном современном мире
Платонова пещера
Тайны герцогини Эйвонли
Сильней любить невозможно
Мой первый встречный босс
Жена проклятого князя