ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Праф, – прокашлял он. В горле першило, но, по крайней мере, голова была снова соединена с телом.

Маленькое темное существо радостно затрясло крыльями:

– Оген Цлеп, – важно произнесло оно. – Оген Цлеп, я направлен сюда приветствовать тебя. Я 8827 Праф, женского рода. Я разделил груз воспоминаний, связанных с путешествием переводчика пятидесятого порядка 11 корпуса Очистки Листвы Иолеуса, известного как 974 Праф.

Оген снова закашлялся и сплюнул тягучую слюну. Потом кивнул и осмотрелся внимательнее. Помещение действительно напоминало приемную Иолеуса, хотя и с некоторыми изменениями.

– Я снова на Йолеусе? – прошептал он.

– Ты находишься на бегемотаурусе Йолеусениве – дирижабле.

Оген присмотрелся к висевшему перед ним существу и какое-то время переваривал услышанную информацию. Во рту у него снова стало сухо.

– Йолеус… соединился?

– Таковы обстоятельства.

Оген поднял руку к горлу и нащупал невредимую плоть.

– Как же я… – Тут он снова раскашлялся и с трудом закончил: – Как же я вернулся? Как был спасен?

– Ты был найден в вакууме. На тебе была часть экипировки, принадлежавшей лично тебе. Йолеусенив починил и восстановил твое тело и вернул разумную жизнь сознанию.

– Но на мне ничего такого не было, – начал Оген, однако его пальцы тотчас нащупали на восстановленной шее забытое ожерелье.

– Именно эта часть личной экипировки в данный момент у тебя под рукой, – подтвердила 8827 Праф и снова махнула крыльями.

– Ожерелье тетушки Зильдер! – На глазах у Цлепа выступили слезы.

– Сколько же прошло времени? – прошептал он.

Праф свесила голову набок и несколько раз моргнула. Оген прочистил горло и повторил:

– Сколько времени прошло с тех пор, как я покинул Йолеус?

– Приблизительно один великий круг.

И Оген понял, что на какое-то время снова лишился дара речи:

– Один… галактический… цикл?

8827 Праф два раза клацнула зубками и раскинула крылья нешироким плащиком.

– Разумеется, галактический, – подтвердила она таким тоном, будто объясняла нечто-то элементарное тупому дитяте.

Оген почувствовал, что во рту у него теперь уже и совсем пересохло, словно он снова очутился в вакууме.

– Все ясно, – тихо пробормотал он.

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

ПРЕКРАЩЕНИЕ ПРЕНИЙ

Она кралась по траве к скалам, ноздри ее раздувались от ветра и запаха озона, шерсть на лице шевелилась. Она подошла к большой двойной чаше, где много лет назад земля высохла и была унесена ветром. Трава курчавилась под ногами. Внизу лежал океан. Впереди поднимались морские скалы, как стволы вечно голых деревьев. Их основания омывались белой пеной. Женщина облизнулась.

Осмотреть бегущую фигуру был послан маленький дрон. Оружие у него было наготове, но только он хотел выстрелить, как женщина метнулась к заросшему травой краю кратера и прыгнула. А дальше произошло уж и вовсе неожиданное. Камера слежения дрона показала, что женщина дезинтегрировалась и превратилась в стаю птиц, и они пролетели мимо дрона, овеяв его своими крыльями, как волны скалу. Машина переключила направление и последовала за стаей.

Пришел приказ атаковать и стаю. Дрон перевел оружие на многоцелевой режим, но приказ вдруг сменился новым и заключался в том, чтобы теперь атаковать уже втроем, вместе с двумя другими защитными дронами, вдруг появившимися из-за ближайшей скалы. Дрон поднялся выше, чтобы лучше прицелиться. Купола лазерных взрывов поднялись над скалами, но стая птиц превратилась в рой насекомых; выстрелы настигли часть из них, но они каким-то образом отразили удары пуль. Дроны со скал начали палить друг в друга, и тут же исчезли в струях огня.

Правда, одного из них еще раньше подстрелил первый дрон.

Скалы затряслись от многочисленных взрывов, и в синее небо потянулись черные дымы.

Рой присел на широкий балкон и снова оказался челгрианской женщиной. Пнув ногой балконные двери, она вошла в комнату. Зазвенел сигнал тревоги. Женщина нахмурилась, и все смолкло. Единственной системой, не попавшей сейчас под ее полный контроль, оказалась маленькая пассивная камера слежения в одном из углов. Остальная мониторинговая система слежения была отключена. Женщина внимательно прислушалась.

Скоро она прошла в ванную, нашла специальное подъемное устройство на одну персону и поднялась на нем в частично вакуумное пространство, за которым обнаружилась капсула с обнаженным, явно перепуганным мужчиной.

Висквил открыл было рот, чтобы выкрикнуть слова о пощаде, но она уже превратилась в насекомых – вещь, бывшую для Висквила одной из самых страшных фобий, – и ринулась вихрем ему в горло. Рой душил свою жертву, забивая ее до легких, до желудка. Легкие закупорились, желудок жгло огнем укусов, остальные насекомые прогрызали все внутренности до самых конечностей, чтобы вырваться окончательным взрывом из ануса.

Висквил рухнул, еще часть насекомых бросилась ему в уши, пробивая выход к глазам, кожа его начала шевелиться, как живая, приподниматься и морщиться.

Наконец, насекомые полностью забили все тело Висквила, корчившееся на полу в луже крови. Через пару минут всякие движения Висквила прекратились вообще.

И насекомые, и птицы, и сама челгрианская женщина были сделаны из ВП – Вездесущей Пыли. Эта Вездесущая Пыль, в свою очередь, состояла из крошечных механизмов различных размеров, начиная с ядра в одну десятую миллиметра диаметром, – и различных возможностей. Примечательно, что первоначально эта пыль создавалась просто как обычный строительный материал.

Единственным исключением, в отношении микроразмеров, были специальные заряды, диаметр которых составлял целый миллиметр. Такие заряды очутились в самом центре мозга Висквила, рядом с его Хранителем душ, в то время, как остальные компоненты вновь собрались в челгрианскую женщину.

Она брезгливо отошла от плавающего в крови тела. Остальное должен был исполнить последний заряд. Челгрианка прошла через все помещения, спустилась вниз и пересекла террасу. Кто-то выстрелил в нее из старинного охотничьего ружья – это было единственное работающее оружие в радиусе нескольких километров вокруг. Она позволила пуле проделать дырку в груди, а затем быстро нашла взглядом стрелявшего в нее мужчину и уничтожила его.

В это время взорвался заряд в голове Висквила и похоронил взрывом все здание. Женщина спокойно шла среди рушащихся стен и падающих обломков.

Свою вторую цель она обнаружила в маленьком, всего на двух человек, флаере, пытавшемся спрятаться на корме в кислородном цилиндре.

Она открыла баллон, и на нее бросился белошерстный мужчина с древним ножом в руках. Она позволила ножу остаться в своей груди и, схватив мужчину за горло, подняла его в воздух, окончательно вытащив из баллона, а потом и из флаера. Он пытался отбиваться, пинался и ревел. От этих отчаянных движений белошерстного нож в ее груди провалился внутрь. Женщина подошла к краю террасы, и теперь уже белошерстный безвольно болтался в ее руках. Его пинки просто не достигали цели.

На террасе она перекинула его через балюстраду и держала над морем, плескавшимся в двух сотнях метров внизу. Нож, которым он столь безуспешно пытался убить ее, оказался у нее в руке, и она стала с холодной невозмутимостью полосовать им мужчину. Нож так и мелькал у нее в руке. Это продолжалось с минуту, мужчина пронзительно кричал. Потом она просто разжала руку, и белая окровавленная шкура упала в море с глухим звуком. Женщина выбросила вслед и нож, и собственными когтями стала разрывать оставшиеся внутренности белошерстного от груди до паха, сминая и калеча все.

Крик мужчины поднялся на непереносимую высоту. Она держала в руке его желудок, и кишки длинной лентой развевались от него по ветру.

Без шкуры и внутренностей мужчина стал совсем легким, и падал легко и долго, словно перо.

Женщина спокойно смотрела большими черными челгрианскими глазами, как он падал. Затем превратилась в тучку пыли, где самой большой пылинкой был все тот же заряд. А когда взорвался и мозг Ивайрла, тучка пыли превратилась в легкий столб дыма, который тут же исчез в высоком голубом небе.

76
{"b":"5466","o":1}