A
A
1
2
3
...
15
16
17
...
98

– Очень хорошо, – задумчиво пробормотал Генар-Хафун. Все очень…

– Погоди, – сказал Тишлин, поднимая палец. – Тут есть еще одно обстоятельство. Остался один член экипажа “Трудного Ребенка”, тот, кто может заговорить, несмотря на тот факт, что последние 24 тысячелетия он пытался избежать всяких разговоров.

– Человек?

– Человек, – подтвердил дядя Тишлин. – Капитан судна.

– Он…

– Она, – поправил Тишлин.

– Тогда такое допускалось? – Генар-Хафун не смог сдержать саркастической усмешки.

– Это была номинальная, условная должность. Даже в те времена, – сказал Тишлин. – Причем Зрейн Трамов была, скорее, командир экипажа, чем корабля. В любом случае, капитан Зрейн Трамов, или же ее тень… – Голограмма Тишлина запнулась, пристально наблюдая за реакцией Генар-Хафуна. – Она находится на Сохранении на борту ОСТ “Сновидца”.

Призрак снова выдержал многозначительную паузу, дав время Генар-Хафуну среагировать на имя корабля. Ожидание оказалось напрасным, по крайней мере, видимой реакции не последовало.

– К сожалению, сохранилась только ее личность, – продолжал Тишлин. – Душа, но не тело. Ничего, кроме персонализации. Тело погибло при атаке Айдаранов на Орбитал примерно тысячелетие назад. Зрейн постаралась замести следы – вероятно, с помощью симпатизирующего ей Ума корабля – и если бы не нападение Айдаранов, она бы так и сохранила инкогнито до се – го дня. Только во время послевоенной экспертизы мозга установили, кто она такая. Особые Обстоятельства полагают, что Зрейн может знать нечто существенное об утерянном артефакте.

Генар-Хафун сидел некоторое время в молчании, поигрывая шнурком своего комбинезона. “Сновидец”. Давненько он не слышал этого имени, которое в свое время постарался забыть, пытался стереть даже эхо памяти обо всем, что касалось этого странного корабля, и надо сказать, преуспел в этом.

– Зачем же понадобилось им заниматься этим делом через два с половиной тысячелетия? – спросил он голограмму.

– Представь себе, космическое тело с подобными характеристиками появилось вблизи звезды с названием Эспери, в Верхнем Смерче, и 00 нуждаются в помощи, чтобы наладить контакт. В этот раз нет древней звезды, но артефакт идентичен.

– И чего они хотят от меня?

– Чтобы ты прибыл на борт “Сновидца” и поговорил с этой мумией. Для этого ее личность, очевидно, будет восстановлена в теле. – Призрак выглядел смущенным. – Или же тебе предстоит убедить ее снова родиться, чтобы ее можно было допросить. “Сновидец” может не отпустить ее, он не якшается с Особыми Обстоятельствами, но, если она согласится, то пойдет ей навстречу.

– Но почему… – начал спрашивать Генар-Хафун.

– Более того, – сказал Тишлин, поднимая руку. – Даже если она откажется вернуться к нам, у тебя останется шанс перекачать ее личность во время сеанса связи. Аппаратурой тебя снабдят. Главное, чтобы об этом ничего не узнал ОСТ “Сновидца”. Не спрашивай, почему это так важно. Тебе поможет корабль, на котором ты прилетишь к ней с Тира.

– С Тира? – изумился Генар.

– На Тир тебя доставит корабль, арендованный у задир.

Генар-Хафун скептически посмотрел на дядю:

– Но разве такое возможно? – спросил он. – Вернуть ее насильственным путем. Тем более, вопреки желанию “Сновидца”.

– Очевидно, возможно, – пожал плечами Тишлин. – Техника совершает чудеса. Но ты понимаешь, что я имею в виду, когда говорю, что они хотят, чтобы ты выкрал душу мертвой женщины…

Генар-Хафун на миг задумался.

– А ты знаешь, что это за корабль? Ну тот, который меня доставит на борт “Сновидца”?

– У них нет выхода… – начал призрак, запнулся и смущенно поднял взгляд. – Ну, в общем, это ОКБ “Серая Зона”. Призрак улыбнулся. – Ага, вижу, ты слышал о нем!

– Да, слышал.

“Серая зона”. Корабль, который занимался тем, чем брезговали или боялись заниматься другие корабли: он проникал в подсознание людей, используя электромагнитные эффекторы. Отверженный корабль “Живодер” (таким было первоначальное название “Серой Зоны”) по собственному желанию оставался частью достояния Культуры, но его сторонились все без исключения ему подобные: это был изгнанник великого метафлота, гигантской суперфлотилии, которую представлял собой Контакт.

Генар-Хафун уже слышал о “Серой Зоне”. Теперь до него начинало понемногу доходить. Если существует судно, способное на пиратство – и, что еще более важно – желающее пиратствовать, поскольку это является способом и формой его существования, его “модус вивенди”, – то выкрасть душу на Сохранении у “Сновидца” оно не побрезгует. “Серая Зона”, вероятно, способен на все. Если считать правдой слухи об этом корабле, то последние десять лет он оттачивал приемы проникновения в сны и воспоминания различных животных видов. В свою очередь, – по тем же слухам, “Сновидец” не подавал признаков жизни последние 40 лет.

Призрак дядюшки Тишлина продолжил:

– Очевидно, “Сновидец” – большой оригинал. Впрочем, то, что он – Эксцентрик, еще ни о чем не говорит. Возможно, это упростит операцию, а, может, как раз наоборот.

Генар-Хафун посмотрел на Тишлина задумчиво:

– Как это там называлось? Внешний Контекстуальный Парадокс?

– Проблема, – поправил его Тишлин. – Проблема Внешнего Контекста.

– Хм-м. Да. Что почти одно и то же…

С Проблемой Внешнего Контекста большинство цивилизаций встречались лишь единожды. Широко распространенный пример: племя на довольно большом плодородном острове. Вы покорили эту землю, изобрели колесо, письменность и прочее, ваши соседи порабощены вами или, по крайней мере, настроены по отношению к вам миролюбиво, вы заняты воздвижением храмов самому себе со всей пышностью, которую только можете себе позволить. У вас в руках власть, о которой ваши священные предки могли только мечтать, – власть абсолютная! И вот внезапно в бухту врывается ощетинившийся пушками кусок железа без парусов и пара из трубы, на берег сходят парни с длинными забавными палками на плечах и объявляют, что они вас только что открыли, что вы теперь являетесь подданными некоего императора, который очень любит подарки, так называемые налоги, и вы, в общем-то, можете спать спокойно, только вот эти святые люди с тайным блеском в глазах хотели бы перекинуться парой слов с вашими жрецами.

Такова Проблема Внешнего Контекста; такова – с некоторыми техническими расхождениями – версия событий, которым несть числа во всех межпланетных цивилизациях, когда кто-нибудь вроде задир натыкается на них несколько раньше, чем, например, Культура.

У Культуры предостаточно своих мелких ПВК, проблем, которые могут оказаться продолжительными конфликтами, если будут решаться неверно. Однако до сих пор Культура успешно с ними справлялась. Последняя ее ПВК обернулась версией разъедающего галактику Гегемонизирующего Роя, а также внезапным, если не сказать – мгновенным визитом соседей с Андромеды в ответ на экспедицию, которая была туда отправлена.

Но существовала главная ПВК – проблема встречи с цивилизацией, которая постоянно будоражила воображение Умов и людей. “Продвинутые” могли принести с собой доступ в иные миры, но могли нести гибель и разрушение.

– Может быть, – согласился призрак. – Возможно, гибель станет несколько менее вероятной с твоей помощью.

Генар-Хафун кивнул, не отрывая взгляда с поверхности стола.

– И кто же отвечает за этот проект? – спросил он с усмешкой. – Обычно в операциях подобного уровня всегда существует Сверхразум, который контролирует ситуацию, инцидент-координатор или как там его?..

– Инцидент-координатор – ОСТ по имени “Никаких Открытий”, – сказал ему Тиш. – Если тебе захочется получить дополнительную информацию, можешь обратиться к нему. Он передал это тебе лично.

– Ага, – Генар-Хафун никак не мог вспомнить, слышал ли он раньше об этом корабле. – Но почему же именно я? – спросил он.

На самом деле он уже знал ответ на вопрос.

– “Сновидец” ведет себя с каждым днем все более странно, – произнес Тишлин с печальной миной. – Он меняет маршрут и график следования, не принимает людей для складирования на Сохранение и почти не выходит на связь. Но тебя он пообещал пустить на борт.

16
{"b":"5467","o":1}