ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ну ладно, в чем проблема?

С подобным явлением еще никто никогда не сталкивался.

Не мог поверить, что такое вообще существует в природе.

Мы не можем помочь, но не останемся в стороне.

&

Чем больше я думаю об этом, тем больше уверяюсь, что вы правы и мое беспокойство напрасно.

Все же сделаю небольшую проверку для собственного самоуспокоения. Уверен, что это окончательно развеет мои опасения.

Послушайте, вам надо чаще бывать в Бесконечно забавной Ирреальности.

&

Да, наверное. Хорошо.

&

И все же не пропадайте.

Мало ли что.

Конечно.

Поосторожнее там.

&

Удачной проверки, мой друг.

И береги себя.

II

После того, как ткань пространства срезонировала вокруг дрона Сисла Ифелеуса 1/2, прошло уже несколько секунд, а он все еще не мог решить, что делать. Пришло время собрать в камере антиматерию для реакции. Это даст немного, но все же больше, чем кропотливая сборка по крошечным кусочкам. Он выпустил все наноракеты (оставив последнюю – для себя), из которых две сотни всадил в свою изрубцованную ожогами заднюю панель – по сотне на каждую сторону реактора плазмовых камер. По счастливой случайности, разрушения на поверхности панели облегчили внедрение этих в общем-то крошечных ракет, так что в итоге только последняя их треть в миллиметр длиной торчала из панели. Оставалось еще 39 на боевом взводе, их он приготовил к мгновенной детонации при любом столкновении.

Мягкие вибрации в ткани пространства становились все более отчетливыми: что-то приближалось к нему из гиперпространства. Характеристики тембра вибрации были незнакомые, чужие.

Поток широкой волны радиации, точно яркий сноп света, не имеющий источника. Импульс энергетического заряда мазера в реальном пространстве. Что-то мелькнуло сбоку: корпус чужого корабля в пустоте трех измерений. Изображение вспыхнуло и погасло.

Дальность – десять километров. Соответствующая скорость. Пузатая, серебристо-пепельная сигара, покрытая острыми плавниками, стрелами и лезвиями…

Корабль задир!

Дрон колебался. Может, это был тот самый корабль, который преследовал “Мир несет Изобилие”? Вероятно. Он был взят артефактом или же – захвачен Эксцессией? Возможно. В конце концов все это теперь не имело значения.

Задиры никогда не были друзьями эленчей. Они вообще ни с кем не дружили.

Я прокололся. Я влип. Они сожрут меня живьем.

Дрон пытался выяснить, что происходит – отчаянно и тщетно. Вместе с тем его терзали сомнения. Послать сигнал о помощи? Вдруг это поможет: они могут взять его на борт, помочь с ремонтом и послать его позывные с предупреждением об артефакте, известив остальных жителей галактики.

А могут просто развинтить на части, чтобы посмотреть, как он устроен, поинтересоваться, как у него что работает, выжать из него всю имеющуюся информацию, потребовать выкуп, наконец. А если даже не поломают во время разборки и обследования, то вмонтируют какую-нибудь шпионскую программу, так, чтобы он посылал им рапорты через определенные промежутки времени. И отправят домой, в надежде выведать мозгами эленчей, как можно использовать артефакт. Возможно, эти сорвиголовы попытаются сделать то же, что и “Мир несет Изобилие”, – и что тогда? Или сохранят все в секрете, приведут Флот, вооруженный ультрасовременными технологиями? Единственное, чего они не станут делать – это действовать по определенному сценарию. Они непредсказуемы.

Электромагнитный эффектор – коммуникация. Сисл Ифелеус 1/2 приготовил экран защиты, и, если корабль Задир решится на абордаж…

– Эй, машина! Ты чья?

(Они говорят совсем как задиры, значит, их не захватили, и тогда они почти наверняка еще не знают о присутствии Эксцессии. Ну, что ж, это даже неплохо. Будем играть по правилам конвенции.)

– Я Сисл Ифелеус 1/2, дрон исследовательского судна “Мир несет Изобилие”, судно Клана Старгейзеров, часть Пятого Флота эленчей-зететиков, терплю бедствие, – сообщил он и добавил: – А вы?

– Теперь ты наш. Сдавайся или принимай бой!

(Стопроцентные задиры.)

– Извините, не понял. Как, вы сказали, ваше имя?

– Сдавайся или принимай вызов, негодяй!

– Позвольте мне подумать.

(Больше ему ничего не оставалось. Только думать. Думать, тянуть время.)

– Нет!

Ответ пришел так же внезапно, как и сигнал эффектора. И все же дрон успел захлопнуть силовые экраны защиты.

Ублюдки. Конечно, эта волчья стая…

Он ответил ракетным залпом из задней панели: две сотни крошечных двигателей несли непропорциональную смесь вещества и антиматерии. Ракеты взорвались, облако плазмы выплеснулось в вакуум, и дрон понесся прочь от корабля задир. Ускорение было относительно мягким. У дрона еще осталось время проверить реактор антиматерии, который он сконструировал. Он сунул в реактор несколько частичек антивещества и надеялся, что все получится как надо. Приемник реактора полыхнул огнем и взорвался.

Черт возьми. Опять влип.

Новых повреждений нет – внешних, по крайней мере, но и реактором во второй раз уже не воспользуешься. Ускорение падает.

Что еще? Думай!

Корабль задир посчитал ниже своего достоинства пускаться в погоню за каким-то дроном, поэтому Сисл Ифелеус отбросил свой план оставить на пути преследователей несколько наноракет, разбросав их в качестве мин.

Пространство, казалось, изогнулось и скрутилось жгутом. Внезапно он обнаружил, что несется параллельно курсу пиратского корабля, хотя намеревался двигаться в противоположном направлении. Эти животные просто играют со мной!

Мигнул маячок на носу корабля задир. Лазурный луч заплясал по броне дрона. Дрон отключил двигатели наноракет и усилил экраны-отражатели. Луч сузился до миллиметра в диаметре, затем его мощность резко увеличилась. Дрон свернул защитное поле экрана, превращаясь в наименее уязвимую мишень. Неприятель начал модулировать излучение до тех пор, пока оно не ушло в ультрафиолет.

Играешь со мной, ах ты, паскуда, ты просто играешь со мной… (Думай! Думай!)

Ну, ладно, для начала…

Он отстрелил зажимы на кожухе, прикрывающем два его верхнеуровневых мозга. Кожух заскрежетал, крышка откинулась. Он попытался вышвырнуть оба мозговых компонента манипуляционным полем. Ничего не случилось. Их заклинило.

Катастрофа! Если они попадут к задирам… Об этом даже подумать страшно. Автомат в руках дикарей. Он потянул сильнее: компоненты, наконец, выплыли из кожуха, теряя жизненную силу по мере удаления от тела дрона. Теперь то, что было ими, или уже умерло, или медленно умирало.

Но дрон все равно расстрелял их из лазера, превращая в раскаленную пыль, и тотчас назад готовить к выбросу внутренний сердечник, который тоже следовало уничтожить.

И тут у него возникла идея.

Он повернулся в тесноте своих побитых зеркальных лат и выпустил все две сотни двигателей наноракет. Он вытряхнул оставшиеся наноракеты и тридцать из них пустил прямо в корабль задир. Оставшиеся девять разбросал за собой как пригоршню черных колючек, какие разбрасывает на пути преследователей убегающий ниндзя. У всех девяти были свои инструкции и небольшой запас микроскопических мозгов, набитых закодированной чепухой. Наноракеты, нацеленные в корабль задир, скрылись в темноте космоса. Прошло всего несколько микросекунд, когда их крошечные боеголовки разлетелись ослепительно яркой россыпью световых бутонов, напоминающих звезды салюта. Остатки антивещества, питавшего двигатели ракет, изверглись в пространство, добавив зрелищность происходящему. Последняя из ракет, нацеленная в эффектор задир, вынужденно самоуничтожилась, замыкая вокруг щели световую полосу радиусом примерно в километр.

30
{"b":"5467","o":1}