ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Добро пожаловать на Тир, мастер Генар-Хафун. Мое имя Верлиоф Шанг. – Она протянула маленькую крепкую руку.

Она не была защищена никаким скафандром. Приятное чувство. Сам Генар был одет неофициально: просторные брюки, длинная рубаха навыпуск.

– Я послана от Контакта, чтобы опекать вас во время пребывания на Тире, – с некоторой робостью в голосе произнесла Верлиоф Шанг. – Уверена, что вы в этом не нуждаетесь, но я… Впрочем, не обращайте внимания.

Она рассмеялась и учтиво поклонилась.

– Что вы, что вы… – сказал он. – Я не отказываюсь от опеки.

Она снова рассмеялась, сразу же зажала рот ладонью, но успела-таки продемонстрировать великолепные зубы.

– Вы очень милы. Могу я вам помочь? – Она потянулась к его рюкзаку.

– Нет, спасибо, я сам.

– Ну что ж, – сказала она, несколько разочарованно пожав плечами, – карнавал вы пропустили, но таких невезучих здесь у нас хоть отбавляй. Я сама такая. И вот мы, невезунчики, планируем устроить на днях свой собственный праздник, и, честно говоря, нуждаемся в любой помощи. Если вы принесете в жертву ваше свободное время, я обещаю вам роскошное помещение, прекрасную компанию и восхитительные развлечения. Вы увидите этот Орбитал во всем его великолепии.

Она изогнула брови и посмотрела на него выжидательно.

Он некоторое время молчал, не отводя взгляда от ее прекрасно очерченного рта, затем сказал с искренним сожалением:

– Нет, благодарю вас.

На ее лице мелькнула досада.

– Вы уверены? – спросила она дрогнувшим голосом.

– У меня свой график. Ваше предложение чрезвычайно заманчиво, но… Позвольте выразить через вас бесконечную признательность Контакту, но я намерен распорядиться своим свободным временем по своему усмотрению. Вы меня понимаете? – Он рассмеялся. – Не беспокойтесь, несколько невинных развлечений – и я готов снова сесть на корабль и лететь куда угодно, когда настанет время. – Он выудил из кармана брюк небольшой пенальчик терминала и помахал им перед ее изумленными глазами. – К тому же, мой терминал будет всегда при мне. Обещаю. – И сунул его обратно в карман.

Она несколько секунд внимательно смотрела ему в глаза, потом пожала плечами.

– Ну, что ж, надеюсь, скучать не придется, Бэр, – она усмехнулась. – Наше предложение остается в силе, так что, если передумаете…

Посмотрев украдкой вокруг, она прикусила нижнюю губу.

– Может быть, желаете выпить с дороги… или что-нибудь еще?

– Нет, – мотнул он головой и рассмеялся. Забросил рюкзак на плечо и пошел прочь.

Генар-Хафун прибыл на Тир, когда ежегодный карнавал уже закончился. Люди понемногу успокаивались после месяца сплошных сумасбродств. Генар воспользовался всеобщей апатией и умудрился зарезервировать за собой эротруппу, а заодно и пентхауз с садом во “Вью”, лучшем отеле на Третьем уровне.

Он полагал, что поступил правильно, отказавшись от услуг Верлиоф Шанг. Выглядела она, конечно, как девушка его мечты, но при этом наверняка была агентом 00 или Контакта. Таким девочкам придают внешность, которая должна сразить наповал. В результате клиент получает телохранителя высшего класса, готового удовлетворить все его желания, а в случае неверного шага – тихо убрать охраняемого. Генар предпочитал держаться подальше от Культуры. Номер, выбранный им в отеле, назывался “Маленький дикарь”.

Он бросился в постель, чувствуя приятную усталость во всем теле. Вокруг царило сонное великолепие джунглей. В мозгу приятно гудело от работы наркожелез. Он посмотрел выпуск тирских новостей с Культурным уклоном. Экран висел в воздухе перед ближайшим деревом. Из наушника бодро вещал голос теледиктора.

Умам по-прежнему не давало покоя сказание о Блиттеринго-Делуджерском побоище. Потом пошел фильм, содержанием которого было нарастание флитинга среди Культурных кораблей. Флитингом назывался локальный конфликт, когда двое или более Умов решали, что вполне способны к автономному существованию. Некоторые зрелые Умы были обеспокоены поведением недавно построенных сотоварищей, считая, что те, попадая во флиттинговую зависимость, становятся страшно болтливыми. В дальнейшем, рассуждали старые ЦУМы (Центральные Умы, не путать с ГУМами – государственными умами), этот фактор следовало учитывать при производстве новых кораблей.

Местные новости: загадочный терракт в доке 80.6 на третий день Карнавала: “Свирепая Целеустремленность”, крейсер задир, получил незначительные повреждения от небольшой энергетической детонации. Видимо, кто-то баловался с фейерверками.

По-прежнему шли пересуды насчет создания новой Внутрисферы. Предполагалось выделить под это большой объем пространства. Во Внутрисфере планировалось запретить все полеты флаеров – за исключением машин аварийных служб, – установить экраны и фильтры почти на всех каналах вещания, построить обиталища в стиле “ретро”. Словом, создать этакую Аркадию. Генар-Хафун только головой покачал.

Международные новости: следящее судно подошло на настояние в день пути к вероятной аномалии неподалеку от Эспери. Исследовательское судно ОКБ посылало регулярные сообщения о том, что никаких изменений в артефакте не наблюдается. Вопреки требованиям секции Контакта, различные заинтересованные цивилизации уже направили или собирались направить корабли в генеральный сектор. Тир, однако, от участия в этом отказался. К удивлению подавляющей части обозревателей, задиры подвергли резкой критике реакцию тех кругов, которые лезут в чужие дела и в то же время держатся подальше от новооткрытой вселенской аномалии. Имелись неподтвержденные данные о возросшей активности задир в Верхнем Смерче, и как раз сегодня четыре корабля…

– Хватит, – произнес Генар-Хафун, и экран погас. Мимо него прошла ряженая из эротруппы. Генар-Хафун проводил ее взглядом.

“Девушка” была похоже на Зрейн Трамов, бывшего капитана корабля “Трудный Ребенок”, хотя ее фигура сильно отличалась от оригинала. Вот подошли две ее приятельницы, тоже одетые “под знаменитость”; их сопровождали трое молодых людей в подобных костюмах: известнейший актер, гениальный музыкант и модный визажист. Стайка получилась колоритной: Зрейн и Энхоф, Шпель, Пай и Гидинли. Все были просто очаровательны, превосходные имитаторы. Интзресно, можно ли считать вполне нормальными тех, кто при помощи наркожелез меняет внешность и манеры только для того, чтобы угодить чужим вкусам – и даже не всегда в смысле секса. Наверное, я становлюсь брюзгой. В конце концов какая мне разница? Возможно, им просто нравится паясничать.

Генар-Хафун задремал. Именно задремал, поскольку решил оставаться настороже. Как самурай в дозоре. Краешком сознания он отгонял сон: его наркожелезы выделяли сейчас гейн. За три дня недосыпа накопится усталость, но впереди еще целая неделя пути на борту “Серой Зоны” – “Живодера”, вот там он и отоспится. Гейн с приятным щекотанием растекался по жилам, просветляя голову и освобождая мышцы от накопившейся молочной кислоты.

Сцепив руки на затылке, он посмотрел сквозь ветви деревьев на голубое, в легких облачках, небо.

Гравитация на планете задир раза в два перекрывала ту, которой обычно пользовалась Культура, тем не менее он на диво быстро с ней освоился на Годшоуле, а в скором времени даже перестал замечать. Здесь же он ощущал свое тело почти невесомым.

Закрыв глаза, он впал в транс, как это делали в Культуре, когда хотели уйти от забот и треволнений внешнего мира, а заодно привести в норму свое психоэмрционное состояние. Он вообразил, что находится на какой-то маленькой сфере. Сфера имела стандартную гравитацию, то есть переходную между Годшоулом и Тиром: его подсознание зарегистрировало, что он находится в сильно ослабленном гравиполе, причем находится уже несколько часов, и организму требуется перестройка. Следовало максимально расслабиться и предоставить телу возможность сбросить мускульную, костную и мышечную массы, сделать стенки кровеносных сосудов более тонкими и произвести еще добрую сотню подобных действий, соответствующих новой гравитации.

48
{"b":"5467","o":1}