ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

“Рок” приготовил плазмовые камеры к удару и навел боеголовки. И просигналил:

– Это ваш дрон?

– Хм-м, – ответил “Довод “ не без некоторого колебания. Ну…

– Уничтожьте его… – потребовал “Рок”. – Немедленно уничтожьте!

– Он передает шифрованным текстом, согласно инструкции, оповестил всех “Довод”. При этом голос его звучал озадаченно.

Затем последовала пауза, и через некоторое время торопливый голос оповестил:

– Он обнаружил мозговое состояние пропавшего корабля “Мир Несет Изобилие”!

– Уничтожьте его! Немедленно!

– Нет, никогда! – отозвался “Печальный Консул”.

– Как можно? – возмутился “Довод к Рассудку”.

– Весьма сожалею, – просигналил “Рок” коллегам и привел в действие Переместитель, выбросивший сжатые сферы плазмы, рассеяв их, подобно минам, по пространству на пути возвращающегося из Эксцессии дрона.

XIV

Альвер Шейх закинула за плечо намокшие спутавшиеся волосы и оперлась подбородком о грудь Генара-Хафуна. Она чертила пальчиком круги у его левого соска, а он, обняв ее, нежно целовал каждый ее пальчик по очереди. Она улыбалась.

Ужин, болтовня, совместное возлияние, раскуренная на двоих трубка мира. Потом они решили освежиться в бассейне “Серой Зоны”, брызгая друг в друга и всячески дурачась… и продолжили дурачиться уже в постели. Альвер держала себя в рамках весь вечер, пока не уверилась, что мужчина не рассчитывает на продолжение, затем убедила себя, что она не давала себе зарока, что вообще-то он пресимпатичный, а после тесной душегубки в модуле им обоим надо немного расслабиться. Последнее решение она вынесла уже в бассейне, раздетая догола.

Оторвав подбородок от его груди, она принялась тереть пальчиком его потемневший сосок.

– Ты серьезно? – спросила она. – Ты хочешь стать настоящим задирой?

– Это самая лучшая идея, которая когда-либо приходила мне в голову, – ответил он. – Я просто хочу узнать, каково это быть одним из них.

– Получается, теперь ты объявил войну самому себе? – задала она очередной вопрос, прижимая сосок к груди и наблюдая, как он выпрямляется, словно миниатюрный пенис. Брови ее при этом были сосредоточенно сдвинуты, как будто она проводила важный эксперимент на живом организме.

Он рассмеялся:

– Получается, что так.

Она заглянула ему в глаза:

– А как насчет женщин? Тоже захотел побывать в их шкуре? Ведь ты пробовал измениться, разве не так?

Глубоко вздохнув, он поднял голову, словно выныривая на поверхность океана, в котором пребывал до тех пор. Закинув руку за голову, он задумчиво посмотрел в потолок каюты:

– Что было, то было, – спокойно произнес он.

Поглаживая ладонью его грудь, она рассматривала мельчайшие узоры пор на его коже.

– И это все – ради нее?

Они встретились взглядами.

– Откуда ты обо мне столько знаешь? – поинтересовался он. Он уже пробовал разговорить ее за ужином, пытался выяснить, как много ей известно и зачем ее отправили на перехват, однако не добился вразумительного ответа. (Впрочем, если честно, разве сам он мог рассказать ей, зачем ему надо попасть на “Сновидец”?)

– О, я знаю о тебе все, – произнесла она нежно и опустила глаза. – Вернее, мне известно кое-что. Наверное, далеко не все.

Он вновь утомленно откинулся на подушку.

– Да, может быть, это было сделано только ради нее.

– Значит, ты сильно любил ее, – сказала она, продолжая ласкать его грудь. Помолчав, он ответил:

– Вероятно.

Ей послышалось сожаление в его голосе. Последовала пауза, после которой он вздохнул и уже более беспечным тоном произнес:

– Ну, а у тебя? Был у тебя какой-нибудь парень?

– Нет! – солгала она со смехом. – Может быть, так, однодневка. – Она приподнялась и провела вокруг его соска кончиком языка. – У меня хватало чисто девичьих развлечений. Мне нравилось быть просто девочкой.

Он потянулся, привлек ее к себе, чтобы поцеловать.

И тут в тишине прозвенел крошечный колокольчик.

Она вырвалась.

– Да? – спросила она тяжело дыша и начиная хмуриться.

– Извините за беспокойство, – сообщил корабль откровенно издевательским тоном, – Могу я поговорить с мастером Генар-Хафуном?

Сделав неприличный жест, Альвер скатилась с мужского тела.

– Что, нельзя было подождать? – отозвался Генар-Хафун.

– Да, пожалуй, – задумчиво ответил корабль, как будто это только что дошло до него. – Но люди обычно предпочитают узнавать о таких событиях немедленно. По крайней мере, мне так всегда казалось.

– Что еще такое? Что там стряслось?

– Чувствующий модуль Скапел Эффранкуи погиб смертью храбрых, – произнес корабль. – Он подорвал себя вместе с посольством на планете задир в первый день войны. Приношу свои соболезнования. Вы ведь были тесно знакомы?

Генар-Хафун помедлил с ответом, обдумывая услышанное.

– Нет. Впрочем… мне тяжело это слышать. Спасибо, что известили.

– Мог ли я ждать? – будничным тоном произнес корабль. Посудите сами.

– Даже должны были, но, вероятно, не знали об этом.

– Ну, хорошо. Еще раз простите, что помешал. Доброй ночи.

– Да, доброй ночи, – ответил человек, удивляясь собственной выдержке.

Альвер погладила его по плечу.

– Это же был модуль, в котором ты жил, правда?

Он кивнул.

– Получается, ты лишился последнего пристанища?

– Мы никогда не были привязаны друг к другу, – откровенно признался он. – Скорее всего, это из-за меня. Он повернул голову, чтобы посмотреть на нее. – Честно говоря, временами я веду себя как последний мерзавец. – он горько усмехнулся.

– Я запомню твои слова, – сказала она и обняла его.

10. ТЯЖКОЕ ПРИЗНАНИЕ

I

Ничего не помогало! Вся артиллерия “Рока, Подвластного Изменениям” работала на одного дрона-эленча. Тот быстро лавировал мимо расставленных кораблем захлопывающихся гравитационных ловушек, упорно скользя к Переместителям. Но это же непостижимо! Разве можно уйти от гравиловушек, да еще с такой легкостью? Интересно, заметили эту новую способность дрона наблюдающие со стороны корабли эленчей? Маленький дрон летел, неумолимо приближаясь к родному кораблю. До сближения осталось всего несколько секунд.

– Должен признаться, я пытался уничтожить вашего дрона, – заметил “Рок”, направляя сигнал “Доводу”. – Не стану приносить извинений, поскольку ничуть не раскаиваюсь в содеянном. Посмотрите, чем это все обернулось. Он прекратил запись событий. Теперь вы видите? Похоже, эту машину уничтожить будет непросто. Лучше всего держаться от нее подальше. Я начну разрабатывать иной план действий.

– Не следовало вам вставать на пути моего дрона, – ответил “Довод”. – Я рад, что вы не преуспели в этом и даже потерпели поражение. Да-да, меня чрезвычайно радует, что дрон оказался под защитой неопознанного объекта. Я считаю это хорошим знаком.

– Что? Вы в своем уме?

– Буду вам весьма признателен, если вы перестанете атаковать мое ментальное состояние с регулярностью, достойной лучшего применения, и позволите мне спокойно заниматься своим делом. Не стану извещать другие корабли о вашем нападении на моего дрона, но предупреждаю, что подобные противозаконные действия в дальнейшем будут встречены уже не столь снисходительно.

– Ну что же, прощайте и доброго пути.

– Куда вы уходите?

– Я никуда не ухожу.

II

ОКБ “Серая Зона” был готов к состыковке с ОСТ “Сновидец”. ОКБ уже собрал своих немногочисленных пассажиров в кают-компании. Один из похожих на скелеты (сложенных из одних шарниров без кожуха) дронов-прислужников присоединился к ним, когда они наблюдали вид из гиперпространства, транслируемый на стенной экран. ОКБ развил всю скорость, на которую был способен, продираясь под тканью пространства, по слегка изогнутой траектории, почти идентичной курсу исполинского судна, растущего за кормой.

80
{"b":"5467","o":1}