A
A
1
2
3
...
84
85
86
...
98

Генар-Хафун вскинул голову:

– Она что, в самом деле, так и не родила?

– Угу, – сказала птица. – Так и носит. Вот это будет крепыш, могу себе представить. Недоноском его, точно, не назовешь. Можешь себе такое представить? Нет? Я тоже. Свихнуться можно. Ну, вот, а теперь и папаша здесь. В общем, можно сказать, она получила все, что хотела. Ха!

Генар с озадаченным видом щипал нижнюю губу.

– Что молчишь? – ехидно спросила птица.

– Что? – отозвался человек рассеянно. Птица повторила вопрос.

Генар, казалось, по-прежнему не слышал. Он оставался глух и безучастен к происходящему. Затем, наконец, нехотя пожал плечами:

– Я летел сюда, чтобы поговорить с мертвецом. С Сохраняемым.

– Их всех эвакуировали, – сказала птица. – Разве ты не слышал?

Человек покачал головой.

– Речь не о них. Это кто-то без личности, сохраняемый в памяти корабля. Тела у него уже давно нет.

– Здесь нет никаких призраков, – сказала птица. – Кроме Аморфии. На Драйве всех десантировали. Полная разгрузка. Загрузка. Перегрузка. Как ни называй. Даже копий не осталось.

– Что? – человек шагнул к птице.

– Серьезно, – ответила она, на всякий случай отпрыгивая. – Честное слово. – Нет, в самом деле, мне так, по крайней мере, рассказывали. За что купил, за то и продаю. Хотя, конечно, может быть, меня неправильно информировали. Правда, не знаю, зачем. Но это вполне возможно. Их больше нет. Это та информация, которой я владею. Ушли. Здесь пусто. Корабль говорил, что даже копий на борту не осталось.

– Где они? – спросил человек.

– Да я же говор-рю – не знаю! – заорала птица, отпрыгивая и взмахивая крыльями, уже готовая сорваться с парапета.

Генар-Хафун посмотрел не нее, затем повернулся, набрал полную горсть камешков и запустил ими в фальшивую панораму моря и облаков.

IX

Значит, дело было не в нем, а в том месте, где он находился. Здесь не действовали законы физики и математики. Может, они были просто другими, а, может, эта местность и не подчинялась никаким законам.

“Рок, Подвластный Изменениям” огляделся, все еще не веря своим сенсорам. Звезды. Только звезды – и больше ничего. Совершенно незнакомый космический ландшафт.

Где Эксцессия? Где корабли эленчей? Где Эспери?

Чувство, которое он сейчас испытывал, можно было сравнить с состоянием заблудившегося ребенка. Причем никто не знает, где именно этот ребенок заблудился. Так что даже не просто заблудившийся, а заблудившийся в темном заброшенном подвале, давным-давно запертом на замок.

С глубоким облегчением он воспринял сообщение о том, что, скорее всего, все еще находится в “своей” вселенной. На миг он задумался, а что бы он делал, если бы оказался в совершенно чужом мире. В то же время это слегка разочаровывало где-то там, глубоко подсознательно.

Он находился где-то в секторе Эспери. В радиусе тридцати световых лет от той точки, в которой был мгновение назад. Ближайшая звездная система представляла собой ничем не примечательный голубовато-белый двойной карлик с двойным же именем – При-Этс, который располагался как раз на той воображаемой гипотетической линии, соединявшей Эксцессию с приближающимся МСТ “Никаких Открытий”.

“Рок” еще раз проверил системы. Видимых повреждений нет. Угрозы вторжения нет. Непосредственной опасности тоже нет, связь отсутствует.

Он еще раз проанализировал записи того, что случилось с ним в последние несколько пикосекунд, во время полной проверки систем.

…Эксцессия рванулась ему навстречу. Он был окружен – но чем? Пространствено-временной тканью? Каким-то ультраплотным полем? Все произошло на гиперпространственных скоростях. Внешнюю вселенную словно сдавили в щепоти, проделав дыру, краткий интервал полного отсутствия материи и времени. В течение идеально неделимой пикосекунды “Рок” пребывал вне всего: никаких данных от сенсоров. Это было белое пятно, которое никак нельзя восстановить в записи “черного ящика”. Он оставался неподвижным всего один бесконечно малый, микроскопический миг, который выражается пикосекундой, за этот отрезок времени НИЧЕГО не могло СЛУЧИТЬСЯ. Произойти. Стрястись. Приключиться. Возникнуть. Исчезнуть. Трансформироваться. Ничто не могло произвести какого-либо из действий и перемен в материальном мире.

Корабль неоднократно просматривал эту запись на замедленной скорости, с каждым разом все внимательнее, пока не понял, что имеет дело с эквивалентом индивидуальных структур.

Мельчайший возможный отрезок восприятия, известный Культуре или другим Вовлеченным – это пикосекунда. Именно ее у него посчитали возможным отнять.

В конце концов он пришел к четырем версиям происшедшего. Согласно первой, Эксцессия сорвалась с места, УСКОРЯЯСЬ ему навстречу. По другой – пространство свернулось почти полностью вокруг корабля, на дистанции предположительно около километра от центра, хотя это не поддавалось точной оценке, оставив только крошечную дырочку, из которой просматривалась остальная вселенная по ту сторону. По третьей версии граница, отделявшая его от вселенной, сосредоточилась в одном месте, а по четвертой – вселенная ушла от него вперед на целых 30 световых лет всего за одну пикосекунду.

“Как это могло произойти?” – размышлял корабль, направляя сенсоры на отдаленные квазары, которые служили космическим счетчиком тысячелетий. Нет, судя по всему, тридцати лет он все-таки не потерял.

“Рок, Подвластный Изменениям” по-прежнему беспокоился, что проморгал нечто, что могло с ним взаимодействовать, оказать влияние, произвести необратимые изменения в нем и в его ощущении мира. Ему казалось, что его одурачили, провели как маленького, заманив в ловушку. И, хуже всего, он сам не помнил, как сюда попал. Одна мысль о том, что нечто могло проникнуть в его Ум, жгла его хуже эффектора.

Он пытался свыкнуться с новым положением. Не думать о том, что его ментальные процессы оказались сейчас во власти других Умов, что за ним наблюдают, как за подопытным кроликом.

Наконец появились результаты проверки. Вселенная находилась в том самом времени, которое показывали его внутренние часы.

Корабль был оглушен этими фактами. В то время, когда другая, менее интеллектуальная его часть заводила двигатели, убеждаясь, что они в отличном рабочем состоянии, корабль пытался найти объяснение тому, как это он проскочил 30 световых лет меньше чем за одно мгновение. Никакой Переместитель не способен на такое. Во всяком случае, не так быстро и не на такое сумасшедшее расстояние.

Невероятно. “Я заполучил себе собственную ПВК”, – подумал корабль и внезапно почувствовал себя дикарем, нашедшим на пороге своей хижины взрывчатку или электростанцию.

Он послал сигнал кораблю “Никаких Открытий”. Затем попытался связаться с теми, кто оставался – хотелось бы в это верить – вокруг Эксцессии (если вокруг нее еще что-то оставалось). Никакого ответа. И ни одного сигнала от кораблей эленчей.

“Рок” наугад двинулся навстречу Эксцессии. Почти немедленно его двигатели начали терять тягу, их энергия бесследно улетучилась в энергетическую решетку. Еще немного – и он утратил бы и связь с решеткой.

А ведь он продвинулся всего на десяток световых секунд. Он немедленно сдал назад, занимая прежние координаты. Как только он оказался на этом месте, двигатели стали работать безукоризненно. Странно. Он попробовал еще раз тронуться с места.

Его аватары снова принялись что-то втолковывать экипажу. Он направил подготовительный рапорт. И тот внезапно пересекся с ответом МСТ на предшествующий запрос “Рока”:

[прерывистый плотный, М32, пер. @4.28. 882.8367]

хМСТ “Никаких Открытий” оОКБ “Рок, Подвластный Изменениям”

Я не понимаю. Что происходит? Как вы туда попали?

&

[прерывистый плотный, М32, пер. @4.28. 882.8379]

85
{"b":"5467","o":1}