A
A
1
2
3
...
86
87
88
...
98

Он скрестил руки на груди.

– Конечно, – продолжал он. – Дейэль была утерянным звеном, нераспутанным концом моей прежней жизни. Все прочие не так беспокоили меня. Под моей опекой оставалась одна Дейэль, я должен был устроить ее судьбу. – Его брови сдвинулись, лоб пересекла морщина. – Я думал, все будет просто, поскольку всегда умел влиять на умы и события. Я мог бы заставить ее родить, даже против ее воли, во сне, под воздействием эффектора. Она бы проснулась, а пути обратно уже не было бы. Но что все мои технологии против женской логики!

Он покачал головой.

– Она бы не простила мне этого. Я еще питал надежду переубедить ее – пристыдить, в конце концов. Потом я воссоздал все это. – Он повел рукой. – Утесы, болота, башню и море далекого Телатурьера, превратив свои трюмы и ангары в настоящий хабитат. И все это ради нее и созданий, которых она любила. – Опустив глаза, Аморфия улыбнулся. – Не скрою, у меня был в этом и свой интерес, но в первую очередь была эта детская. – Аватара опять улыбнулся. Улыбка была грустной. Признаю – все оказалось очередной ошибкой. Я дважды ошибся, и оба раза пострадала Дейэль. Ты – мой последний шанс привести все в порядок.

– И что я должен делать?

– Да ничего! Ни-че-го! Понимаешь? Просто поговорить с ней! – Аватара всплеснул руками, и тут Генар-Хафун почему-то вспомнил об Альвер.

– А что, если у меня не получится долго разыгрывать эту роль?

– Тогда ты можешь разделить мою участь, – с холодком в голосе ответил аватара. – Какой бы она ни была. В любом случае, я могу держать тебя здесь, при себе, пока ты не согласишься поговорить с ней.

– А какова же твоя участь?

– О, скорее всего, незавидная. Наверное, я погибну, спокойно произнес аватара. – И притом очень скоро. – Он пожал плечами, словно говорил о чем-то совершенно будничном и не требующем обсуждения.

– Ты меня напугал.

– Я тебя просто предупредил, Генар-Хафун, – произнес аватара, нагибаясь за очередным камешком. – Я не настолько Эксцентрик, каким кажусь, наверное, со стороны, но помни только Эксцентрику позволен такой образ жизни, который я веду вот уже 40 лет. Беспрецедентное явление, замеченное в секторе Эспери и названное Эксцессией, открывает путь в иные вселенные, коим несть числа. Оно дает силы, которыми не располагает никто из Вовлеченных. Ты уже познакомился с методами работы 00. Не будь наивен. Умы давно используют в своей работе силовые методы. А когда возникает проблема такой важности, то любой корабль готов дважды поставить на карту свою жизнь и вести политику сильной руки. Согласно полученным мною данным, несколько кораблей уже решились на это. Так что жизнь человека на этих весах мало что значит.

Человек, жизнь которого так быстро, так вскользь оценили, уставился на аватара как на старьевщикалюбителя.

– Тем не менее, ты делаешь все это ради одной человеческой жизни. Даже двух, поскольку Дейэль беременна. Ты не всех сосчитал, аватара.

– Нет, Генар-Хафун, – ответил аватара, качая головой. – Я делаю это для себя, потому что это стало моей навязчивой идеей. Потому что моя гордость не позволяет мне оставить все, как есть. Дейэль и ее страсть к саморазрушению одержали победу. Ее месть утолена. Она подчинила тебя своей воле еще 45 лет назад, и то же самое сделала со мной за последние 40 лет. Теперь ее смело можно назвать победительницей. В своем женском сверхупрямстве она добилась многого, если не всего. Она выбросила из жизни 40 лет, ушла в свою обиду, но она осталась такой же, какой была. А ты, Генар-Хафун, провел эти 40 лет в развлечениях и усладах. Так что, можно сказать, и тебе не на что жаловаться. Ты жил, как хотел, а напоследок еще и полакомился. Эта юная леди, я так полагаю, неплохой приз? Ведь это все, что ты хотел от жизни? Вот что стало твоей навязчивой идеей. У каждого она своя, но идея есть обязательно. Ты прогадал. Так что всем троим придется расплачиваться за свои ошибки. Что ж, если судьбе было угодно так сложно переплести наши пути… Каждый внес свой вклад в эту ситуацию, и все, что от тебя требуется – внести свой вклад в ее разрешение.

– Все, что от меня требуется – это переговорить с ней?

Существо кивнуло.

– Попытаться понять, посмотреть на вещи с ее точки зрения, попытаться простить и принять прощение. Быть честным с ней и с самим собой. Я не прошу тебя остаться с ней или вновь стать ее партнером, или создать семью из трех человек. Я просто хочу, чтобы ты предотвратил ее дальнейшие ошибки. Затем ты будешь волен вернуться к своей прежней жизни.

Человек взглянул на море, затем на свою правую руку. Казалось, он удивлен, обнаружив в ней камень. Он бросил его изо всех сил, но камень не пролетел и половины пути до той далекой невидимой стены.

– А все-таки, что ты предполагаешь делать? – спросил Генар-Хафун. – В чем твоя миссия?

– Добраться до Эксцессии, – ответил Аморфия. – Разрушить ее, если это окажется необходимым и возможным. Вытащить из нее ответ…

– А как насчет задир?

– Дополнительные сложности, – согласился аватара, снова приседая на корточки и выискивая плоский голыш. – С ними, может быть, тоже придется разбираться. – Он поднял камень, взвесил в ладони, бросил его под ноги, стал искать другой.

– Разбираться? – переспросил Генар-Хафун. – Если мне не изменяет память, сюда направляется целая эскадра. Ведь это война.

– О, конечно, это именно так и называется, – отозвался аватара, копаясь в гальке. – И все же всегда стоит попытаться, – разве не так? – Он вновь встал во весь рост.

Генар-Хафун смерил его взглядом, пытаясь выяснить, иронизирует собеседник или просто не договаривает.

– Ну и когда же начнется самое интересное?

– Ну, – ответил Аморфия, – что касается интересного, то оно, видимо, начнется на расстоянии около 30 световых лет от самой Эксцессии. То есть в самое ближайшее время, поскольку мы прибудем в этот сектор уже сегодня вечером.

Генар-Хафун обернулся и пристально посмотрел на аватару.

– Сегодня вечером?

– Времени осталось немного, – поджал губы аватара, вглядываясь в фальшивый горизонт. – Так что чем раньше ты поговоришь с Дейэль… тем лучше. Для всех. – Он усмехнулся.

– А если прямо сейчас? – развел руками Генар-Хафун.

– Посмотрим, – сказало существо.

Зеркальный шар, огромное серебряное яйцо, возникло на том месте, где только что стоял аватара.

Шар Переместителя исчез прежде, чем человек успел сообразить, что это было, мгновенно сойдясь в черную точку. При этом раздался характерный звук лопнувшего мыльного пузыря.

XI

“Убивающий Время” невредимым прошел сквозь строй древних кораблей Культуры, летящих навстречу Эксцессии, отразив еще несколько направленных в него ракет и боеголовок. Обнаружив цель, те сдетонировали. “КорСета” падал куда-то назад, вращаясь и кувыркаясь в гиперпространстве, по-прежнему удаляясь от обгоняющего “Убивающего Время”, когда тот стал тормозить и заходить на разворот.

Впереди оставалась четвертая колона: еще 14 боевых кораблей. Если бы он знал наперед, что их будет так мало в последней эскадре, “Убивающий Время” атаковал бы и вторую колонну. Он еще некоторое время наблюдал, как удаляется беспомощный “КорСет”. Да, с предателем покончено.

Тогда он переключился на оставшиеся 14. Заложив сложный вираж, он мог бы успеть уничтожить по меньшей мере четверых, прежде чем удача повернется к нему спиной. Если же ему повезет, то он уничтожит половину. Оставался еще и другой вариант: завершить маневр с разворотом и, не сбрасывая скорости, зайти еще раз к передним рядам всей толпы. Даже если они успеют приготовиться к удару, он все равно сильно опередит их и сократит армию по меньшей мере вдвое.

Или вот что…

Он развернулся перед фронтом 14 кораблей – они как раз перестроили свои ряды, чтобы достойно встретить его. “Убивающий Время” проигнорировал традиционный вызов на поединок и не поддался соблазну влететь прямиком в их гущу. Вместо этого он выпустил снаряды, поражающие двигательные поля. Это был, как ему всегда казалось, скромный и почетный способ умереть. Еще пара разбитых кораблей закувыркалась в космосе. Завидев это, остальные, как по команде, повернули назад и увеличили скорость, спеша нагнать основные силы эскадры. Ни один из кораблей не осмелился сразиться с ним.

87
{"b":"5467","o":1}