ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Огонь!

Вылетел болт, прожужжав мимо людей, чуть не царапнув плечо Хосе, но поразив летящую цель, которая тут же вспыхнула на месте. Ковбой все еще пытался выстрелить из своего заевшего ружья, когда Хосе рухнул на колени и закрыл лицо руками. Плечи его тряслись. Большой Майк попытался помочь ему встать, но Хосе задергался, стряхивая его руки.

– К утру оклемается, – сказала Марлен отстранение.

– Не земля, а дерьмо! Нынче даже освященной земли не найти! – заорал Ковбой, снова сплевывая и стараясь перезарядить ружье. – Никогда он до конца не оклемается.

– Как и все мы, – мрачно добавил Шабазз, подхватывая Хосе под руку и заставляя встать, а потом пожимая руку Большому Майку. – Твой брат только что спас тебе жизнь – пусть даже сейчас тебе хочется свернуться клубком и сдохнуть. Ему тоже нелегко было взять на себя эту тяжесть, чтобы тебе самому не пришлось. Признай это, и забудем.

Хосе кивнул, вытер лицо, и они с Большим Майком стукнулись кулаками.

– Я ж тебе сказал, что прикрою спину, – напомнил Майк Хосе, обнимая его за плечи. Но от внимания группы не ускользнуло, что сперва Майк тщательно оглядел кожу Хосе с головы до пят. – Он чист, – заключил Большой Майк, коротко, по-мужски обнял Хосе и вернул ему арбалет.

– У меня ее голос до сих пор в голове звучит, – шепнул Хосе.

– И будет звучать, – сухо сказал Шабазз, собирая снаряжение и не переставая озирать окружающее пространство. – Вот почему нам нельзя влюбляться, нельзя никого допускать к себе под шкуру – иначе потом этот голос будет слышаться у тебя в голове, пока будет жив главный вампир. Ты будешь жить как в аду и каждую ночь желать себе смерти, когда кто-нибудь из них ее голосом будет говорить с тобой или пытаться залезть к тебе в койку, заставив тебя забыть, что она мертва. Вот почему я хотел, чтобы ее убил Колдун – чтобы помнил об этом, когда за ним явится суккуб. И его личный ад – свеженький. Вам интересно, откуда я это знаю?

– Оставь, – предупредила Марлен. – Всю правду ему сразу не переварить. Давай по частям.

Марлен и Шабазз схлестнулись взглядами. Потом Шабазз отвернулся и посмотрел в небо.

– Надо выбираться, – хладнокровно заметила Дамали, сканируя окрестности, потом тоже поднимая глаза к небу. – Только вряд ли опасность миновала полностью. – Она посмотрела на группу – все кивнули, соглашаясь. Ребята были на взводе, тяжело дышали, еще не отойдя от битвы. – Парни, я знаю, что мы хотим оказаться отсюда подальше, но надо по-умному, а не бросаться очертя голову в следующую засаду.

– По делу, – кивнул Шабазз. – Наш истребитель становится похож на себя.

Посмотрев на Шабазза, Марлен отвела взгляд.

А это еще к чему? Дамали придирчиво оглядела группу.

– Надо чуть повременить и проверить, что у нас все чисто. Я слышу, что звуки вернулись, но не до конца еще. Как только все станет по-прежнему и ясно будет слышен шум машин, двинемся.

И снова ее взгляд устремился к небу.

Майк кивнул:

– Насчет звуков – это она права.

– Когда вернемся к себе, надо будет поговорить. – Дамали оглядела уставшую от боя команду. – Кто-нибудь заметил, какие смертельные раны превратили людей в этих тварей?

Никто ничего не сказал.

– Никто не рассмотрел горла этих зверей до того, как они вспыхнули? – спросила она, на этот раз чуть помедленнее. И вздохнула с облегчением, когда все остальные только покачали головами. – Так вот, этих тварей превратили в то, что мы видели, не обычные две дырки вампирского укуса.

Она обтерла руки о собственные штаны и подобрала трость.

– Ага. Наша девочка снова становится сама собой, – буркнул Шабазз, пока группа собирала боеприпасы.

– Хватит! – полыхнула на него сердитым взглядом Марлен.

– А ну-ка выкладывай! – велела ей Дамали. – О чем это вы с ним?

– Как у каждого с боезапасом? – Вопрос Шабазза был продиктован более желанием отвлечь, сбросить пар.

Дамали посмотрела на него, на Марлен и не стала ничего говорить. Потом.

– Мало и хреновый, – скривился Ковбой, все еще злясь на заевший магазин. – Ничего повеселились.

– Арбалеты на отметке "Е", – с тревогой сказал Джей Эл.

– Гранат почти не осталось, – доложил Майк, бросая Марлен ее трость, поднятую из кучи резко пахнущего и дымящегося пепла на мостовой.

– Звуки вернулись. Можно двигаться дальше, – объявил Большой Майк.

– Тогда поехали, – сказал Шабазз, бросая Дамали кол, поднятый с земли. – Пора вызывать лимузин.

Марлен и Шабазз снова злобно переглянулись, но ничего не сказали. Марлен только схватилась за сотовый телефон, вбила номер и отключила трубку. Но Дамали обратила внимание, как дозорная швырнула телефон обратно в сумку.

– Шабазз прав, – прощебетала Дамали, вклиниваясь между ссорящимися наставниками. – В переулке теперь, когда вернулся звук, стало горячо. Мы крупную пыль подняли, нашумели как следует, и копы точно здесь скоро появятся. Давайте-ка соберем оружие – лимузин будет здесь через секунду, и тогда подберем Дэна – и ходом. Ревизию аппаратуры сделаем в машине, заодно и перепакуемся, чтобы пройти контроль в аэропорту.

– Мы их не всех убрали, – напомнил Ковбой, когда группа подходила к выходу. – Поглядывайте, парни.

– Вызовите кто-нибудь снова лимузин, – сказала Марлен невыразительным голосом. – А ты, Большой Майк, проверь его перед тем, как мы сядем, – оставшимися гранатами. Плесни святой воды внутрь, как обычно. Если там кто-то лишний, мы узнаем по языкам пламени.

Майк кивнул.

– Слушаюсь, командир. Только у нас уже мало святой воды, от которой они горят, как нефть. Дальше начнется рукопашная.

Большой Майк достал сотовый телефон, набрал номер и вздохнул.

Джей Эл, можешь раздать всем по колу из своей связки?

При этих словах Дамали внимание всей группы обратилось к Джей Эл.

– У меня только два, – ответил Джей Эл, бросая один Шабаззу. – Хосе, у тебя есть?

– Один, – ответил тот, грустно усмехнувшись, и подал его Дамали. – Можешь меня им сделать, если надо.

Дамали вернула кол, покачав головой.

– С тобой все чисто, тебя вампир не цапнул. То, что она влезла к тебе в голову, это только душевная травма, но не превращение. Так что оставь кол себе, мне он не нужен. Будет тебе для защиты на ходу. Ну что, мир?

– Я все понял, – заявил Ковбой. – Беломазого вон, как паршивую собаку. Оставить его с забарахлившей обоймой в руках и больше ни с чем.

– Я тебя прикрою, – засмеялась Дамали, становясь рядом с Джейком и пиная его локтем. Она достала анкеры от барабана и подала Ковбою бубенец из заднего кармана. – Пока что мне не приходилось пускать их в ход.

– Чуть лучше. – Ковбой раскинул руки в стороны и ударил себя в грудь. – Бубенцы и анкеры барабана создают ненужную близость и интим – я предпочитаю держать вампиров на расстоянии. Сечете?

– Не бзди! – Большой Майк ухмыльнулся и бросил Ковбою флакон. – А так?

– Так гораздо лучше, добрый мой брат, – ответил Ковбой с нервным смехом, ловя флакон и целуя его.

– Надеюсь, ты оставил пулю для Дэна – на всякий случай, – заметила Марлен.

Группа сбилась с шага.

– Ага, – сказал Шабазз, проверяя заевшее было оружие и стреляя в воздух – удостовериться, что исправил. – Думал об этом: его что-то не видно.

– Эта дрянь к кому хочешь может прилипнуть, – напомнил Ковбой, становясь серьезным. – К любому из нас, храни Бог, в любое время.

– Потому-то все это так нелепо и выходит.

Джей Эл запустил пальцы в промокшие от испарины волосы. Темно-карие миндалевидные глаза смотрели так напористо, что Марлен пришлось ответить на несказанные слова.

– Знаю, – сказала она, кладя руку ему на плечо и заставляя снова идти в ногу с группой. – Мы слишком глубоко забрались, чтобы вернуться обратно, но пока мы еще люди. Когда-нибудь это кончится.

– Не обещай человеку чек, который банк отвергнет, Map! – Шабазз посмотрел на нее тяжелым взглядом.

– Когда мы найдем главное логово, это же кончится?

10
{"b":"5468","o":1}