ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Действие наркоты, – вздохнул Ковбой. – И набрасываться с колом и молотком на "негативных" артистов мы не можем – пусть даже они двух нот не способны сбацать на гитаре и поют как ослы на лужайке. Боюсь, копы назвали бы это убийством первой степени.

Ковбой явно выделил кавычками слово "негативных", поглядев на Большого Майка и на Дамали.

– Нет, – добавил он задумчиво. – Если у них есть отражение, то они в уравнение не входят – разве что как возможные помощники мастера. Черт побери, у нас бывали даже окруженные президенты, и охраняли их сотрудники секретной службы из числа фэнов групп. В любой части света есть лидер, который либо окружен, либо скомпрометирован в том или ином смысле. Пара исполнителей современной музыки меня не удивит. Пособники вампиров должны также деньги зарабатывать. Это входит в сделку – душа в обмен на миллионы, силу и славу. Основы. Как только сделка заключена, человек становится помеченным для данного мастера вампиров. Однако обычно вампиры не жрут своих помощников-людей... так что можно скорее всего сказать, что там, где много валят тел, там просто удачная охота.

– Нет, послушайте, – начала Дамали, обретя голос и подходя к карте. – Разве вы не говорили, что они как волки делят территорию и дерутся из-за нарушения границ? Так вот, этот концерт намечается одновременно всюду – а это значит, что должен быть организован альянс, отменяющий границы. Если вы мне говорите правду, то этого не может быть. – Она оглядела товарищей и отерла со лба испарину. – Либо создан такой невозможный альянс, либо один из мастеров вампиров настолько сильно выдвинулся в конкурентной борьбе, что может нарушать границы по всему миру сразу.

– Сестренка в самую точку попала, – согласился Ковбой, пододвигая себе табурет и садясь. – Черт возьми, может, эта гора трупов как-то была связана с войной, приближения которой мы не заметили, какое-то тайное событие, спрятанное на самом виду – как вот этот истребитель. Что, если именно поэтому убийства такие зверские, а не обычные милые две дырочки на шее? Кто-нибудь об этом подумал? Некая вампирская версия расстрела из мчащейся машины?

– Но мы еще не уверены, что имеем дело с вампиром в чистом виде. Помните, Марлен говорила что-то про демона отмщения?

Дамали посмотрела на Марлен, но та промолчала.

– Давайте без поспешных выводов, – вмешался Шабазз. – Возможно, как заведение Карлоса и наша группа, "Кровавая музыка" просто охотничье поле для некоей линии. Пастбище.

Он покачал головой, отходя от стола, и с силой пихнул ногой табурет.

– Так, Шабазз, – возразила Дамали, – да только концерт всемирный. А это очень большая территория. Все было бы иначе, если бы погибали исключительно артисты из Лос-Анджелеса, или Нью-Йорка, или еще откуда-нибудь. Подумай-ка хорошенько. Они переходили собственные границы. Ребятишки погибали после всех этих концертов. А теперь все эти города будут связаны одним мегапредставлением? Ну-ну. Что-то здесь не так.

– Марка "Кровавой музыки" притягивает молодежь со всех путей жизни – погибшие души, и соблазняет праведные души тоже. – Шабазз наклонился, пальцы его следили за путями перемещения группы. – Всякий, кто не обладает силой духа, подвержен действию негативных вибраций и может быть загипнотизирован жестокостью этой музыки. А это легче легкого, когда посетители в измененном состоянии сознания веселятся под воздействием наркотиков... как в клубах. Каждый раз случаются какие-то неприятные инциденты, никто не выясняет, почему и как, и всем наплевать. Подростки, жертвы наркомании и насилия. Родители погорюют. Концерты на небольшое время откладываются, клуб закрывается и открывается месяца через полтора. Не могут же власти закрыть насовсем приличное заведение, если какой-то наркоман там откинул копыта. И организаторы тоже не виноваты.

– Безупречная крыша для работы вампиров, – признал Ковбой. – Прямо на виду, как я и говорил.

– Но ты права, – наконец произнес Шабазз, поворачиваясь к Дамали. – Погибшие артисты связаны контрактом с одной и той же компанией, но они погибли не в Лос-Анджелесе. Как наши люди и не связанная с ними сеть клубов, которой заправляет Карлос, укладываются в эту схему? Вот что не дает мне покоя. Мы должны обнаружить центр этой деятельности. Действительно, что-то происходит серьезное.

И тут раздался дрожащий голос Хосе:

– Так если вампиры ищут только территорию для охоты, регулярные концерты "Кровавой музыки" дают им много возможностей подкормиться. Зачем они тогда обращают наших людей и, возможно, людей Карлоса? Если вампиры хотят убрать угрозу, ее можно просто убить, потом высосать кровь. Но они наращивают свои ряды, и тогда слова Дамали имеют смысл. Что-то затевается.

Ковбой обменялся кивками с Марлен:

– Ага. Кто знает? Может быть, они за нами гоняются только потому, что решили, будто мы помешаем, лишим их возможности кормиться, когда закончатся одновременные концерты "Подними мертвых". А почему они преследуют шайку Карлоса, я понятия не имею.

– Но ведь, – возразил Хосе, – наших и Карлосовых обращают.

– Если они занимаются обращением и наращиванием своей численности, это может означать только то, что они готовятся к вампирской войне. И я думаю, не только за территорию охоты.

– Я здесь единственная, кто не знает, что это за Нюит такой, – вдруг сказала Дамали, не ожидая от группы ответа. Она уже прочла его по глазам.

Голова у нее гудела так, что вот-вот расколется. Она перевела взгляд на Марлен, которой и полагалось бы призвать всех к тишине.

– Почему вы все виляете и не говорите мне, кто владеет "Кровавыми", особенно раз у вас была когда-то стычка с этим Фаллоном Нюитом? Почему вешаете мне лапшу насчет какого-то миллионера из Беверли-Хиллз?

Все посмотрели на нее, потом на Марлен.

– Сперва я сама должна была проверить. "Кровавая музыка" числится за одним воротилой из Беверли-Хиллз, который, наверное, просто слуга вампиров. Подходит по всем параметрам. Но когда стали валить их артистов, я начала копать глубже. И выяснила, что "Кровавые" записаны за подставной холдинговой компанией из Нового Орлеана. Прокапываясь через слой таких компаний, перебирая все советы директоров, зачерпывая достаточно глубоко, я натыкалась на одну и ту же фирму, – тихо сказала Марлен.

– Это все равно не объясняет, почему ты не сказала нам сразу, как поняла.

И снова обе женщины внимательно посмотрели друг другу в глаза.

– Это-то просто. Я не хотела, чтобы ты ехала в Новый Орлеан.

– Почему? Потому что считала, будто я еще не готова вычищать логово?

– Отчасти.

– А в чем состоит остальное, Марлен? Что это за чертов адрес в Новом Орлеане?

Брови Марлен вызывающе поднялись, но голос остался ровным:

– Когда ты станешь настолько сильной, чтобы пробить мой психический блок, тогда узнаешь, ибо это будет значить, что ты готова. Если ты не можешь этого прочесть сама, тогда, девонька, ты еще не способна иметь дело с тем, что ждет в Новом Орлеане. Может, и никто из нас не готов.

Напряженное молчание окутало людей. Наконец Хосе попытался встать, но не смог. Все бросились к нему, будто желая подхватить, не дав упасть, но вовремя опомнились и позволили ему сохранить достоинство, удержавшись самому.

– Вы же знаете, что "Кровавая музыка" получила полный заряд пиара "Старз Д'Нюит" – звезды ночи. Все эти готские мотивы, даже недавние убийства близких к команде людей тянули к ним ребятишек, как бабочек к огню, – ко всей этой тайне и опасности. Марлен, я знаю, что у тебя есть невысказанные причины таить это от истребительницы, но мы должны были знать о присутствии мастера вампиров. Вы с Шабаззом должны были сказать нам раньше. Это могло бы спасти Ди Ди.

Разгневанный шепот Хосе заставил Марлен и Шабазза отвернуться. Никто не хотел вспоминать Ди Ди и боль этой потери, но не вспомнить было невозможно. Дамали подошла к нему, тронула его за руку, но он не шевельнулся, и ее рука упала. Теперь она хорошо понимала Хосе. Вампиры загнали ему в сердце свой вампирский вариант осинового кола, причинили такое страдание, которое, быть может, за всю жизнь не пройдет. Единственное, чем она могла бы облегчить его горе, – сделать так, чтобы жертва Ди Ди не была напрасной. Позже она продолжит спор с Марлен и ответы получит.

34
{"b":"5468","o":1}