ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Холодные ладони поднялись к щекам Карлоса, почти лаская холодом. Черные глаза глядели так пристально, что невозможно было отвернуться. Странный ток пробежал у Карлоса по жилам. Почти слышен стал шум собственной крови в артериях. Сердце забилось неровно, гулко отдаваясь в ушах.

– Тебе предстоит познать наслаждение столь глубокое, силу столь огромную, что у тебя от нее просто встанет, – шепнул Нюит.

Глава 10

Ледяные ладони Нюита любовно коснулись щек Карлоса. Но держали они железной хваткой. Карлос тут же попытался высвободиться и понял, что это невозможно. Лицо Нюита склонялось ближе. Сексуальный контакт, чувственность, струившаяся из пальцев Нюита, разрушали все, во что Карлос верил. Чувство капитуляции перед этим приливом силы вызвало эйфорию, на миг вскружило голову и убрало всякое желание бороться с этой хваткой.

А дальше Карлос только смотрел в ужасе, словно в замедленной съемке. Массивные верхние клыки появились вместо тех, что блестели в темноте, черный язык лизнул шею, оставив полоску слизи. Автомат разрядился, пустив все выстрелы в землю. Шею Карлоса отогнуло в сторону, обнажило, когда стальная ладонь отвела щеку вверх и вбок. Голос заглушило кровью в глотке сперва от хватки Нюита, потом от удара.

От жгучей боли дернулось и забилось все тело. Карлос услышал, как треснула у него ключица, ощутил, как сдирается кожа с мясом. Что-то присосалось к нему, раздергивая рану. Невозможно было дышать. Да поможет ему Небо! Он погибал в руках этого человека.

Перед глазами вспыхнуло лицо бабушки, он увидел рыдающую у телефона мать. Их молитвы слились с той, которую он сейчас кричал безмолвно: "Рог Dios, только не так!"

И тут же его бросили, и он увидел над собой искаженное лицо, блюющее, сплевывающее кровь. Карлос попытался выпрямиться, встать. Где автомат? Он выхватил из-за пояса "магнум", но тело не держало. Зато через миг он уже несся куда-то в темноте, будто в автомобиле без окон. Спертый воздух свистел в ушах, создавая ощущение легкости, движения все более быстрого. Ветер рвал волосы, мелькали страшные картины. Вдали послышался вой, тут же подхваченный другими голосами, воющими и скрежещущими, от которых хотелось зажать уши, – но он несся слишком быстро, тяжесть, как в центрифуге, не позволяла двигаться никуда, кроме как вперед. Вдали сияла световая точка, и Карлос, отчаянно отбиваясь от связывающей силы, рвался к ней. Но свет уходил. В мозгу мелькнули слова Дамали. Он погибал. "Отец небесный, прости мне!" – безмолвно крикнул он.

И вдруг все движение прекратилось, он остановился с глухим ударом, от которого вспыхнули болью все клеточки тела. Глаза Карлос крепко зажмурил, но голоса вокруг слышал. Злые голоса – шипение, рык, споры. Что-то жгло ногу сквозь карман штанов – крест Хуана. Ничего не видя, он нашарил крест, вытащил из кармана, сжал в ладони – и вскрикнул. Крест обжег пальцы, ладонь, оставив на ней клеймо, и Карлос его отбросил. Потом медленно открыл глаза.

– Кощунство! – заорал Нюит, прорезая воплем ночь. Он ходил кругами, плюясь, шипя, держась за живот. – Он умер с молитвой в сердце! Кровь испорчена! Он был ранее отмечен стать стражем! На нем были молитвы истребителя и молитвы старших! Даже команда истребительницы один раз молилась над этим паразитом! Почему меня не информировали? Я думал, что он отмечен как наш!

У всех остальных теперь выросли клыки, лица стали как у демонов. Ослабевший Карлос с трудом сел, потом, цепляясь за землю, умудрился кое-как встать. По мановению руки Нюита убрались все машины. Остался только черный "лексус" Карлоса.

– Поберегите свою энергию излучения мысли, – велел Нюит своему окружению. Потом всмотрелся в Карлоса. – Мой укус – укус мастера. Ты не должен был обратиться немедленно, но ты исцелился, – произнес он, кружа около Карлоса. – Что-то очень неправильно стало в мире сверхъестественного.

Красные глаза Нюита горели тревогой.

Странное спокойствие овладело Карлосом, и он ощутил, как Сила вливается в его тело. Невесомость, которую нельзя описать. Он поднял руку, чтобы ощупать горло и ключицу, и был поражен, когда ее отнял, – ни крови, ни зияющей раны. Нюит кружил около него, а Карлос таращился на собственную руку. Вся боль прошла.

– Этот паразит немедленно исцелился. Но сделка все равно заключена. Я тебя сотворил!

Неожиданно для себя Карлос расхохотался. Инстинкт подсказал ему, что в этой дьявольской сделке он каким-то образом выиграл. На лицах окружающих он читал гнев и тревогу. Да... быть может, он умер, быть может, он уже в аду... но раз уж его постигла такая судьба, надо извлечь из нее все, что можно.

Новая волна Силы захлестнула его. Он посмотрел в ночь иными глазами. В этой темноте он видел теперь даже прожилки листьев у верхушек деревьев... В темноте? Карлос прислушался к далеким звукам и расслышал, как мышь спасается бегством от совы. Опустив плечи, он закинул голову назад и завыл. Сила. Бескрайняя Сила пьянила его, и он снова засмеялся.

– Так, значит, ты меня сотворил! – наконец выдохнул он. – Какая услуга за такую малость!

Нюит поднял руку, успокаивая группу, готовую броситься на Карлоса:

– Джентльмены, джентльмены! Разве так подобает нам встречать нового брата, владельца отмеченной территории? Все равно вам его не убить, он сильнее вас. Разве вы не видели, как он быстро обратился? Я теперь еще больше заинтересован – погибший страж! С кем ты заключил сделку? Чтобы так быстро исцелиться и обратиться сразу, ты должен был с кем-то вступить в союз.

Карлос посмотрел на Нюита и пожал плечами.

– У всех у нас есть союзники, – сблефовал он. – Полезно для дела. А покойника второй раз не убьешь. Если я в аду, так тому и быть. Мне все равно суждено было попасть туда после смерти, рано или поздно. Какая, собственно, разница когда? – Голос его пресекся от очередной волны Силы. – Я только никогда не думал, что это будет вот так, – выдохнул он с эротическим ощущением. – У этого места незаслуженно плохая репутация.

Нюит рассмеялся.

– Ты отлично прошел обращение. А теперь приведи мне ту девушку.

Карлос зафиксировал Нюита взглядом:

– Быть тем, кто мы есть, – от этого у тебя приход? Могу понять.

На просьбу он не обратил внимания. Нюит мог получить любую женщину, которую Карлос трахал, из всех фанаток, ошивавшихся в клубе. Любую бабу из этого гарема. Явно Нюит в этой сделке проиграл. Карлос ощутил, как рвется из груди довольный смешок победы, но постарался его скрыть.

– Правильный термин для нашей расы – вампир. Мы все вампиры, – буркнул Нюит, отходя.

– Ты мне что, лапшу на уши вешаешь?

Карлос попытался произнести это небрежно, но не смог скрыть прозвучавшего в голосе панического страха. Он хотел улыбнуться своей обычной, ничего не выражающей улыбкой, однако фраза получилась скорее вопросительной, чем пренебрежительно-язвительной, как он намеревался. Нет, от этого так легко не отмахнуться. Вампиры? Не может быть, чтобы это была правда. Ерунда. Они его просто разыгрывают.

Но не успел Нюит ответить, как Карлос согнулся и схватился за живот. Внутренности вдруг будто огнем ожгло. Кишки зашевелились, словно полные змей, от голодного спазма Карлос не мог не вскрикнуть, и крик перешел в жуткий вой боли. Вдали этот вой подхватили волки, Карлос рухнул на колени, царапая руками землю. Из ногтевых лож поползли когти, уши прижало к голове, челюсть выскочила из суставов. Горький жар заполнил рот. Карлос запрокинул голову, тяжело дыша. Зубы разорвали десны, им стало тесно во рту. Тело дрожало и дергалось.

– Гм... больно, как я понимаю. Жаль, – произнес Нюит спокойно, глядя на Карлоса со злобной ухмылкой триумфа. – Однако это не обязательно должно быть так.

Боль, сжигавшая внутренности Карлоса, заставила его поднять глаза на мучителя в безмолвной просьбе о пощаде, которой, как он знал, не будет. Это был контракт в действии, инстинкт ему это подсказывал. Но дикий спазм не давал ему даже думать, не то что действовать. Фаллон Нюит с презрением схватил его за плечо, и от одного прикосновения боль на время ослабла.

41
{"b":"5468","o":1}