A
A
1
2
3
...
41
42
43
...
55

– Ты понятия не имеешь, с кем пытаешься торговаться, – холодно произнес Нюит. – Наверное, мне следует показать тебе, и тогда ты перестанешь сопротивляться своей участи. Есть куда более достойные способы действия. – Нюит покачал головой и еле слышно засмеялся. – Гордая надменность – похвальное качество, но... не со мной.

Слишком слабый, чтобы хотя бы стряхнуть руку Нюита, Карлос снова ощутил, как быстро движется – но не падает. Будто вдруг взлетел в воздух. Порыв ночного ветра хлестнул в лицо, отмел назад мокрые от пота волосы, охладил кожу головы, а местность внизу превратилась в мелькающий зеленый лес, потом пошли дома, огни – и тяжелый удар о гладкую поверхность. Загремевший рок заставил на миг зажать уши. Оглушенный Карлос таращился на пару дорогих черных туфель, и не надо было поднимать глаза, чтобы понять, что он у ног Нюита. От гремящей музыки трясся пол. Карлоса охватила тошнота, его чуть не вырвало желчью от тяжелых ударов кислотного рока.

На мгновение он ощутил горячей щекой прохладу черного мраморного пола. Пропитанная испариной одежда прилипла к коже, потом до его слуха донесся тихий смех. Слишком ошеломленный, чтобы встать сразу, Карлос осмотрелся в этом новом окружении и увидел такое, что не мог воспринять разум. Никогда в жизни не видел он такой бесстыдной демонстрации неприкрытого богатства.

– Все это мое, – гордо произнес Нюит, обводя рукой зал и указывая на нескольких хорошо одетых прислужников. – Как и вот эти вот. Но и это еще не все.

Карлос, с трудом сев, уставился на роскошные кожаные диваны, мрамор и золото обстановки и надпись "Кровавая музыка, инкорпорейтед", занимавшую половину стены красного дерева возле лифтов. Одна зона стола регистратора представляла собой массивный мраморный полукруг в двадцать футов с эмблемой компании, а за столом сидела ослепительная блондинка с ярко-красной помадой и хитро поглядывала на Карлоса. Полуулыбка чуть открывала клыки. Женщина играла золотой цепью на шее, и висящий на цепи брелок уходил в соблазнительный вырез. Вдоль стен за ее спиной громоздились золотые и платиновые диски, но женщина в них не отражалась. Нюит усмехнулся и поднял Карлоса с пола.

– Одно из преимуществ подобного стиля жизни, n'est pas?

Карлос мог только кивнуть. Он обежал взглядом вестибюль. Со всех сторон шли окна, но невозможно было догадаться, насколько высоко находится помещение. Одно было ясно: никакие другие дома вид не загораживали. В висках грохотала боль, пронзая мозг вспышками искусственного света.

– Нравится? – Нюит подтолкнул Карлоса вперед, не прикасаясь, просто взмахнув рукой. – Шестьдесят шесть этажей, шестьсот шестьдесят шесть служащих, и все принадлежит мне. Тем не менее это лишь часть моего холдинга. Не совершить ли нам небольшую экскурсию?

И снова Карлос ощутил, как его тело движется внешней силой. Вопреки собственной воле он потащился за Нюитом по коридору, где кипела жизнь и кишели служащие в дорогих костюмах. Современная живопись, фрески и копии призов "Грэмми" налезали на почетные дипломы, обложки журнала "Роллинг стоунз", премиальные грамоты MTV. От блеска платиновых и золотых дисков болели глаза. Фотографии голливудских звезд с исполнителями создавали истинный зал славы. Карлос шел за Нюитом, и голод грыз его внутренности.

Каждая женщина, мимо которых они проходили, была краше предыдущей, и каждая лукаво и почтительно улыбалась Нюиту. Карлос никак не мог взять в толк: зачем Нюиту нужна женщина из его клуба? Такое было впечатление, будто в офисы "Кровавой музыки" выгрузили весь набор "Спасателей Малибу". Брюнетки, рыжие, блондинки, чернокожие с косичками, и каждый мужчина, попадавшийся навстречу, тоже был бомбой. Никого не было старше двадцати пяти лет во всем здании.

– Это мой вечерний персонал, – бросил Нюит через плечо. – Хотя днем здесь тоже людей хватает, ты, конечно, оценишь, что большая часть моих служащих лучше всего работает в вечерние часы, поэтому мы можем поддерживать гибкий график и отвечать столь необходимым предпочтениям. Разнообразие.

Служащие почтительно кивали Нюиту и быстро уступали дорогу, чуть ли колена не преклоняли, а он даже внимания не обращал. На взмах руки распахнулись тяжелые ониксово-хромовые двери в просторный конференц-зал. Нюит шагнул через порог и вздохнул.

– Позвольте представить вам мою маркетинговую группу, – с понтом заявил Нюит, показывая на большой черного дерева стол, в центре которого располагалась подсвеченная снизу вытравленная в стекле карта мира. Около нее сгрудились трое мужчин и три женщины – все они обнажили клыки, когда Нюит подтолкнул Карлоса вперед. – Леди и джентльмены, познакомьтесь с нашим новым сотрудником Карлосом Риверой.

В ответ послышалось недовольное хмыканье, и Нюит рассмеялся.

– Знаю, не беспокойтесь. Как только он впервые поест, перестанет так пахнуть человеком. А теперь будьте добры, покажите ему наш холдинг.

Из-за стола вышла высокая тощая блондинка и приблизилась к Нюиту, чуть не мурлыча. Из-под черной юбки выпирали кости бедер, а под полупрозрачной кофточкой напряглись соски. Она посмотрела на Карлоса и облизнулась.

– Он еще не взломан? – произнесла она с придыханием, не сводя с Карлоса прищуренных глаз.

– Нет, милая, это оставлено для Рейвен, – с улыбкой ответил Нюит, беря ее рукой за подбородок. – В следующий раз.

Она вздохнула, надув губы, отошла к своим коллегам и взяла лазерную указку.

– Нам принадлежит территория Северной Америки с расширением на Карибский бассейн. – Скучающему взгляду полностью соответствовал пренебрежительный, усталый тон. – Тихоокеанское побережье и Европа до прежней Республики Чехия...

– Сюда входит и Трансильвания, одна из самых дорогих нам исторических областей, – вмешался Нюит. – Мой ушедший наставник принес этому региону славу. Теперь то, что принадлежало ему, досталось мне, и еще кое-что.

Блондинка кивнула.

– Недавно мы заполучили Москву, Бразилию и сектор в Восточной Африке. За нами закреплены пять ключевых мест для международного турне, сэр.

– Продолжайте работать, – велел Нюит и снова повернулся к Карлосу. – Некоторые из наших территорий пока еще оспариваются, но это временное неудобство. Не пройти ли нам ко мне в кабинет и не выпить ли?

Карлосу очень не нравилось, как заставляют двигаться его тело и то удовольствие, которое получал от власти над ним Нюит. Его злили риторические вопросы Нюита, задаваемые так, будто он мог не согласиться. Ноги понесли его против воли по длинному коридору. Сидевшая за поворотом женщина улыбнулась и встала из-за стола.

– Мистер Нюит! – заворковала сексуальная брюнетка. – Пока вас не было, звонил сенатор, и еще три исполнительных директора просили договориться с вами о деловом ужине.

– Изабелла, – благодушно отозвался Нюит, – исполнительным директорам мое глубочайшее сожаление, и пошлите им одного из моих вице-президентов, которые занимаются светской жизнью. Скрасьте мой отказ предоставлением им яхты с приличным набором девиц. Но нашего милого сенатора, пожалуйста, дорогая, немедленно соедините со мной. Хорошо, ласточка?

Она улыбнулась, и Карлос ощутил эротическую тягу, существующую между этими двумя. Нюит тихо засмеялся гортанным смехом:

– Ах да, простите. Я был невежлив. Изабелла, Карлос Ривера... мой новый сотрудник.

Она бросила на Карлоса оценивающий взор, от которого тот почувствовал себя голым.

– У него будет прямой доступ к вам, мистер Нюит, или он должен пройти через какой-то конкретный экран?

– Нет, – полуулыбнулся Нюит. – Этому экран не нужен, я его создал сам, и у нас важные срочные дела, которые потребуют моего личного контроля над его работой.

Она кивнула и села, тут же занявшись поручениями Нюита, а Карлос почувствовал, как его толкают в кабинет.

Несколько артистов, которых он узнал, валялись на полукруглом кожаном секционированном диване, обращенном к стеклянному столу в форме полумесяца. И снова Карлос смотрел на все это, не находя слов. Казалось, на стол бросили весь окрестный запас чистейшего перуанского кокаина. Осоловелые артисты передавали друг другу шланг от здоровенного шестифутового кальяна. При виде розовато-белого дыма, заполнявшего кальян, Карлос понюхал воздух и ощутил почему-то прилив слюны во рту.

42
{"b":"5468","o":1}