A
A
1
2
3
...
49
50
51
...
55

– Во время своего заключения он должен был терзаться неизмеримой мукой, а потом был изгнан в пятое царство и выше – в страну демонов, – сообщил советник с дальнего конца стола. – Он был заключен наверху, лишенный возможности пировать на свежей людской крови. Но через несколько дней после приговора он сбежал. Мы дали ему исчезнуть на верхних уровнях – там только демонское мясо. – Существо поежилось и сплюнуло на пол с отвращением. – Однако наказание не исполнилось. Провидение открыло его тюрьму.

– Он оказался мудр и нашел союзников, – уточнил председатель. – Он всегда был блестящим стратегом, и я бы был разочарован, если бы ему этого не удалось. Надо отдавать должное тому, кому его должно отдавать. – Председатель вздохнул и покачал головой. – Тем не менее талант, сорвавшийся с привязи, опасен для любой империи. Он должен быть устранен. Подобную переменную риска для нашего образа жизни мы допускать не можем.

Карлос не успел взять себя в руки и сдержаться, поэтому с его губ сорвался вопрос:

– А почему бы вам просто не послать кого-нибудь его завалить?

Все застыли, пристально глядя на председателя. Карлос тут же понял, что, заговорив, нарушил порядок заседания, и страх сгустился в его жилах, когда вампиры посмотрели на него неодобрительно.

– Нашему дикарю выпал весьма благоприятный жребий, – усмехнулся наконец председатель, и Карлос перевел дыхание. Старый вампир покачал головой, потом устало засмеялся. – Мазок удачи в сочетании с мазком истинного гения. – Он смотрел на Карлоса открыто, прямо. – Сами видите. Нюит двадцать лет назад убил клирика и обратил его. Мы немедленно запечатали его логово, но жена клирика, женщина во всех смыслах воцерковленная, явилась в особняк Нюита в полной уверенности, что ее муж завел интрижку, и провела там обряд, которому ее научила старая ревнивая ведьма.

При упоминании имени Нюита Карлос скрестил взгляд со взглядом председателя. И глаза вампира высосали дыхание из тела Карлоса. Он будто вошел в каскад мелькавших перед ним образов. Он был не очевидцем, он был участником сцены, ощущая ее полностью. Эта иллюзия вызвала на миг чувство парения, как во сне. Потом сон сгустился до яви. Карлос видел прошлое, будто оно происходило сейчас. Он находился в особняке, шел рядом с красивой перепуганной женщиной по лестнице в подвал. Она так была похожа на Дамали, что у Карлоса в груди закололо от тяги к ней.

Он чуял запах ее пота, ощущал гнев, ведущий эту женщину вопреки страху. Когда он тронул пальцем огонь черной свечи, палец обожгло. Это была реальность.

На его глазах женщина начертила на земляном полу пятиконечную звезду, бросила на нее травы. Губы ее шевелились. Он каким-то странным образом понял этот язык. Желчь подступила к горлу, когда вдруг выросла ненависть женщины к любовнику ее мужа. Карлос видел то, что было над ней и под ней. Ноги женщины стояли на земляном полу как раз над запечатанным гробом Нюита. Он видел, как открылась в ящике пара огненных глаз. Голос женщины сделался громче, пол под ее ногами поддался, и она вскрикнула. Слезы потекли по ее лицу, и кто-то, не Нюит, но столь же омерзительный, завертелся в черном страшном облаке, поднявшемся из земли, опрокидывающем винные полки, вырывая из земли Нюита вместе с его гробом. Женщина закрыла лицо руками от брызнувших осколков стекла. Щепки втыкались ей в руки и волосы. Она визжала, и под аккомпанемент этого визга возникли две фигуры.

Карлос тяжело дышал – видение внезапно оборвалось. Но мозг его еще ощущал образы, сопоставлял детали, складывал мозаику. Он уставился на председателя, раскрыв рот, а тот кивнул с понимающей улыбкой.

– Он скрывал от жены охоту на вампира, чтобы ее защитить, – прохрипел Карлос пересохшим горлом.

Посмотрев на Совет, он крепко зажмурился. Образы все так же мелькали под черепом.

– Да, – согласился председатель. – Захватывающая драма, не правда ли? Урок номер один: испробовав изображение, изгони его из своего организма, рассей. Не забывай этого.

– Она была беременна, когда началась охота. – Тошнота и злость от испытанной женщиной боли все еще дрожали во всем теле. Карлос должен был это высказать, выдать наружу, чтобы не сойти с ума. Чем больше он говорил, тем сильнее тускнели образы, тем меньше ощущал он страдание этой женщины. – Ложь мужа, что он проводит время с прихожанами, не могла не открыться. Все те, на кого он ссылался, сказали, что не видели его, когда она стала проверять. Первый раз это вышло случайно, а потом люди вокруг нее повели себя странно, и она начала копать.

– Верно, – скучающим голосом подтвердил председатель. – Быстрее, пожалуйста. Очищайся, чтобы можно было приступить к делу.

Карлос замотал головой.

– Она родила и однажды ночью увидела этого человека, Нюита, который соблазнял ее мужа прямо в гостиной. Она была наверху, потому что ребенок проснулся. Женщина услышала любовников, как она подумала... Нюит унес ее мужа из дома на руках, чтобы довершить укус, и муж вроде бы не сопротивлялся, и она предположила... Священника не было три дня. Она выяснила адрес. Его машина стояла возле дома Нюита. Она пришла туда на третью ночь. – Карлос стер капельки пота с висков. – Она не знала, что ее ждет.

Председатель вздохнул:

– Неразумная женщина не понимала, что мужа ее соблазнял мастер вампиров. Этот пастор по глупости сунулся в логово Нюита днем, оставив след, по которому Нюит пошел впоследствии. Стремление клирика к героическим подвигам и нежелание, чтобы пострадал кто-либо из его родственников, привели его к этому самоубийственному походу в логово. – Председатель глубоко вдохнул, медленно выдохнул, будто собирая в себе терпение. – Увы, его жена подумала, что у мужа гомосексуальная связь. – Существо рассмеялось. – Тогда это еще не вошло в моду, а потому бедняжка сошла с ума и побежала к старой ведьме за зельем. Ничего лучше не придумала. Ох уж эта деревенщина!

Карлос кивнул:

– Она туда вошла с местью в душе, чтобы вернуть своего мужа.

– Совершенно верно. С этой травницей мы давно уже имели дело, последствий быть не должно было. Но опасно то, что, когда жену священника научили темному обряду, это сломало нашу печать на логове Нюита. Женщина высвободила демона мщения над склепом мастера вампиров – прямо в его логове. Неслыханно.

Смех председателя резко оборвался, когда он встал и заходил по залу.

– Можете себе представить иронию ситуации? – Председатель замолчал, посмотрел на Карлоса и стал излагать дальше: – Мы никогда не сосуществуем с демонами. Это немыслимо. Они прикованы к месту – чего мы изо всех сил избегаем. Они в отличие от нас могут быть призваны лишь существами, имеющими душу, каковой у нас нет. Следовательно, заинтересованные лица, занимающиеся темными искусствами, тщательно стараются их с нами не смешивать – выполняют свои обряды в иных местах, и все остается в равновесии.

Вдруг председатель резко обернулся к Карлосу и впечатал в стол сжатый кулак. Пульсирующие жилы плеснули кровью.

– Жена священника! Невинная душа освободила Фаллона Нюита и вместе с ним – демона мести. Стерва бессмысленная! Не знай я точно, что этого не может быть, я бы сказал, что к подобной мерзости приложили руку ангельские воины! А она, потому что ничего не знала о темных искусствах, провела этот... этот... обряд, не понимая последствий. Дура!

– Но...

– Слушай! – взревел председатель, отрезая невысказанный вопрос. – Нюит ее укусил и наполовину обратил у себя в логове. Он был слишком самоуверен и хотел, чтобы она страдала медленно, пока он и демон будут строить планы. Демон должен был получить свободный доступ к передвижению в том, что Нюит называет "Миньоном" – созданные им и ныне одичавшие вампиры. Люди, променявшие свои души на нечто, чего желали, и теперь носящие на себе мерзкую печать укуса, как и демон мести, Амантра. Легионы Амантр смешались с Миньоном Нюита, используя тела вампиров, чтобы свободно перемещаться с места на место. Таким образом создан гибрид. Такая одержимость демоном является наиболее частой – демон таится под оболочкой и вызывается такими людскими эмоциями, как ревность, жажда мести или слепая ярость. Те, кому не хватило вампирских тел, ждут появления в Миньоне новых вампиров.

50
{"b":"5468","o":1}