ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Майк отбивал первую волну атаки флаконами, а тем временем Шабазз и Ковбой стали стрелять очередями пуль с освященной землей. Хосе и Джей Эл держали оборону слева и справа от них, стреляя по целям, что ползли по кирпичной стене на вывернутых суставах, подобно чудовищным паукам. Иногда стражи сбивали случайного хищника, пытающегося повиснуть на пожарной лестнице.

– В мертвой зоне, брат! – крикнул Хосе, увидев упавшую за спиной Джей Эл тварь. – Сзади!

Джей Эл не успел бы повернуться, но длинная трость Дамали пронзила врага, спасая ему жизнь. Дамали пришлось опереться о стену, чтобы броситься на помощь Марлен, бьющейся с двумя демонами сразу.

Женщины встали спиной к спине, вытесняя тварей под выстрел Джейка. Шабазз перезаряжал оружие, прикрывая Джейка с фланга, но магазин заело. Тут же на него набросились две твари. Он схватил мусорный ящик, отбиваясь от них и ногами держа их на расстоянии, пока не нащупал кол, так и оставшийся торчать в стене. Ловко его выдернув, Шабазз проткнул одного, промахнулся на волос в другого, поймал трость, которую швырнула ему Дамали, и ударил ту же тварь, припав на колено. Но тот, который ушел от кола, ударил Шабазза сзади по голове, свалив на землю.

– У нас раненый! – Дамали без оружия бросилась к Шабаззу. – Борьба без правил, гад! – крикнула она, сильным ударом ноги отбрасывая напавшего. – Ковбой, стреляй! Прикрой нас, Шабазз раскрылся!

Меткий выстрел Ковбоя поджег тварь, которую отбросила Дамали. Арбалетный болт Джей Эл пронзил другую в крестец. Хосе поджарил морду еще одного монстра, ослепив его, пока Марлен подобрала трость с земли и закончила работу. Большой Майк сбросил груз снарядов святой воды рядом с Дамали и Шабаззом, чтобы Марлен могла ему помочь, пока Дамали продолжала битву.

– Видите, как они напирают? – крикнула Дамали, тяжело дыша, переводя взгляд с хищника на хищника. – Засекли, сколько надо выстрелов Ковбоя, чтобы одного из них положить?

Марлен бросила Дамали свою трость и встала рядом с разоруженным Шабаззом. Вертя двумя тростями, Дамали повернулась, врезав наступающему зверю плашмя по челюсти и пронзив другого, прыгнувшего на нее. Зрение вернулось – она ощущала врагов. Адреналин бушевал в крови, в ушах звенело.

Первый из зверей бросился на нее снова, Дамали ударила его в полете сапогом в живот, и тот потерял равновесие настолько, что Дамали смогла его проткнуть. Она бдительно охраняла Шабазза и Марлен, которая помогала ему встать. Дамали кружила около своих друзей, вертя тростями. Еще три твари бросились на нее, и она пригнулась, давая дорогу болту из арбалета Хосе, который вонзился в лоб одного из нападавших. Мишень вспыхнула, задымилась, Дамали чуть не задохнулась в приступе тошноты. Большой Майк свалил одного хищника мусорным баком, и Дамали закончила его работу колом. А Майк бросил еще несколько флаконов святой воды, от которой загорелись две твари, пытавшиеся подобраться к Шабаззу и Марлен.

Едкий вонючий дым застилал воздух, глаза слезились, горло жгло. Ковбой рыгнул и прикрыл лицо, продолжая стрелять. Шабазз уже сумел подняться. Марлен подставила ему плечо, и они были готовы снова вступить в бой.

– Поцарапан? – прокашляла Марлен, не отрывая глаз от поля битвы.

– Нет, разбился при падении, – буркнул Шабазз, стирая кровь с брови.

– Большой Майк, залей его святой водой побыстрее. Я тебя тоже люблю, Шабазз, но не будем шутить с открытыми ранами.

Марлен озабоченно глянула на Шабазза и тут же снова перевела взгляд на отступающих шипящих тварей, которых осталось уже меньше, чем людей.

– Черт побери! – заревел Ковбой все еще под наплывом адреналина. Он резко развернулся, когда у него тоже отказало оружие. – Их тут было не меньше пятнадцати. И в каждого приходилось всаживать по четыре-пять пуль с освященной землей, чтобы свалить. Проклятая грязь забила магазин, ружье заело. Вы посмотрите только на это дерьмо!

– Тринадцать их было, для точности, – буркнула Дамали, пнув ногой кучку пепла. – Никогда столько не видела – и таких тоже.

– Есть еще у кого порезы? – спросила Марлен, внимательно оглядывая группу. – Провериться всем, пока мы не двинулись дальше в засаду. Перезарядить, что еще осталось.

– Колено распорол, когда свалился, – доложил Джей Эл, глядя на дыру в штанах.

– Залей и завяжи рану побыстрее. Кровь их притягивает, как акул. – Дамали наклонилась, уперлась руками в колени и сделала несколько глубоких вдохов. Потом она разогнулась и тихо подошла к товарищу, который медленно удалялся от защитного круга группы. – Колдун! Хосе! Хосе!

Хосе не отвечал. Глаза его были прикованы к темному переулку за спиной людей. Аккумуляторная батарея тускло светилась, лампа стояла на земле. Дамали увидела, как он тяжело двинул кадыком и медленно поднял арбалет.

– Пусть его, – тихо сказала Марлен, останавливая Дамали.

– Нет. Я обещал прикрыть ему спину, – вмешался Большой Майк, вставая перед Марлен и Дамали. – Не должен мужчина убивать свою женщину сам.

– Она здесь, – придушенным голосом произнес Хосе. – Она зовет меня.

В темном углу переулка зажглись два красных глаза. – Дай мне оружие, Колдун, – велел Большой Майк.

Из угла переулка донеслось шипение.

– Что-то должно быть, что умеет Марлен, – заклинания, чары... или давай ее к священнику отведем, к экзорцисту...

– Брат, мы это уже когда-то проходили. Дай мне твой арбалет. Мы ничего не можем сделать для Ди Ди. Она тебя тяпнула?

– Нет... но она только хочет, чтобы я держал ее, когда она будет умирать, хочет ощутить мир. Последний раз.

Группа кивнула, и это, казалось, было заверение, необходимое Хосе. Он медленно протянул оружие Большому Майку.

– Ты мне дашь возможность попрощаться? – спросил он, шагнув в сторону темноты.

– Ровнее, Майк, – еле слышно сказал Шабазз. – Над плечом нашего брата. Пусть вытащит ее туда, где ты ее будешь видеть.

– А ты будь готов снимать и Хосе, – так же тихо сказала Марлен, обращаясь к Джей Эл, – если Большой Майк промажет, Ди Ди тут же на него навалится.

Хосе остановился в нерешительности, оглянулся на друзей.

– Она боится, только и всего, и ей очень одиноко. Разве вы не слышите, что она говорит?

– Я ее слышу, – спокойно ответил Большой Майк. – Но она не говорит того, что ты думаешь.

Два глаза исчезли и появились снова на том же месте, будто создание медленно мигнуло. Крадучись, подошла ближе неясная фигура. Все ахнули. В переулке было тихо, если не считать жужжания кондиционеров. То, что было когда-то любимой всеми Ди Ди, высунуло, зашипев, длинный раздвоенный язык. Тщательный французский маникюр сменился когтями. Серо-зеленая кожа сваливалась клочьями с черепа, горящие глаза ввалились в черные орбиты. Вместо носа остались две дырки. Эта мерзкая карикатура на бывшую подругу хитро ухмылялась, обнажая здоровенные, залитые слюной клыки. Дамали хотелось броситься на нее.

Группа переглянулась: все ощутили, что эта бестия проникла в голову Хосе, раскалывая ему череп своим призывом. У Дамали сердце сжалось при виде его душевных мук. Но слишком тонкой была ситуация. Все стояли недвижимо, только взяв под перекрестный прицел живого из двух любовников, своего товарища Хосе. Было ясно, что он готов пожертвовать собой, чтобы избавить ее от кола. И надо действовать очень четко, чтобы спасти брата.

Хосе медленно вышел вперед.

– Ди Ди, деточка моя! Никто тебе ничего плохого не сделает. Мы тебе поможем. Ты все еще одна из нас.

Черта с два. Дамали посмотрела на Марлен, на друзей и покачала головой. Как ни горько ей было наблюдать борьбу Хосе с этой тварью, выход был только один. Невозможно было смотреть, как он зовет бывшую возлюбленную, так зовет человек любимую собаку, которую сбила машина и которая осталась под машиной умирать в ужасе. От жалости сердце лопалось.

Но цель была только одна – подманить Ди Ди на выстрел. Как только когтистая рука Ди Ди рванулась вперед и блеснули летящие вперед клыки, перекашивающие лицо, Дамали скомандовала:

9
{"b":"5468","o":1}