ЛитМир - Электронная Библиотека

Карлос улыбнулся. Дамали пользуется спросом. Бред какой... Он чудом удержался, чтобы не рассмеяться.

– Я уже получил аналогичное предложение – от другой стороны. Получается, претендентов на нее уже двое. Не желаете повысить ставку? Я не шучу.

Глаза тамплиера сузились.

– Конечно. В самом деле, поднимем ставку? В буквальном смысле.

– Мы не торгуемся с подземным миром, – процедил сквозь зубы монах-индус в красном одеянии.

– У нас в Тибете для зла один приговор, – резко добавил воин в желтом, качнув длинным тонким мечом, – голову с плеч долой.

– Чушь, – возразил Карлос. – Агентство контроля за нар – котиками заключает сделки с теми, кого называют преступниками, а подпольные воротилы время от времени договариваются с федеральной полицией. Что наверху, что внизу – везде все одинаково. За последние несколько часов я очень хорошо это понял. Так что, если вам нечего мне предложить, разговор окончен. Я превращаюсь в облачко дыма и отправляюсь по своим делам. Сделайте одолжение, расступитесь. И, hombres... придумайте что-нибудь получше.

– Неверный! – воскликнул мусульманин.

– Кончай с ним, – посоветовал раввин.

– Нет, парни, – произнес Карлос спокойно, хотя кольцо воинов света вокруг него стало теснее. – Просто подумайте. Положение у меня охрененное. Ваша сторона даже не может гарантировать мне прощение. А ваши конкуренты предлагают вечную жизнь, деньги, имя и пятую часть территории Земли – скопом. И скажите мне, что это не так.

На душе у него скребли кошки, но взгляд оставался невозмутимым. Обе стороны рвутся заполучить его драгоценную Дамали. Рано или поздно одна из сторон победит, и стоит определиться заранее, с кем выгоднее иметь дело... если вообще стоит с ними связываться. Но в потусторонней политике непременно должно найтись какое-то слабое место. И если он этим воспользуется, то сможет ее защитить... а заодно и прикрыть собственную задницу.

– Я не хочу, чтобы она попала не в те руки. Откуда я знаю, что вам можно доверять?

– Опустите оружие, – пробормотал рыцарь. – Он все еще способен на человеческое сострадание.

Карлос в упор посмотрел на рыцаря. От сверлящего взгляда темно-карих глаз предводителя тамплиеров становилось трудно дышать.

– Ты прав, демон. Ты стараешься ее защитить и добиться наилучших для нее условий. Это делает тебе честь.

Рыцарь слегка поклонился и оперся на рукоять своего меча.

На миг стало тихо. Лишь откуда-то издали доносился чуть слышный шум уличного движения, да гудели люминесцентные лампы. Прямо над головой Карлоса носились мотыльки, и участь собратьев, сгорающих и гибнущих в огне, не служила для них предупреждением... А вот Карлоса эта картина заставила очень серьезно задуматься о своем положении.

– Возможно, у него сохранилось одно из трех орудий борьбы, доступных человеку, – пробормотал один из ниндзя. – Ему явно небезразлична судьба Нетеру.

Карлос слегка склонил голову набок.

– Вера, надежда и милосердие, – подхватил второй. – Милосердие обычно называют любовью. Если в человеке есть вера, он может обрести надежду, а с надеждой может любить. Это единая и нераздельная троица. Исчезает одно – слабеют остальные. Если человек теряет веру, умирает надежда. Без надежды невозможно любить. А любовь – величайший дар Всевышнего.

– И какое из этих средств против чего действует? – Карлос снова шагнул в круг, который образовали воины.

– Это три дара духа, которые делают человека способным сделать выбор, – тихо произнес рыцарь в голубых одеждах. – Много людей, посещавших наши храмы, потеряны для нас после того, как утратили три этих дара или один из них, а вслед за ними и то, что заставляло держаться Света. Потому мы помогли Нетеру войти в новую сферу, к которой прикованы взгляды миллионов – в индустрию развлечений. Ее слова вдохновляют, вдохновение рождает надежду, надежда воспламеняет сердца верой и любовью. Эти слова волнуют молодых, чье отношение к миру еще формируется, окрыляют их. Ее стихи рождаются у нее в сердце – вот почему они находят такой отклик у ее сверстников. Это послание, обращенное ко всем и каждому, оно способно зарядить своей энергией любого, кто его услышал. Множество юных становятся ее последователями, стараются подражать ей. Невозможно даже представить всю ценность этой женщины. Причин тому несть числа, и многие из них выше твоего понимания. Но ты должен сделать выбор мудро.

Раввин раздраженно покосился на своих соратников.

– Он не понимает, как важен голос избранника, не понимает истинного значения искусства, – раввин повернулся к Карлосу, его глаза горели. – Искусство – это универсальный язык. Он дарован нам Всевышним, и любая культура, которая достигла достаточно высокого уровня, порождает шедевры, призванные показать миру все земные проявления добра и красоты. Слух, зрение, осязание, обоняние, вкус... Искусств много, и все они пробуждают чувства в душе человека. Там, где чувство, там и сочувствие, которое открывает сердце и позволяет принять три высших дара.

Тот, кто представился тамплиером, кивнул, не сводя глаз с Карлоса.

– Как думаешь: почему завоеватели в первую очередь уничтожают произведения искусства, книги? Почему художников преследуют и бросают в тюрьмы... а они продолжают заниматься своим делом, словно выполняют особую миссию? Потому что они, порой сами не зная, почему, носят в душе особую страсть делать это и явить всему миру. Но темные сферы стремятся исказить прекрасное и выдать уродство за истинную красоту.

Мусульманин позволил себе нетерпеливо вздохнуть.

– Вот что хотят сделать с Дамали. Но искусство всегда проникало в мир и пускало в нем корни. Голос искусства – это трубный глас, который предвещает переворот в сознании. На наших глазах в муках рождается новая эра, которая требует от человечества собирать утраченные ценности, как собирают колосья после жатвы. Нам нужны голоса молодых, открытых добру – чтобы заполнить пустоту, вернуть народам веру, надежду и любовь. Нам нужны те, кто призывает к миру, а не войне, о которой по своему скудоумию мечтают взрослые, потерявшие путь в этой жизни.

– Тьме тоже удалось постичь этот секрет, – печально, но спокойно произнес рыцарь в голубом. – Темные силы используют звуковые волны, чтобы сеять зло – если ты помнишь, Падший ангел соблазнял людей с помощью тщательно подобранных звуков. В наш век цифровой акустики, когда столько всего носится в воздухе, его служители начали активно использовать звук в своих целях. Так почему бы вампирам не взять это на вооружение? В конце концов, сейчас они – самые развитые из созданий Тьмы, среди всех существующих видов темных сил.

– Чушь собачья! Я же знаю: вы явились сюда вовсе не для того, чтобы читать мне лекцию по философии искусства. Так что давай не будем пудрить друг другу мозги.

Карлос взъерошил волосы и пристально посмотрел на своих оппонентов.

В их взглядах не было и намека на гнев. Только жалость. И это приводило его в бешенство. Но крыть ему нечем. Первое, с чего начал Нюит – это создал империю звукозаписи. Но нельзя уходить от темы. Главное – это Дамали. Пока же они просто тратят его время.

– Почему именно я? – наконец спросил Карлос. – Почему бы вам не окружить ее толпой таких же святош, как вы? С чего вы вдруг обратились за помощью к вампиру? – в последней фразе было столько иронии, что он рассмеялся. – Это просто бессмыслица!

Среди воинов пробежал негромкий шепоток, потом человек, одетый в белое, заговорил.

– Я служу Храму Исламской науки. Пожалуй, тебе действительно надо кое-что объяснить.

Мавр дождался, пока его соратники утвердительно кивнули, выражая согласие, и продолжал:

– Один грешник, у которого почти не осталось шансов на искупление, стоит сотни праведников. Многих праведников мы потеряли. Ты представляешь собой огромную ценность для сил Света, потому что позволишь нам сравнять счет. Тебе было предначертано стать стражем коридоров... Первоначально Дамали была предназначена именно тебе, но ты сбился с пути, и ради ее безопасности нам пришлось развести вас.

10
{"b":"5469","o":1}