ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ди, солнышко, – осторожно заметил Райдер, – она из второго поколения, и я не думаю...

Дамали подняла руку, успокаивая его.

– Твою... мать?!

Дамали открыла сознание. Изумление было настолько сильным, что ей показалось, словно сквозь ее тело пропустили электрический разряд.

Рейвен рассмеялась, но этот смех был невыразительным и мертвым. Потом ее глаза сузились. Краем уха Дамали услышала шорох колес стремительно подлетающей машины, скрип тормозов, но оборачиваться не стала. Сейчас ее цель – эта вампирша, а главная задача – не спускать с нее глаз.

Дверца джипа хлопнула, и каждый из стражей Дамали по очереди оглянулся через плечо. Майк повернул оружие в сторону машины, чтобы прикрыть Марлен в случае внезапной атаки. Дэн бросал исполненные ужаса взгляды то на Хранителей, то на невероятных тварей, которые стояли перед ним. Лишь Дамали ни на что не отвлекалась. Мужчины-вампиры насторожились, изучая джип и новоприбывших Хранителей, затем посмотрели на Рейвен, но не шевелились.

Она еще и ехидничает! Дамали почувствовала, что желание броситься на эту наглую дешевку охватило ее, как пламя, но сохраняла самообладание. Неверный шаг может стоить жизни любому из ее команды. Она слышала за своей спиной шаги Марлен. Не теряй самообладания. Расклад улучшился: к ним присоединился опытный боец, который сейчас стоял рядом. Дамали уже знала, что это Марлен. Девушка разглядывала вампиров, но главным объектом ее внимания была сейчас та, кого звали Рейвен, и чей смех становился все более неискренним.

– Привет, дорогая мамочка, – проворковала вампирша. Ее голос был мертвым, на лице написана неприкрытая ненависть.

Дочь Марлен?! Дамали почувствовала, что не может сосредоточиться. Безграничное потрясение сменилось недоумением, потом она ухватилась за ниточку надежды. Нет. Невозможно. Она знала, что вампиры умеют мастерски морочить голову, но что-то в выражении лица Марлен подсказывало ей, что ничего предпринимать пока не стоит. Не факт, что это обман. Дамали следила за Марлен и существом, которое только что назвалось дочерью ее наставницы. В самой Марлен, похоже, не было ярости – лишь горькое смирение. От этого зрелища Дамали стало трудно дышать.

– Все кончено, Рейвен, – бесцветным голосом произнесла Марлен, подняв свой боевой топорик.

– А не пошла бы ты куда подальше! Жить по твоему слову – или получить власть, славу? Ты совсем рехнулась? Ты всегда говоришь с таким пафосом, Марлен! Что ж, я готова!

– Валяй! – заорала Дамали, шагнув в сторону. Расстояние между ней и Хранителями, включая Марлен, увеличилось. Рейвен зашипела и пошла по кругу.

– С удовольствием, – отозвалась она, оскалившись.

– Оставь ее мне, Дамали, – попросила Марлен. Глубокая, непостижимая печаль превратила этот приказ в мольбу. – Я должна была это сделать несколько лет назад.

Хранители переглянулись. Даже Дамали на миг оглянулась, чтобы посмотреть на Марлен. Но, оценив ее состояние, охотница вздрогнула и снова сосредоточилась на Рейвен.

– Расскажи ей, мамочка... – язвительно пропела Рейвен, скользя среди кустов и показывая клыки. Глаза вампирши горели, ее приспешники рычали у нее за спиной. – Ты же им столько всего наплела – наверно, и сама всего не помнишь, верно? А я была твоей первой дочкой.

Дамали взглянула на Марлен, но Хранительница ничего не ответила – просто смотрела на Рейвен, и в ее глазах блестели слезы. На миг в самом центре груди вспыхнула невыносимая боль, и Дамали показалось, что из легких выдавило весь воздух – она ощутила боль Марлен.

– Не слушай ее, Map, – пробормотала Дамали. Она все еще не могла переварить то, что услышала, и пыталась вывести Марлен из транса. – Они всегда врут! Они влезают тебе в душу и выворачивают все наизнанку. Встряхнись, Map. И просто позволь себе это сделать.

Она услышала за спиной свистящий звук – это Райдер и Майк выдохнули сквозь стиснутые зубы, пытаясь восстановить самообладание.

– Сделай это вместо Map, – тихо пробормотал со своего места Большой Майк. – Она не сможет. Прикончить собственную дочь – трудное дело.

– Вот-вот, – подхватила Рейвен, слова наполовину потонули в шипении. – Для Марлен это всегда слишком трудно – позаботиться о собственной дочке.

Дамали бросала взгляд то на нее, то на Марлен. Рейвен расхохоталась.

И тут Марлен снова занесла топорик и устремилась вперед.

Рейвен пригнулась, и удар прошел мимо. Теперь Марлен пересекла невидимую границу и оказалась в западне. Рейвен заслоняла ее от Дамали, а остальные вампиры стояли лишь в шаге от Хранительницы. Однако Марлен не двигалась.

– Эй, – крикнула Дамали, стараясь добраться до своей наставницы. – Давай попробуем – ты и я! Я не знаю, о чем вы там болтали, но если ты собралась прикончить Map, тебе придется иметь дело со мной!

– Еще чего, – засмеялась Рейвен. – Не смеши народ.

Дамали выжидала, чтобы получить стратегическое преимущество. Уничтожить Map у нее на глазах – нет, этот номер у них не пройдет. Вспомнив все, чему ее учили все эти годы, Дамали опустила оружие и рассмеялась. Сейчас лучше всего действовать хитростью. Перед ней просто вампир второго поколения. Ее разум сканировал сознание Рейвен.

– Что ты нагородила Марлен? Скопила всякого дерьма под языком и не знала, на кого вывалить? Давай, продолжай! Меня это не впечатляет.

Вампирша резко повернулась спиной к Марлен и сделала несколько шагов в сторону охотницы. Дамали и Рейвен подняли руки, мужчины-сопровождающие – и люди, и вампиры – напряглись, готовые к внезапной атаке. Дамали бросила в сторону Марлен быстрый взгляд. Если Map просто вскинет топорик и всадит его в спину этой суке... Давай же, Map, в чем проблема? Она возьмет на себя Рейвен, и тогда Майк и Райдер смогут сразу же открыть огонь. Дамали задержала свой взгляд на Рейвен и улыбнулась.

– А ты сильнее, чем я думала... настоящий мастер, – Рейвен склонила голову набок и улыбнулась. – Только сейчас я тебе кое-что покажу, охотница. Что скажешь?

Сознание Рейвен было по-прежнему было открыто ментальному зрению Дамали, но девушка оказалась совершенно не готова увидеть такое. Боль и горечь, нестерпимо мучительные, охватили ее. Она видела, как отец входит в логово, и вампир кусает его. А вот мама держит ее на руках, совсем маленькую, захлебывающуюся плачем. Дамали чувствует мамино смятение, ярость и боль, вызванные мнимым предательством. Ритуал. Потом дымовая завеса. У мамы вырвана гортань, мышцы расползаются, плоть отделяется от костей, лицо искажено... а папа...

Господи. Ее родители были обращены.

Пальцы Дамали стиснули рукоять меча.

– О, ма... нет. Это не то, что ты думаешь... не делай этого.

Дамали услышала, как кричит Марлен, убеждая ее не заглядывать глубже в глаза Рейвен. Там, где ее спину покрывала татуировка, начало покалывать. Она снова была ребенком, и Марлен наносила ей на кожу знак-оберег. Молодая, перепуганная, рыдающая Марлен выкалывает на ее пояснице символ Санкофа, Дамали ревет, а в голове у нее звенит детский плач.

А затем Марлен ушла.

С трудом сглотнув, Дамали заставила себя отогнать кошмарное видение. Но истина, которая ей открылась, осталась у нее в сознании и никуда исчезать не собиралась. Ее родители были обращены. Марлен взяла ее на воспитание и не смогла сберечь. А что касается родной дочери Марлен... Ее укусили в тот же год, когда Хранители нашли Дамали на улице. И все это время Марлен ничего не говорила ей...

– Вот это правильно, – с удовлетворением сказала Рейвен. – Видишь, в какую жопу она... – кивок в сторону Марлен, – тебя загнала.

Сделай ее, Map, мысленно воззвала Дамали, когда Рейвен вдруг превратилась в пантеру, гибкую и сильную, и тут же метнулась к охотнице.

"Мадам Изида" огласила воздух мелодичным звоном – Дамали отразила удар когтистой лапы Равен. Ухнул помповик Райдера, отбросив от Марлен одну из тварей. Вампира охватило пламя, остальные исчезли, но прежде, чем стихло эхо выстрела, появились снова, в ином боевом порядке и весьма рассерженные. Дамали взмахнула клинком, промахнулась и услышала вскрик Марлен: кулак одного из вампиров врезался ей в челюсть. Большой Майк вел огонь из пушки поверх головы Хранительницы, чтобы дать Марлен шанс отступить, присоединиться к ним, пока вампиры не разодрали ее на части. Марлен размахивала топориком, но противников было слишком много. Правда, Хранительница не собиралась сдаваться без боя. Можно было разглядеть, как она, окруженная рычащими фигурами, приняла стойку айкидо. Когда первый из вампиров двинулся на нее, она встретила его ударом топорика, второго отбросила роскошным пинком, а третьего отпихнула обухом.

15
{"b":"5469","o":1}