ЛитМир - Электронная Библиотека

В этот миг сверху полетели обломки. Карлоса зацепило, и посланец поспешно распахнул над ним свой плащ.

– Полтергейст. Вечная заноза в заднице, – проворчал он. – Здесь не на что смотреть. У них нет формы, это просто энергия, перемещающая материю. Но мы позаимствовали у них способность превращаться в ничто и передвигаться в виде тумана. Идем дальше. Здесь очень скучно, но побывать в этом месте стоит.

– Позволь задать один вопрос, hombre, – торопливо сказал Карлос, удержав своего провожатого за руку. – Куда попадают души вампиров? Допустим, все мы прокляты... но наша сущность все равно должна куда-то попасть, верно? Кто ею питается?

Посланец бросил на него оценивающий и подозрительный взгляд.

– Они попадают в склеп Совета Вампиров и подлежат строгой регистрации. Нами никто не питается, если только... если только их не бросают в море вечной агонии, которое ты пересек, чтобы попасть в покои Совета. А почему ты спрашиваешь?

С утесов снова посыпались валуны, но Карлос вскинул руку, на лету остановил огромный валун, заставив его сменить траекторию и упасть в стороне... и удивленно уставился на свою пятерню. Ну и силища... Посланец одобрительно улыбнулся.

– Просто любопытно, – тихо пробормотал Карлос, все еще пораженный тем, что сумел проделать. – Итак... – продолжал он, по-прежнему разглядывая свою руку, – моя душа в склепе... и моего брата тоже, так? В целости и сохранности?

Он изо всех сил пытался показать, что для него не существует более животрепещущего вопроса. Похоже, ему удалось рассеять подозрения посланца: тот заметно успокоился.

– Верно. Твой брат зарегистрирован, равно как и все остальные твои друзья, – затем в его голосе зазвучало странное беспокойство. – А вот куда поместить твою душу, мы еще не решили. Обсуждение началось, но нам пришлось прерваться на время столкновений на границе с Чистилищем. Однако в данный момент это не играет особой роли. У нас есть на тебя определенные права... еще бы, столько лет работы. Мы убедим их в своей правоте или просто потребуем свое.

– Не играет роли? – недоверчиво переспросил Карлос. – Ты заставляешь меня любоваться на все эти гадости, а потом говоришь, что это...

– Никакой. Мы хищники. Твоя нераскаявшаяся душа отправится на самый нижний уровень – шестой – и будет оставаться там, никем не потревоженная. Шестой уровень – сфера хищников. Это соответствует твоему образу жизни. Ты охотился на слабоумных ради материальной выгоды. Власть, слепые амбиции... твоя душа должна попасть туда, где обитают ей подобные.

Карлосу потребовалось время, чтобы критическим взглядом окинуть всю свою жизнь. Успех в бизнесе действительно зависит от слабости твоего партнера... До сих пор он никогда об этом не задумывался.

– Еще пара вопросов, и идем дальше, – сказал он. – Как я понимаю, вы особой щепетильностью не отличаетесь... Вы всегда правы, и все такое?

Посланец выжидающе склонил голову набок.

– В таком случае, что должен совершить человек, чтобы его душу бросили в лаву, обтекающую покои Совета? Ты понимаешь, о чем я? Я просто хочу знать: что нужно сотворить, чтобы там оказаться?

– Тебе будет полезно это знать, – согласился Посланец. – Нет прощения тем, кто преступил закон и был изгнан нами... тем, кто нарушил планы Совета или пал жертвой людей. Если вампир обратил невинного человека, сделал того вампиром без его согласия, а затем, уже обратив, убил, этот вампир окажется уровнем выше... конечно, если за ним не числится других нарушений. Но увы: если его грех искуплен, эту душу уведут в свои пределы ангелы из боевого легиона.

– Да, скверная перспективочка.

– Конечно, – без всяких эмоций согласился посланец. – Именно поэтому мы и стараемся сначала убивать невинных, а потом утолять голод. Иначе наша сфера теряет энергию. Когда один из нас выбирает себе жертвой клирика, они впадают в такую ярость... В наши сферы немедленно прибывают легионы ангелов, чтобы забрать его душу, и не упустят случая отбить по дороге еще пару-другую спорных душ... Бывает даже, что им это удается. Мы больше не будем об этом говорить. Подобные случаи вызывают у членов Совета раздражение. Но те, кто действовал под нашей эгидой и был брошен Советом в ров, окружающий священные покои... мы чувствуем их жажду. Любая жертва для них желанна. Мы чувствуем их голод, который не может быть утолен, пока они находятся во рву.

В голове у Карлоса уже крутилась дюжина вопросов, но он постарался сосредоточиться хотя бы на одном, самом главном. Нюит.

– Хорошо, если Нюита сбросили в ров, где сейчас его душа? Ведь не мог же Совет вампиров просто...

– Нет, – резко ответил посланец, перебив его. – Он был во рву и числился в наших списках. Его логово было запечатано, но сам Нюит недолго страдал от боли – лишь до тех пор, пока логово не потревожили. Тогда срок заточения Нюита окончился. Его душа должна была пройти все сферы демонов, чтобы получить заслуженную порцию мук, так как его прегрешения весьма многообразны... Но Нюит сбежал. Вероятно, он сумел найти убежище на третьем уровне, где хозяйничают Амантра. Его дела позволяют ему рассчитывать на их защиту. В таком случае Амантра получат душу Нюита, но не причинят ей вреда. Именно это делает Нюита таким опасным: он хитер, и к нему нужен особый подход.

– А если я окажу вам одну услугу, ребята? Скажем, воткну мистеру Нюиту кол в сердце? Куда попадет его душа?

Посланец снова издал кудахтающий смешок. Хорошо бы приделать этому типу более выразительную физиономию. Пока о его эмоциях можно было судить лишь по легкому расширению и сужению мерцающих красных глаз.

– Она попадет прямо в седьмую сферу, которая находится ниже сферы Совета Вампиров. Если Нюиту не удастся нас предать, он получит постоянное назначение при Князе Тьмы... и не спрашивай меня больше. Я даже думать не хочу о том, к чему может привести подобная ситуация.

– Похоже, ты прав.

Вот и все, что он хотел узнать. Пока все.

Теперь Карлосу не терпелось оказаться в последней сфере. Посланец снова потащил его за руку, и он не стал сопротивляться. На этот раз они приземлились в светло-серой песчаной пустыне, где бестолково толпились призрачные человеческие фигуры – спорили друг с другом, бранились, выкрикивали в адрес собеседников проклятья. Некоторые бросали по сторонам отсутствующие, пустые взгляды и хохотали как безумные.

– Как трогательно, – прокомментировал посланец. – Мы в сфере заблуждений. Всякого рода зависимость, излишества, расточительность. Некоторые из этих призраков даже не понимают, что уже мертвы. От этой сферы мало толку. Разве что сумятица, которую они способность создавать. Впрочем, иногда она поднимает голос настолько, что он становится слышен на поверхности. Бывает, люди слышат призрачные звуки, которые их пугают, или голоса, призывающие совершить какое-то злодеяние. Чаще всего они слышат именно голоса этой сферы. Случается, что мы забираем кого-нибудь из здешних обитателей и пользуемся им, как зомби. Однако здесь быстро устаешь. Так шумно... я это просто не переношу.

– Я тебя понимаю, – пробормотал Карлос. – Ладно, сваливаем отсюда. Мне это тоже начинает действовать на нервы.

– О, да. Вампиры слишком чувствительны, этот гомон нас угнетает. Идем.

Карлоса снова окутал темный дымок. На этот раз посланец не удосужился даже прикоснуться к своему гостю. Какое-то чувство подсказывало Карлосу, что в верхних сферах непосредственная опасность ему пока не угрожает. Но он находился здесь, и этого хватало.

– Совет решил, что тебе имеет смысл посетить территорию Фаллона Нюита в переходной зоне. Нюит должен пребывать в уверенности, что по-прежнему сохраняет над тобой власть – это необходимо. Что он сможет убить тебя, когда ты войдешь в силу, и устроить себе пир. Теперь тебе потребуется вся твоя мощь.

Посланец еще раз кивнул и исчез.

Карлос стоял перед домом своей бабушки и не отрываясь смотрел на входную дверь. Печаль, внезапно вспыхнувшая в груди, сменилась тупой болью. Его семья... она уже никогда не станет прежней. Маленький, обветшалый домик казался таким беззащитным в ночи. Карлос покачал головой. Почему мама и бабушка отказались, когда он предложил им переехать в просторный дом, в место поприличнее? Ты только посмотри, сказал он сам себе, разглядывая старую вагонку, безобразно облупившуюся серую краску и хрупкую металлическую решетку, которая закрывала окна и дверь-ширму. Двор перед домом напоминал выцветшую почтовую марку цвета пожухлой травы. Им следовало позволить ему поступить по-своему. Сделать то, что он мог, пока он еще это мог сделать, переселить их в какое-нибудь безопасное место. Но женщины в их семье такие упрямые.

3
{"b":"5469","o":1}