ЛитМир - Электронная Библиотека

Газеты, которые приносят по ночам? Почему бы и нет. Но это явно послание.

О, да. На передовице красовалась черно-белая фотография – его машина на лесной опушке. Дверцы были распахнуты, а на земле стояли два чемодана.

Карлос осторожно взвесил все за и против. Ему нужен план действий. План А, план В – на случай, если план А не сработает, план С – на тот случай, если не сработают оба, и так далее. Эти стервятники уже давно кружат над ним, и он не может позволить им расхищать то, чем владеет. И еще он должен обеспечить матери и остальным членам своей семьи безопасность – чего бы это ни стоило.

Не может быть и речи о том, чтобы в одну прекрасную ночь явиться в участок и рассказать длинную историю о том, почему, собственно, он спокойно оставил миллион сто тысяч около своей машины. И откуда взялось нигде не зарегистрированное оружие, и кто разделался с двумя агентами ФБР. Они просто возьмут его тепленьким, и про освобождение под залог можно забыть. А то и отведут куда-нибудь в заднюю комнату и пристрелят в отместку за то, что он убил их парней. Н-да... После этого надо будет правдоподобно притвориться мертвым или вообще превратиться в облачко и вылететь в форточку, к всеобщему изумлению. Но так он создаст маме и бабушке лишнюю головную боль. Нет, так не годится. Сейчас надо залечь на дно, а ФБРовцев пусть повесят на кого-то другого. На какого-нибудь засранца, чтобы власти были счастливы поскорее закрыть это дело. Доминиканец – неплохая кандидатура.

Может быть, позвонить копам и договориться о встрече? Поторговаться с ними: информация в обмен на неприкосновенность.

Карты! Карлос сунул газету в подмышку и поспешил обратно вниз. Он развернул чертежи, изучил их и швырнул в камин. Пламя мгновенно охватило пергамент, оставив лишь горстку пепла.

О'кей. А теперь осмотрим логово Доминиканца.

Глава 6

– Райдер, остынь! Шестичасовой нон-стоп... Мы эту чушь уже сто раз слышали.

Дамали плюхнулась на стул и тяжело вздохнула. Разговор происходил в оружейной компаунда.

– Я просто счастлива, что Марлен, Хосе и Шабазз наконец-то вернулись на базу, что с ними все в порядке. И с Дэном и Джей Элом, пока они сидели тут одни, тоже ничего не стряслось.

– Map, ты уверена насчет Хосе? – Большой Майк высунулся из-за плеча Марлен и поглядел в глубь комнаты.

– Да... Бедный мальчик. Он продолжает терять жидкость и совершенно дезориентирован. Когда ему поставили капельницу, чтобы предотвратить обезвоживание, он немного ожил. А теперь все опять по-прежнему. Я не представляю, долго ли он продержится, прежде чем начнутся необратимые изменения.

– Доктор сказал, что это безумная нагрузка для почек и печени, не говоря уж о сердце, – проговорил Шабазз. – Надо подумать, как побыстрее кокнуть этого засранца Нюита. Будем надеяться, это только его работа.

Знаю, – Дамали кивнула и жестом остановила Райдера, который уже собрался что-то вставить. – Скоро все выясним.

Она чувствовала себя омерзительно. Их команда толком ничего не выяснила, да еще и Хосе... Раздраженно вытирая полотенцем свои дрэды, она пересекла комнату и упала на диван. После перелета в Даллас на крошечном одномоторном самолетике она была все еще на нервах. А как они взлетали... Это вообще отдельная тема. Сейчас она почти наслаждалась сухой одеждой и ощущением чистоты. У нее чистое тело и чистые волосы. После этого плачевного приключения она чувствовала себя грязной и потратила полчаса, то намыливаясь, то споласкиваясь, чтобы смыть все, что принесла из логова Нюита.

Райдер расхаживал по комнате и продолжал оплакивать фиаско своей нью-орлеанской вылазки, несмотря на протесты Дамали. Большой Майк вздохнул.

– Слушай, дружище... Мы уже все рассказали Марлен и ребятам – верно я говорю, Map? Так на хрена пилить опилки?

– Мы с Дэном могли бы придумать что-нибудь классное на завтрашний вечер, – Джей Эл встал и потянулся. – Так что незачем было пороть горячку.

Напряжение последних суток сказывалось и на нем. Под глазами темнели круги.

– Да, кстати, – Дэн повел плечами, откинулся на спинку кресла и принялся массировать себе шею. – С пиарщиками я обо всем договорился. Люди будут думать, что ты просто где-то выступала. Интервью получилось шикарное. Все в ажуре.

– Смею тебе напомнить, что все это имело место средь бела дня. А теперь прикинь, что может случиться ночью.

Марлен испустила долгий вздох.

– Райдер... ты действуешь мне на нервы... вернее, на то, что от них осталось. Мы с Шабаззом устали, Хосе спит, Джей Эл и Дэн ломают головы над новым дизайн-проектом... а Дамали надо хоть немного отдохнуть, иначе завтра на концерте от нее не будет толку. Она должна не просто восстановить боевую форму. Ей предстоит держать толпу народа. Не говоря о том, что завтра у нее, между прочим, день рождения, и неплохо было бы это отметить... а нам предстоит еще масса не самых приятных дел. Мы все на пределе, каждый по своей причине, но тем не менее. Нам всем надо поспать. Так что прекрати.

При упоминании об отдыхе Дамали зевнула. Это был просто рефлекс, но даже горячий душ не мог снять усталость.

– Я еще не отработала программу... – пробормотала она. – Я не знаю, что петь. И немножко дергаюсь из-за наших старых вещей... нет, серьезно. Местным нравится, но выносить такое на большую публику...

– Так и я про то же. И сопровождение, и свет, и звук – все должно быть на высшем уровне. Дэн дал "Кровавым" опорную информацию – потому что именно их люди будут осуществлять постановку. Так что, если в программе будут какие-то изменения, придется делать прямо на сцене.

Во время этого монолога послышались зевки, однако все сочли долгом кивнуть в знак согласия.

– О'кей, Map, – отозвалась Дамали, прикрывая рот ладошкой. – Какой у нас график?

– Начало – в девять вечера по местному времени, все закончится в полночь. Ты выступаешь в заключительной части. Кроме тебя, женщин в программе нет. Каждой группе отводится по полчаса, и твоя задача – выйти в одиннадцать тридцать и кровь из носу продержаться до полуночи. Это нон-стоп, до тебя выступают еще пятеро, между выступлениями пара минут рекламы. А в полночь начинается: "Кровавая музыка" – сингл "Восстань из мертвых", церемония... Соответственно, у наших будет около часа на все про все. Потому что в одиннадцать тридцать ты выходишь и начинаешь делать дело.

Джей Эл покачался взад-вперед, разминая спину.

– Вот и славно. По крайней мере, мы знаем, что парни, которые выступают до тебя – не вампиры. На худой конец – вампирские приспешники. С чего я взял? Последний месяц они давали интервью и участвовали во всех ток-шоу. Плюс все, кто будет находиться на сцене и участвует в трансляции. Это тоже не вампиры.

– Ребята, – Дамали постучала кулаком по грудине, потом завела руку за спину и нажала другой рукой на локоть, чтобы снять напряжение в лопатке. – Честное слово, я настолько измотана, что просто не могу об этом думать. Меня беспокоит только одно: мне придется выступать ночью; у нас на все два с половиной часа; они будут свежи и полны сил, а про нас этого не скажешь – по крайней мере, сейчас. Нам придется отвлекаться на одно, на другое... а еще толпа невинных людей вокруг. Хотелось бы мне знать, на что это будет похоже.

Райдер наконец-то уселся. Дамали поймала себя на том, что устроилась на диване с ногами, более того – сидит на пятках.

Как все-таки здорово – положить голову на что-нибудь мягкое, хотя бы на пару минут. Ее друзья поели, кое-как восстановили силы. Все они здесь, на каждого можно рассчитывать, каждый сделал все, что мог. Теперь они знают, как выглядят особняк Нюита и его склеп, но какой от этого толк? Это была пустая трата сил и времени. Окончательный план они составят, когда начнут действовать. Дэн вряд ли сообщит что-то новое: он пробыл внутри совсем недолго, прежде чем ему пришлось спасаться бегством. Ей хотелось только одного: чтобы Карлос перестал держаться особняком, не подвергал себя опасности.

31
{"b":"5469","o":1}