ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нашу Нетеру они уже нашли, дружище, – сказал Джей Эл. Его голос заставил остальных смолкнуть. – Возможно, она засветилась, когда столкнулась с Рейвен. Сестренка тогда была в ударе, и...

– Вот тебе еще причина, по которой Марлен не хочет пускать Дамали на уличную охоту, пока критический период не пройдет Я одного не понимаю: когда мы переведем базу на осадное положение? Ривера к нам уже наведался. И продемонстрировал, на что способен мастер-вампир.

– До сих пор с защитой у нас все было очень неплохо – спасибо Джей Элу. А теперь мы похожи на подсадных уток. Раньше мы были в безопасности, даже телефонная компания не знала нашего адреса, все оформлялось на подставные квартиры и переключалось сюда. У нас был почтовый ящик, мы каждый раз добирались домой разными путями. И никогда не было такого, чтобы кровососы пробили нашу защиту. А теперь они заходят прямо в дверь. И я хочу спросить: что у нас есть, кроме ультрафиолета и замков, если они снова заявятся?

– Вера, – Большой Майк прищурился и посмотрел на Шабазза. – Вот наше главное секретное оружие, а не все эти технические навороты. Вера – наш первый и последний рубеж обороны, и наша броня – молитва.

– Это альфа и омега, парень, – согласился Райдер и забарабанил пальцами по столешнице.

– Теперь вы знаете, что я об этом думаю, – сказал Шабазз, стараясь успокоиться и вернуть своей команде уверенность. – Рейвен не удалось стать королевой, но нам это ничего не дает. Вампы, как и мы вычислили по положению планет, что Нетеру уже пришла на землю и ее время приближается. Правда, планеты никогда не сообщают, где это произойдет. Не стану повторять, что наша священная обязанность – смотреть в оба и готовиться к битве, потому что время настало... Только что-то пошло не так. Если Дамали представляет собой такую ценность, Рейвен не пыталась бы ее убить. Нюит просто бы ей не позволил. А Ривера? Он был здесь, он мог похитить нашу девочку, но не сделал этого. Хм-м-м...

– Знаешь, в чем проблема? – Джей Эл запустил пятерню в свою шевелюру и уставился в окно. – Силы Света тратят уйму энергии впустую, а мы только машем кулаками, создавая на Земле еще больший хаос. И это вместо того, чтобы поступить, как поступают эти клятые вампиры – объединиться во имя общей цели.

– Знаю, Джей Эл. Мы каждый день теряем хороших воинов, которые увязают в политике, – словно не выдержав тяжести этой истины, Большой Майк тяжело опустился на ближайший стул. – Все без толку.

– Верно подмечено, – бесцветным голосом отозвался Шабазз. – Главе вампиров проще найти ее в хаосе, который скрывает его следы, а в поисках Нетеру он должен выйти на одного из Хранителей. Вот что скверно. Хранитель может подойти к ней как угодно близко... Потому что этот Хранитель сидит у нее в голове, а она – у него... что-то вроде химического контакта на уровне душ. Не думаю, что такую связь можно разорвать. А он еще и прирожденный следопыт, отважный воин и знаток стратегии...

– Не надо об этом, – Райдер вздохнул и покачал головой. – Хочешь сказать, Карлос – ее судьба? В самом деле? Я убит. Мажьте меня маслом, ешьте меня с вареньем.

Шабазз опустил голову на стол и лишь после этого закончил мысль. Его голос звучал очень, очень тихо:

– Пока мы просто сидим здесь и болтаем, и мне это уже начинает надоедать. Все взаимосвязано. Второй раз мы столкнулись с Рейвен случайно. Но у нашей Нетеру действительно есть одна слабость. Настоящая слабость – помимо того, что мы уже обсудили. И вампиры это знают.

Хранители смущенно переглядывались. Они тоже знали, но лишь у Хосе хватило смелости произнести это вслух:

– Карлос.

Шабазз кивнул.

– Говорят, свято место пусто не бывает. Он занял это святое место и даже не знает об этом, бедный ублюдок. Он окружен вампирами, как и мы, и они глаз с него не спускают, поскольку у Дамали вот-вот наступит критический период. Заметьте, они не поручили это своим прихвостням человеческой породы, – как и выслеживание Нетеру. Это слишком ответственное дело. Вот почему еще они проявляют к нашим такой интерес. Они вычислили, что это именно он: Карлос заметил ее несколько лет назад, инстинктивно защищал ее... даже не понимая, почему она для него так важна. Представьте на секунду, что наша девочка ушла с Риверой и связалась с наркотиками. Ее ничто не защитило бы от сил Тьмы, и она бы оказалась в их распоряжении. Но тогда нам удалось увести ее от Карлоса, а значит, и от них... но связь... Ох... братья, Хранители... гори оно все сине-фиолетовым... связь между ними: никогда не оборвется.

Шабазз печально вздохнул. Его голова по-прежнему покоилась на верстаке, он не открывал глаз и лишь тяжело сопел.

– Карлос почувствовал запах Нетеру семь лет назад, хотя сам этого не понимал. Тогда у Дамали была первая кровь. Он ничего себе с ней не позволял, потому что она сама не позволяла, – Шабазз выпрямился, бросил взгляд в сторону двери и сжал кулаки. – А если что, я бы это узнал. Но он чувствует запах. Он следопыт, отменный следопыт. В этом-то все и дело. Он из хорошей семьи, рос с молитвой, среди женщин, твердых в вере. Потом стал отличным уличным бойцом. Но он отвернулся от Света и обратился к Тьме – ради денег, власти, красивой жизни. Тогда его взяли на заметку. Тьма просто поймала ее запах, который был на нем – потому Ривера не может выбросить нашу девочку из головы. Между ними что-то вроде наплавного моста. И она это знает, между прочим. И делает все, чтобы не дать ему пасть еще глубже. Между ними духовная связь. Тогда она отказалась действовать по его программе, и я молюсь, чтобы сейчас она поступила так же. Они уже не первый год занимаются перетягиванием каната. Что тут еще можно сказать?

– Круто, – проворчал Райдер. – Братец, неужели ты даже такое чуешь?

Шабазз одарил его тяжелым взглядом, встал и, демонстративно повернувшись к нему спиной, обратился к остальным:

– Свободный выбор, братья, – он по-прежнему говорил полушепотом. – Их пути разошлись, потому что каждый сделал свой выбор. Она выбрала Свет, а он обратился к Тьме... Каждое недоброе дело приближало его к адским вратам. Она была еще ребенком, ее запах еще не был таким сильным, как сейчас, когда она вот-вот достигнет отметки "двадцать один" – семикратной троицы. И вот парень, который не лучшим образом распорядился своим правом выбора – правом, которое есть у каждого в Серой зоне, парень, который все сильнее склонялся к Тьме, – этот парень почувствовал ее запах. Ривера – единственный, кто может добыть для них нашу сестренку. Она верит ему. Мы это сами сегодня видели. А если он уломает ее... Знаете, зачем им его голова? Чтобы влезть в голову к ней. Дошло? А теперь хватит болтать. Я больше не могу. Я сейчас совсем раскисну, как Map.

– Нет, Шабазз, – терпеливо возразил Большой Майк. – Нам надо непременно все обговорить. Ребята должны быть в курсе дела... – он оглядел притихшую команду. – Как думаете, почему Марлен всегда требует, чтобы мы следили за своим языком? Потому что слова формируются мыслью, а когда ты их произносишь, то есть озвучиваешь, они создают вибрацию, которая распространяется в окружающем мире. Это я вам говорю как звукооператор. Слова – это воплощенная мысль. Так что сто раз подумайте, прежде чем говорить. И не забывайте про дар Дамали. Изреченное слово... Мысль – это энергия. Энергия распространяется в пространстве, как электрический ток, только на астральном уровне. Так что, Джей Эл, мысль на замок не запрешь.

– Именно поэтому Ривера так опасен, – Шабазз отодвинулся от верстака и продолжал, глядя на его крышку. – Он у нее в голове. Он – мысль. Князь Тьмы – повелитель воздушной стихии, и все подземные легионы стремятся прежде всего внести беспорядок в наши мысли. Разум – это начало и конец всех вещей, вот почему его так важно беречь. Никто и ничто не должно его разрушить. Разрушение начинается на уровне мысли. Если силы тьмы хотят погубить душу, они будут бить по вашему разуму. Они разрушат то, что управляет телом... и тогда... тогда привет вашей душе. Зарубите себе на своем носу. Очень крепко зарубите. И никогда не забывайте. Они хотят влезть в голову нашей Нетеру, чтобы заполучить ее тело и душу. Вот так.

44
{"b":"5469","o":1}