1
2
3
...
49
50
51
...
64

Карлос наблюдал, как ест его брат, и чувствовал, что рот наполняется слюной. Скверно, очень скверно. Надо немедленно убираться отсюда.

– Пойду прогуляюсь, – буркнул он.

Девочку убили в его доме. Она уже никогда не вернется домой. Он и глазом не успел моргнуть, а ее уже убили. Конечно, у нее не было дома, так что возвращаться ей было некуда... но это уже детали. Ему действительно надо выйти и подышать воздухом.

– Мне очень жаль, Ривера, – Нюит положил руку на плечо Карлоса, когда тот проходил мимо, и поглядел на его приятелей, которые явно растерялись. – Охота прерывалась дважды за ночь. Дайте ему развернуться, он готов убивать.

– Можно, мы здесь посидим, Карлос? – крикнул ему вслед Алехандро. – Здесь все так круто!

– При условии, что вы останетесь здесь и дадите мне возможность сходить к ямайцам – в одиночку.

– С ямайцами я разберусь сам – прямо сейчас, пока ты охотишься, – предложил Нюит. – Пусть ребята останутся здесь и поедят. А ты отправляйся на охоту и возьми себя в руки. К твоему возвращению с ямайцами будет покончено. Честный обмен – не грабеж. Некоторые этические нормы надо соблюдать строго, иначе на Земле не останется такого понятия, как честь.

Он вздохнул и с равнодушным видом стряхнул с костюма пятно запекшейся крови.

– Не вопрос. Все классно, – Алехандро снова пожал плечами и поглядел на своих друзей, которые уже занялись едой. Те тоже пожали плечами.

– Как угодно, – огрызнулся Карлос и начал подниматься по лестнице.

Нюит облизал пальцы.

– Он вымотался. Нетеру забирает много сил. Он так и будет огрызаться, пока не поест и не успокоится. С ним будет очень трудно иметь дело.

Алехандро кивнул.

– Что поделать? Сам знаешь, мой брат всегда был упрямцем. Ты предложил ему расслабиться, – он указал глазами на истерзанный труп девочки, – а он отказался.

Нюит покачал головой и вздохнул.

– Карлос, мой упрямый сын... и что мне с ним делать?

Остальные что-то буркнули, выражая согласие, и с рычанием принялись за еду.

* * *

– Убежища! Именем Господа, Нетеру, мы просим убежища! Ковенант нуждается в твоей защите! Открой двери!

– На экранах двое тепленьких! – крикнул через всю комнату Джей Эл. – На камере и на входе.

Хранители устремили взгляды к экранам. Действительно, двое – один в темно-голубой рясе тамплиера, а второй в одеянии мусульманского священника – барабанили в дверь компаунда. Оба кричали, размахивали оружием и то и дело оглядывались назад. Казалось, за ними гонится что-то невидимое, но ужасное.

– Быстро откройте и впустите их, – выпалила Марлен.

Райдер, который пробирался между мониторами и оружейным верстаком, крепко выругался. Шабазз, Большой Майк и Дэн были уже на ногах.

– Сегодня дверь всю ночь работает как вертушка, – проворчал Шабазз. – Но это люди. Так что впустите их, нечего им стоять в темноте.

Большой Майк взял свою пушку.

– Иди к Дамали, Map. Дело дрянь.

Через миг после того, как Джей Эл поколдовал над контрольной панелью, массивные железные двери распахнулись. Все еще охваченные страхом, пришельцы пересекли залитый ультрафиолетом холл, шлепая по лужам на полу: система опрыскивания успела сработать.

Хранители ждали в конце холла. И хозяева, и их нежданные гости по-прежнему не выпускали из рук оружие.

– Стоять! – рявкнул Шабазз, когда незнакомцы направились к дверям оружейной. – Дамали за эту ночь уже натерпелась. С нее хватит драм и сражений, и тем более она не полезет в чужую драку. Советую принять это к сведению, прежде чем переходить к делу.

– Нам надо поговорить с Нетеру. Мы принесли ей весть от Всевышнего.

– Успокойся, – приказала Марлен, – и впусти их внутрь.

Когда Хранители и их гости вошли в оружейную, никто не проронил ни слова. Одежда пришельцев была грязной и оборванной – похоже, они только что побывали в серьезной драке. Оба тяжело дышали. Хранители растерянно переглядывались. Услышав шум, в комнату вбежала Дамали – и застыла, ее глаза расширились от удивления. Потом нерешительно шагнула вперед и посмотрела на человека в темно-голубой рясе и с крестом на груди.

В тот же момент рыцарь в голубых одеждах преклонил перед ней колено и поднял меч рукоятью вверх, как распятие. Его напарник сделал то же самое, оба почтительно склонили головы. Потрясенная, растерянная, Дамали стояла перед ними, не зная, что делать.

– Я из ордена тамплиеров, а Азула – мусульманин, из мавританского ордена. Всего нас двенадцать, мы составляем Ковенант. Мы здесь для того, чтобы принести тебе клятву верности от имени всех регионов. Это великая честь, Нетеру, о которой мы и не мечтали. Благослови тебя Бог.

– Тамплиер? – прошептала Марлен и глубоко вздохнула. – Ох, ребята... ничего себе... Честное слово... Обычно они посылают видения, а на этот раз явились лично.

Дамали беспомощно оглянулась и посмотрела на свою команду. Она лишилась дара речи. Шабазз только пожал плечами. Марлен стояла с широко раскрытыми глазами, Райдер выглядел озадаченным. Остальные молча следили за происходящим.

– Джентльмены... – пробормотала Дамали. – Ну... для начала, встаньте.

Она сделала шаг назад. Рыцари переглянулись, словно ожидая друг от друга одобрения, и поднялись.

– Я ничего не понимаю, – тихо сказала Дамали.

– Этой ночью падшие начали собирать силы, – произнес рыцарь в голубом. – Ваша база окружена, оцепление стоит за границей освещенности.

Он указал острием меча в сторону окна.

– Мы замаскировали наше укрытие ветками и находились там, внутри освещенной зоны, которая окружает твою обитель. Затем свет таинственным образом погас – правда, всего на несколько секунд.

Хранители покосились в сторону Дамали, и она смущенно прочистила горло.

– Ну... у нас тут возникла одна ситуация... да. Я потом объясню.

– Мы знаем об этом, поэтому и пришли. Но как только свет сменился тьмой, множество созданий ночи немедленно устремились туда. К счастью, они не осмелились приближаться к периметру и думали только о том, чтобы защищаться. Мы ждали, – человек в голубом перевел дух. – Но вскоре мы поняли, что в стенах твоей твердыни проделана брешь: свет снова погас, из твоего убежища выскочил демон и обратился в бегство. Мы так и не определили, что это было... – он пристально посмотрел на Дамали: – Ты ранена, Нетеру?

– Нет, – небрежно отозвался Райдер. – Просто у нее ненадолго снесло крышу... но она быстро пришла в себя.

– Заткнись, Гонщик! – рявкнула Марлен.

– Слава Аллаху, – сказал мавр, и его пальцы на рукоятке мачете чуть расслабились.

– О да. Хвала Всевышнему, – рыцарь в голубом глубоко вздохнул. Было видно, что оба воина испытывают большое облегчение. – Затем это существо исчезло в глубине леса на другой стороне дороги. Мы не стали его преследовать – вокруг было слишком много созданий ночи. Но его вой разнесся на мили. Возможно, оно было ранено, а может быть, звало подмогу. Тем не менее, мы приготовились отойти под защиту твоих прожекторов и принять бой... – рыцарь посмотрел Дамали в глаза. – Мы решили: если нам суждено погибнуть – да будет так. Мы погибнем с честью. Потому что право на такую смерть надо заслужить.

– Этот ублюдок не получил ни одной царапины, – язвительно бросил Райдер. – Правда, она поразила его в самое сердце. Наш дружочек ушел отсюда сам не свой, это...

– Для начала, Гонщик, проследи за своим языком в присутствии священнослужителей, – парировала Дамали. – Думаю, обойдемся без комических вставок. А теперь пусть они продолжают.

Она обхватила себя руками и попробовала успокоить дыхание. Сейчас ей оставалось только молиться, чтобы среди этих ребят не оказалось ясновидца. Она еще не вполне контролировала собственные мысли.

– Он напал на тебя... и ты смертельно ранила его в сердце? – тамплиер растерянно посмотрел на мусульманина. – Но он не умер?

Он снова взглянул на второго священника.

– Если ты пронзила его колом или клинком Изиды, а он после этого продолжал двигаться, мы имеем дело с чем-то новым... Теперь я понимаю, почему ангелы из небесного воинства попросили нас быть рядом с тобой. Чтобы ответить на твой призыв. Они сказали нам, что ты рыдаешь, оплакивая свое унижение, что Нетеру пала... медленно теряет веру, надежду... может быть, даже любовь. Они оставили нас, даже не разогнали ряды демонов, и лишь сказали: "Не теряйте веры". Силы Тьмы отступили, едва это существо смолкло. Мы немного подождали, пока не поняли, что можем без опасений приблизиться к твоим дверям, Нетеру. Но, очевидно, мы опоздали.

50
{"b":"5469","o":1}