ЛитМир - Электронная Библиотека

Воины Ковенанта склонили головы, опустили оружие и застыли, печально глядя в пол.

– Ангелы слышали, как я плачу?!

Дамали прикрыла рот рукой и зажмурилась. Этого не должно было случиться.

– Они всегда слышат тебя, Нетеру. Твои слезы – бриллианты. Твое сердце – сосуд света. Твои слова – факел, указующий путь. Твои мысли обладают силой. Ангелы слышат все. Они послали нас, но мы опоздали.

– Послушайте, быть может, хватит переливать из пустого в порожнее? – поинтересовался Райдер и в возбуждении прошелся по комнате. – С этими парнями и так все ясно, и понятно. Только и слышишь: "Заткнись, Гонщик, заткнись, Гонщик"... А я думаю, как раз настал момент поговорить без околичностей. Е-мое...

– На это раз я с тобой согласна, – кивнула Марлен.

Райдер открыл было рот, но тут же снова сжал губы и запустил пальцы в шевелюру.

– Слушай, Map... а вот теперь я не знаю, что сказать.

– Дамали впустила его сюда, потому что доверяла ему, – мягким грудным голосом произнес Большой Майк. – Она не виновата.

– Вообще-то, он всех нас надул. Даже подсунул нам какие-то липовые карты Ада, – в голосе Шабазза зазвучали гневные нотки. Можете себе представить? Он усыпил нашу бдительность, так что Дамали не виновата... Он тут таким соловьем заливался, сво... я хотел сказать, исчадье ада.

– Сестренка ему доверяла, поэтому она и плакала, – вмешался Хосе, качая головой. – Она заслуживает лучшего.

– Подождите! – произнес рыцарь.

Рыцари Ковенанта переглянулись и, похоже, ожили.

– Вы говорите, он принес карты?

– Да, но они сгорели, – тихо ответила Дамали, повернувшись к ним. Ее взгляд был по-прежнему устремлен в окно. Как будто какой-то луч высветил все ее самые сокровенные слабости, сделав ее такой открытой, такой уязвимой и разбередив еще свежую рану. – Это была всего лишь иллюзия.

– Вы сказали, что Нетеру ранила это существо, пронзила ему сердце?

– Ага, – Райдер тяжело вздохнул. – Этот тип на нее запал – еще до того, как его обратили. Она сама его сюда пригласила... – он бросил на Дамали косой взгляд. – Потом дал нам эти карты, наплел с три короба – что-то про Ад... ребята, это ничего, что я его при вас поминаю?

Рыцарь нетерпеливо кивнул.

– Продолжай, Хранитель! После встречи с этими тварями наша способность к ощущениям еще не восстановилась.

Райдер смущенно взглянул на своих товарищей. Дамали, по-прежнему обхватывая себя руками, отошла в сторону.

– О'кей. В общем, мы разглядывали эти карты не пойми чего, а он уставился на нее так, словно хотел съесть живьем – теперь-то ясно, что не "как будто", а "как будто на самом деле". Мы просекли, что здесь что-то неладно, и насторожились. И тут Дамали подходит к нему, обнимает и... блин, у меня слов нет... – Райдер снова взъерошил шевелюру и прошелся по комнате, качая головой. – Она поцеловала эту сво... поцеловала его.

Последовал глубокий вздох и пауза. Кажется, Райдер только сейчас осознал, что произошло – после того, как рассказал об этом.

– ... Ну, а потом он смылся.

Остальные закивали в знак согласия. Райдер красноречиво развел руками.

– Это было что-то дикое. Он сгреб ее в охапку и поцеловал. Я в жизни не видел, чтобы мужчина так целовал женщину. Карты загорелись, наши охранные системы вылетели... Она прижалась к стене и попыталась его оттолкнуть, а потом он изодрал стену когтями, – в подтверждение своих слов Райдер указал на стену, где красовались пять глубоких царапин.

Убедившись, что все взгляды устремились сначала на стену, а потом на него, Райдер продолжал:

– Девочка была в шоке, это я вам точно говорю. Она даже дышать не могла, а этот сукин сын отрубил сеть, чтобы вывести из строя пульверизаторы, и спокойно вышел отсюда. Джей Эл чуть не свихнулся, пока восстановил нам защиту. Все произошло так быстро, что никто даже выстрелить не успел. А потом Марлен пришлось ее увести. Он выл на улице, а у нее было такое лицо, будто она сейчас бросит все и побежит за ним. Мы с Шабаззом и Майком держали ее, даже думали, что ее придется запереть. Но потом она, слава Богу, пришла в себя...

Он смолк и некоторое время тяжело дышал, прежде чем перешел к заключительной части рассказа.

– А потом... – его голос сорвался, – мы услышали, как она плачет... Не хотелось бы мне еще раз услышать подобный плач. Я убью любого, кто попытается забрать отсюда нашу девочку.

Хранители поддержали его кивками.

– Она – наша сестренка, – тихо, но твердо сказал Большой Майк. – Мы видели у него на груди, на рубашке, большую дыру и только так поняли, что она его достала. Вопрос, когда она успела? Тут был такой бардак...

Однако, к всеобщему удивлению, мавр и тамплиер заулыбались, вздохнули с явным облегчением и похлопали друг друга по спине. Дамали медленно повернулась и посмотрела на них. Это странное ликование удивило ее не меньше, чем остальных.

– Извините, ребята, – осторожно подал голос Райдер. – Нам всем только что чуть не надрали задницу. К нам залезли, чуть не угробили Нетеру. По-моему, это не лучший повод для веселья.

– Она все-таки его достала, – рыцарь сиял. – Прямо в сердце.

– Вы не слышали, что сказал Райдер? – громко загудел Шабазз. – Он прошел сквозь барьер из святой воды – отключив пульверизаторы. У него была дыра в рубашке, но не в груди! Карты адских сфер сгорели ясным пламенем, как только мы включили свет, а наша охранная система накрылась, причем дважды!

Пришельцы начали пересмеиваться. Команда Дамали стояла, ожидая объяснений.

– Этот человек отмечен нами. Скорее всего, это Ривера, – рыцарь взглянул на своего товарища, ожидая подтверждения. – Снаружи было два мастер-вампира, поэтому мы так встревожились. Но тот, кого мы защищаем, сумел пройти к вам и выйти обратно невредимым.

– Карлос Ривера? – переспросила Дамали, подходя к ним поближе.

– Убирайтесь вон, – прошипела Марлен. – Так значит, теперь Ковенант защищает вампиров? – она слегка качнулась и оперлась на верстак, чтобы не упасть. – Все, что я хотела услышать, я услышала.

– О, да. Возможно, Карлос Ривера – двойной агент. Но он передал вам карты, как мы и просили – и воздержался от укуса, когда... гм-м... как бы это поделикатнее выразиться... Нетеру... гм... ему было очень трудно сдержаться, – улыбка рыцаря исчезла, и он посмотрел на кучку пепла, лежащую на верстаке. – Это и были карты?

– Ага, – тихо сказала Дамали, не сводя своего взгляда с рыцарей.

– Мы восстановим их по памяти.

– Только после того, как вы расскажете мне про Карлоса, – проговорила она тихо и отстраненнно.

В оружейной стало тихо.

– Мы не имеем права раскрывать полностью...

– Что с ним произошло? – выпалила Дамали, метнувшись к ним. – Вам не будет никаких карт, мы даже разговаривать не будем, пока вы мне не объясните. Я отказываюсь действовать вслепую, принимать все на веру, снова и снова... Да, я перестану отгораживаться, но мне нужна хоть капелька надежды, хоть какой-нибудь знак – что-то, что поможет мне это сделать... А теперь говорите.

Рыцарь посмотрел на Марлен, ища поддержки. Хранительница тяжело вздохнула.

– Я и так постоянно обращаюсь к ангельскому воинству с молитвой. Они не хотят вмешиваться. У девочки должно быть право выбора.

– Нам они сказали то же самое, – со вздохом признался мусульманин.

– О'кей. Так что там насчет Карлоса? – быстро перебила Дамали.

– Он был отмечен Тьмой, – тихо, но твердо ответил тамплиер. – Воинство ночи давило на него всеми возможными способами. Они уничтожили всю его семью. Правда, при таком образе жизни его все равно рано или поздно должны были обратить.

Дамали кивнула.

– Я всегда ему это говорила, но он не хотел меня слушать.

В ее голосе уже не было даже намека на нетерпение – только печаль. Она изучала свои руки.

– Его укусил мастер-вампир Фаллон Нюит. Обращение произошло мгновенно – такого никогда еще не случалось. Обычно процесс длится три дня. Но мало того: Карлос Ривера сам стал мастер-вампиром. Это невозможно с точки зрения высшего закона.

51
{"b":"5469","o":1}