ЛитМир - Электронная Библиотека

Я немного задерживалась. Он звонил уже дважды, ожидая моего прихода, а может, волновался, что вообще сегодня не приду. Дурачок, как я могла не прийти к нему?! Да если бы он только захотел и я была бы свободна от обязательств, то со всех ног примчалась бы в его жизнь навсегда.

Лешка встретил меня на пороге своего номера. На его лице блуждала очаровательная улыбка. Мы устроились на кровати.

– Я, как ты и просила, привез тебе фотографии, – сказал он и вытащил целый ворох старых карточек.

Первым был снимок молоденькой девушки – невероятной красавицы с прелестной улыбкой и точеным профилем. Точно такая же улыбка и профиль были перед моими глазами. Я сразу же поняла, кто это.

– Это твоя мама – настоящая красавица, ты очень на нее похож!

– Да, это мама.

Далее шли его детские и юношеские фотки. Я с огромным интересом и удовольствием просмотрела их. Затем он принес небольшую папочку, открыл ее и достал четыре листочка бумаги, исписанные мелким почерком.

– Это написано еще в 90-х – небольшая зарисовка о нашем с тобой детстве. Хочу прочитать тебе.

– Прочитай, – попросила я и положила голову ему на колени.

Очерк был о нашей встрече в первом классе и его воспоминаниях обо всех событиях, связанных со мной, о которых я не помнила совсем, но запечатлившихся в его памяти на всю жизнь. О его отношении ко мне, поисках меня по Советскому Союзу и последней встрече, после которой он уезжал со слезами на глазах, зная, что потерял свою женщину навсегда…

Эх, Леша, Леша, если бы ты боролся за свою любовь, уже много лет мы были бы вместе и… возможно, счастливы.

Его детские воспоминания и эта зарисовка очень тронули меня, прямо ком застрял в горле, сердце сжалось в груди. Сколько лет он носит эту тяжесть в душе: его разбившиеся надежды и несбывшиеся мечты…

– Сделай, пожалуйста, мне копию на память…

Как я могла сомневаться в нем и его отношении ко мне?! Он – родной мой человек и дорог мне безмерно. Со страшной силой захотелось обнять и приласкать его, прижаться к нему и говорить о своей любви…

Лешка почувствовал мое желание. На мгновение застыв, не отрываясь, я смотрела на него, а он на меня и… сбросив одежду, мы ринулись в объятия друг друга. Настоящая одержимость!

– Прошу, прижмись ко мне, – прошептала я и в ту же минуту почувствовала на себе тяжесть его великолепного тела.

Какие непередаваемые ощущения – лежать рядом с любимым мужчиной, принадлежать ему всей душой и телом, слиться с ним в одном порыве, вмиг превратившись в единое целое в этом мире призрачных грез, дорожить нашими отношениями и каждой минутой, проведенной вместе. Мы любили… Еще чуть-чуть – и прозвучал последний аккорд нашей любовной симфонии… Как мне не хотелось выпускать его из своих объятий! Так мы лежали с ним еще какое-то время.

– Алеша, скажи, а как ты ко мне относишься? – спросила я с замиранием сердца. – Знаешь ведь, что женщина любит ушами.

Он помолчал, потом тихо ответил:

– Я люблю тебя.

– Скажи мне еще что-нибудь хорошее, – попросила вновь.

Лешка повернул ко мне голову, посмотрел из-под полуопущенных век, обнял и, нежно прижав к себе, тихо произнес:

– Ты… родненькая моя…

Это тихое «родненькая моя» было дороже, чем «люблю», дороже всех других слов, которые он мог бы мне говорить. С этим тихим прекрасным определением я вошла в его жизнь раз и навсегда, и это означало только одно – в этом мире он уже не сможет существовать без меня, моего присутствия, даже если будет иметь семью. Все равно незримо я буду находиться рядом.

Часа через полтора мы всё повторили. Менялись позы, приемы, но отношение друг к другу становилось только нежнее. Еще через полчаса я встала и сказала:

– Побегу, не провожай.

– Нет, провожу, – ответил он настойчиво и начал одеваться.

– Я запрещаю тебе! – повысила я голос.

Алешке нездоровилось, видимо, простыл, и мне не хотелось, чтобы он в таком состоянии выходил на улицу. До дома добралась быстро. Не успела войти в квартиру, как услышала звонок телефона в сумочке. Ответила, и мы попрощались до утра. Устала безумно и, почти ничего не соображая, рухнула в постель. Сон, как и накануне, был беспокойным. Наверное, нервы мои все-таки не в порядке.

Глава 4

Утро заставило взглянуть на всё другими глазами. Если вчера вечером я не сомневалась в нем и его отношении ко мне, то сейчас такой убежденности не было. Прямо как в традиционном гадании на ромашке в нашем детстве: «Любит, не любит, плюнет, поцелует…» Когда мы расстанемся и он уедет к себе, в его жизнь войдут другие женщины, которые могут дать то, что ему нужно, кроме той пронзительной душевно-духовной близости, существующей между нами, а будучи влюбчивым, он вряд ли оставит шанс нашим дальнейшим отношениям, тем более, что желание иметь семью и детей красной нитью проходит через все наше общение. Какие терзания приносит мне это, Леша понять не может, ведь мужчины в большинстве своем не обладают тонкостью и деликатностью в вопросах душевных отношений с прекрасным полом. А что делать мне? Любить его, ждать, мучиться от мысли, что, может, в данный момент он с другой, занимается с ней любовью, говорит ей те же слова, что и мне?! И все-таки… я люблю его!

Мысли о его отношениях с другими женщинами были невыносимы, но я не имела на него никаких прав: не находилась в статусе супруги, не являлась сожительницей, не числилась подругой… Что же мне делать? Кто бы мог ответить на этот вопрос… Для себя я ответа пока не находила.

– Куда едем сегодня? – спросила бодро, как только Леха пришел к нам.

– В город, придумаем что-нибудь, – так же энергично ответил он.

Там же, на канале Грибоедова, мы неожиданно увидели прогулочный катер с экскурсией по водным магистралям Санкт-Петербурга. Мой друг очень хотел совершить эту прогулку, и мы решились. Через полчаса сидели на верхней палубе, обнявшись и тесно прижавшись друг к другу. Алешка был очень нежен и заботлив, моя рука не покидала его руку… Вы знаете, что такое счастье? Это когда любимый мужчина рядом с тобой и ты чувствуешь, что наверняка что-то да значишь в его жизни. Трижды, а ведь бог любит троицу, мы видели свадьбу счастливых молодоженов, даже помахали им рукой, потому что это хорошая примета! К сожалению, часовая экскурсия прошла очень быстро, и мы ринулись в теперь уже наше с таким символическим названием кафе «Санкт-Петербург», чтобы выпить по чашечке кофе и немного согреться. В душевных разговорах пролетело еще пару часов, что для задушевных бесед о жизни – совсем ничего, потому что о ней можно говорить бесконечно…

Дружным дуэтом прошлись питерскими улочками и нырнули в метро. Надо было готовиться к новым сексуальным баталиям. У нас так мало времени друг для друга, что мы не можем себе позволить хоть день отдыха от этих занятий. Завернули к родителям, перекусили и побежали в гостиницу.

Алексей зашел к дежурной за ключом от номера. За стойкой стояла молодая деваха. Меня она не заметила, поэтому, когда увидела его, счастливая улыбка озарила ее лицо. Лешка ей явно нравился, и она уже приготовилась к желанному флирту, который должен был, по ее замыслу, обязательно перейти в секс! Но в этот момент из-за его спины внезапно появилась я. Вы бы видели выражение ее лица! Какое разочарование! Да… облом вышел, деточка. «На чужую кровать рот не разевать!» – вспомнилась вдруг перефразированная шутниками поговорка. Когда мы вышли, я спросила:

– А что это она тебя клеит, что ли?

– Не знаю, просто я ей сегодня шоколадку подарил, – сказал он либо по своей наивности, либо с желанием задеть меня за живое.

– И зачем? Понравилась?

Теперь понятно! Конечно же, она рассчитывала на дальнейшее развитие каких-то отношений, но ведь повод дал ей он! Небольшой анализ ситуации заставил меня задуматься. Мои подозрения о его интересе к женщинам вновь находили свое подтверждение. В номере Алексей меня удивил:

– Хочу сделать тебе подарок.

– Сделай, – согласилась я.

5
{"b":"546962","o":1}