ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако Эрика не хотела уходить из редакции. Ей не к кому было спешить. Воспользовавшись тишиной, закончила кое-какую работу в «Домашнем стиле», потом взялась готовить статью для «Пульса».

Через пару минут по электронной почте поступило сообщение от секретарши Гэннона. Прием в резиденции индийского посла из-за непогоды отменялся. Впрочем, и к лучшему. Девушка была не уверена, хочет ли она снова увидеть Джералда.

Когда она познакомилась с ним, поначалу молодой человек показался ей привлекательным и умным. Но потом, по какой-то непонятной причине, он стал вызывать у нее раздражение. Интерес угасал.

Эрика сосредоточилась на статье. Около пяти, расслабившись, выглянула в окно. Сколько снега, и транспорт встал. Решила сделать себе чашечку горячего шоколада. Домой совершенно не хотелось. Прошла через опустевший коридор редакции, чтобы налить воды в кофейник. На обратном пути заметила, что дверь в кабинет Гэннона приоткрыта. И свет горит.

Ей очень хотелось поболтать с Эллиоттом, но девушка ускорила шаг. Чуть ли не бежала в свою комнату.

Однако набранная скорость не помогла. Гэннон быстро догнал ее.

— Я тоже хочу кофе. Угостишь?

Эрика вздрогнула от неожиданности. Он стоял прямо за ее спиной.

— Собиралась готовить горячий шоколад.

— И это подойдет. На улице-то что творится. Зато здесь можно согреться. Пусть вьюга бесится себе. А мы вдвоем поблаженствуем. В редакции больше никого не осталось… — Он хитро улыбнулся.

Она почувствовала, что краснеет.

— О'кей. У меня несколько пакетиков с растворимым шоколадом. Так и быть, поделюсь. Но ты же обычно пьешь кофе. Разве не можешь попросить свою помощницу приготовить чашечку?

— Я ведь сказал: все разошлись по домам. Только мы с тобой…

Она включила электрический кофейник.

— Какую кружку мне выделишь? С видом нью-йоркского небоскреба?

Даже про нее не забыл, удивилась Эрика. Когда они оставались раньше наедине, он всегда пил кофе именно из этой кружки. Значит, помнил все до мельчайших деталей? Приятно. Но, впрочем, это незначительный факт. Какая-то несчастная кружка, причем давно разбившаяся, что стало весьма символичным. Их роман закончился достаточно быстро.

— Извини, но той кружки уже нет. Могу предложить другую. Мне подарили ее в «Домашнем стиле» на Рождество.

— О! Вместо небоскреба изображена миллионная купюра. Подойдет. — Гэннон слегка щелкнул пальцами по фарфору. — Не хватает только хотя бы еще одного нолика…

Эрика высыпала в кружку пакетик с шоколадом, налила кипятка. Помешала все пластиковой соломинкой.

— Угощайся.

— Спасибо. — Он попытался сесть к девушке поближе.

— Стоп. Не следует переходить границу…

— Для меня опасно? А как насчет ВТК? Парень сделал это?

— У нас пока платонические отношения. — Эрика не переставала удивляться поведению Гэннона. Раньше он ее совсем не ревновал.

— Платонические? Верится с трудом.

— Ну и не верь. А как твоя личная жизнь? От ее вопроса он, странное дело, смутился.

— Главное для меня — работа. Тем более сейчас. Идет нешуточная борьба за пост главы холдинга.

— И с девушками не общаешься? Просто невероятно. Такой мужчина пропадает.

Он покачал головой.

— Было время, когда ты не решалась дерзить мне. Я помню Эрику Лейвен другой — робкой и покладистой.

До того, пока ты не разбил мое сердце и не растоптал мои чувства.

— Извини, но мне нужно отредактировать статью. Ты разве не собираешься домой?

— Да нет пока. А что за статья?

— О достижениях женщин в большом спорте.

— Феминисткам она наверняка понравится.

— Полагаю, да. И не только им. Об известных спортсменках интересно читать всем. Как они живут, в каких условиях тренируются, сколько получают за свои рекорды… К сожалению, мне стали известны факты их дискриминации в этом плане. По сравнению с мужчинами подвиги женщин-спортсменок оцениваются в меньшие суммы. Разве это справедливо?

— Ты взялась за серьезную тему. Молодец.

— Спасибо. — Его похвала, как и горячий шоколад, согрели девушку. Но она не собиралась терять бдительность. Пусть Гэннон побыстрее уходит. Так будет спокойнее. — В общем, я полностью погружаюсь в работу…

— Намекаешь, что мне пора идти?

— Сообразительный господин.

— Спасибо за угощение.

— Пожалуйста. — Эрика уставилась в экран компьютера.

Гэннон все-таки покинул ее кабинет.

Через полчаса она взглянула на часы. Что-то не работалось. Как за окном? Снег идти перестал, пробки на дорогах рассосались. Впрочем, домой можно поехать и на метро. Ничего страшного в этом нет.

Обмотав шарфом шею, надела пальто и шляпу. Взяла свою сумочку, выключила свет и вышла в коридор.

Проходя мимо кабинета Гэннона, не останавливаясь, крикнула:

— До свидания!

— Если подождешь минутку, я подвезу тебя домой на машине.

Эрика колебалась. Уж больно ей не хотелось плестись до метро, а потом спускаться в подземку. То ли дело ехать в теплом авто. Гораздо приятнее. И… она согласилась.

— Спасибо. Буду очень признательна.

Гэннон быстро накинул на плечи длинное черное пальто.

— Только что говорил со своим шофером. Повсюду проблемы с электричеством. Вот стихия. Натворила бед. Хорошо, в нашем здании есть собственный генератор. В экстренных случаях он просто необходим…

— А у меня дома никаких особых ЧП никогда не случалось. Везет пока. Хотя нет. Как-то отключили электроэнергию на пару часов. Но ничего, я пережила.

— Как согревалась? Помогал ВТК? — спросил Гэннон, нажимая кнопку лифта.

Во-первых, я познакомилась с Джером совсем недавно. Во-вторых, он никогда не был у меня дома. — Эрика разозлилась. — И вообще, что ты меня достаешь? Моя жизнь — это моя жизнь. Понятно?

Лифт как-то слишком медленно полз вниз.

— Не сердись, я просто ищу тему для разговора. А тебе не хочется говорить о своем приятеле?

— Нет. А как Лидия? — Она нанесла ответный удар.

Гэннон удивленно вскинул брови.

— Лидия?

— Да, Лидия. Ты, кажется, встречался именно с нею, после того как бросил меня.

— Я не бросал тебя.

— Не бросал? Хватит издеваться. Забыл? «Слухи о нашей связи вредят моей карьере. Думаю, нам надо разбежаться. Репутация дорогого стоит». Не твои ли это слова?

Они доехали до первого этажа.

— А вот и машина. Мы можем продолжить дискуссию в ней.

На улице снова пошел снег. В лицо бил пронизывающий ветер.

Дверцу открыл услужливый шофер.

— Добрый вечер, мистер Эллиотт. Мэм, прошу.

— Извини, что вытащил тебя в такую погоду, — обратился к своему водителю Гэннон. — Но надо отвезти мисс Лейвен домой. С комфортом.

Эрика устроилась на заднем сиденье.

Внутри был так тепло. Блаженство. Шофер поставил кассету с джазовой музыкой. Девушка обожала джаз. Все как по заказу.

Гэннон снова обратился к Эрике:

— А ты никогда не задумывалась над тем, что я прекратил наши отношения ради тебя?

— Пытаешься выкрутиться? Сам же говорил, что боишься своего деда. Якобы старик не одобряет служебные романы. Ты и смалодушничал.

— Да, мой дед — суровый человек. Но меня прежде всего волновала твоя репутация.

— Послушай, только не перехитри самого себя.

— Дорогая, ты не понимаешь, что такое семейный клан. Власть предполагает некоторые ограничения в личной жизни. Людей со стороны моя родня побаивается. Нужна длительная проверка… И вообще я не хотел, чтобы желтая пресса лезла мне в душу, освещала мои так называемые похождения.

— А как же Лидия? После того как ты бросил меня, ее имя, да и твое не сходили с газетных полос.

— Журналисты все перепутали. Лидия никогда не была моей любовницей, не работала в холдинге. Мы просто дружили. Но ей очень нравится, когда ее фото появляется на страницах изданий, освещающих светскую жизнь. Вот и попала в «огромный список» моих пассий.

— А она красивая. Вы оба — замечательная пара, — Эрика не могла скрыть обиду.

— Ты все еще не понимаешь. Ну, хорошо. Признаюсь честно. Все-таки у нас были кое-какие отношения. Но это длилось недолго. И я стал встречаться с Лидией, чтобы отвлечь внимание от тебя. Слишком неприятными слухами оброс наш роман. Может, нам с тобой завидовали? Не знаю. Но ты мне слишком дорога. Я не хотел навлекать неприятности на твою голову.

12
{"b":"5471","o":1}