ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ты необыкновенно эротичен… — Эрика задыхалась от вожделения.

Это только прелюдия, подумал мужчина. Основное впереди.

— Хочешь меня? — спросил он.

— Ты сам все понимаешь, — прошептала Эрика. Они вышли из лифта, и Гэннон подтолкнул девушку к двери спальни.

Эрика стянула с него свитер. Он расстегнул ей молнию на платье. Бросил вниз. Туда же полетели черные трусики.

Оказаться внутри нее. Гэннон хотел сейчас только этого. Желание палило яростным огнем.

Она сама расстегнула ему брюки, обхватила ногами его талию, мучая своими влажными прикосновениями.

Но вдруг он вспомнил о защите. Вспомнил, что она хотела ребенка. Однако это не входило в его планы. Обладать ею? Да. Но становиться папашей Гэннон не собирался.

Он вздохнул и слегка отстранился от девушки.

— Извини, я сейчас вернусь.

Он собирался надеть презерватив. Сделав это, взглянул на свою подругу.

Ее волосы свободно рассыпались по подушке, соски разбухли, как спелые вишни, бедра разведены в сексуальном призыве. Она была настоящей женщиной.

— Ты не представляешь, насколько ты привлекательна. Я схожу с ума…

Гэннон прошелся губами по ее груди, поцеловал очаровательный пупок, опустился ниже. Она изогнулась, пребывая в состоянии невероятного возбуждения.

— Войди в меня, — попросила она. — Войди.

Он широко развел ее ноги.

— Осторожнее, — взмолилась Эрика. — Не спеши. Мы должны наслаждаться каждым мгновением.

Но Гэннон уже ничего не слышал. Мужчина полностью окунулся в бездну страсти. И он с нетерпением ждал кульминации.

ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

После того как они возвратились из Майами, Гэннон понял одно: без Эрики Лейвен он больше жить не сможет. Быть с нею постоянно рядом превращалось в привычку. Она его и возбуждала, и успокаивала, и стимулировала, и делала сильнее. Во всех отношениях. У нее это очень хорошо получалось.

В общем, нужно как-то определяться. Правда, дел полно. Даже некогда поговорить с близкими по душам. Но вот, пожалуйста, внезапно на ленч пригласила мама, вдруг захотели пообщаться братья и сестра. К чему бы это?

Гэннон встретился с родственниками в обычном кафе. Так они захотели.

— Приятный загар, — улыбаясь, заметила мамочка.

— Да, — подтвердила Бриджит. — Должно быть, во Флориде зимой светит яркое солнце.

Свое словцо вставил братец Тэг:

— И ты могла бы порезвиться на пляже, если бы не вкалывала до посинения на Файнолу.

— А вдруг она станет главой холдинга? — предположила Бриджит. — Тогда я буду на коне.

— Самым большим начальником станет твой отец, — заявил Гэннон сестре.

— Еще неизвестно, — пробормотал Лайем. — Время покажет.

Мать семейства подняла руки и покачала головой.

— Не будем ссориться. Давайте просто нормально поедим.

— Извини, мама, — промолвил Тэг.

— Однако вернемся к загару Гэннона, — снова не удержалась Бриджит. — С кем расслаблялся?

Гэннон спокойно потягивал кофе.

— Я не обязан отчитываться.

Мать встретилась с ним взглядом.

— Гм-м. А она тебе очень нравится? И почему на сей раз молчит пресса? — Карен Эллиотт ждала ответа.

Гэннон пристально посмотрел на свою маму. Ну что она так нервничает? Забыла о своей молодости? Тоже всякое бывало.

— Мамочка, пожалуйста, только не думай о плохом. Кстати, чем занимаешься?

— Ничем особенным. Хожу в библиотеку, общаюсь с Мив… — Дама посмотрела на часы. — А сейчас мне нужно идти на собрание одного благотворительного общества. Но я хотела, чтобы все знали, — скоро ложусь в больницу на обследование. Вот так.

Гэннона охватила тревога.

— Какое еще обследование? Тэг тоже разволновался.

— Мама, это необходимо?

— Врачи говорят, да. Но я не придаю их словам большого значения. В моем возрасте нужно постоянно находиться под наблюдением.

Карен недавно стукнуло пятьдесят четыре.

— Ерунда какая-то, — успокоил мать Лайем. — Ты крепкая женщина.

— Дорогие мои, возраст берет свое.

— Но, мамочка, — вмешалась Бриджит, — ты же не скрываешь от нас какую-то тайну? Я правильно все поняла?

Карен помолчала.

Тэг откашлялся и с дрожью в голосе спросил:

— Мама, ты серьезно больна? Мы хотим знать.

Женщина печально улыбнулась.

— Узнаете, когда придет время. А теперь я должна идти.

Тиган помог ей надеть пальто. Он нежно обнял свою мать.

— Мы очень любим тебя и всегда придем на помощь.

— А когда мне будут помогать мои внуки? Где они?

Тэг застонал.

— Еще появятся. Жди.

— Ожидание затянулось. Ладно. До свидания, дорогие, — Карен со всеми расцеловалась и вышла на улицу.

Все четверо молчали.

— Странно, — нарушила тишину Бриджит. — Мама никогда не была такой. Я беспокоюсь.

— Всех порой одолевает депрессия, — заявил Лайем.

— А ты что думаешь? — спросил Тэг Гэннона.

— Даже не знаю, — тот сокрушенно покачал головой.

— А отец ничего не говорил тебе? — Тиган никак не мог угомониться.

— Нет. Не говорил.

— У меня плохое предчувствие, — промолвила Бриджит. Глядя на лица своих братьев, она окончательно расстроилась. — Но судьба ведь миловала нашу семью в последние годы…

Эрика работала над очередной статьей. Устала. Сделала перерыв, потянулась. И вот привычный стук в дверь. Вошел Гэннон. Настроение моментально поднялось.

— Очень рада видеть тебя.

— Я тоже. — Он вытащил девушку из-за стола и крепко обнял ее.

— Наш совместный уикенд был замечательным. — Она таяла в его объятиях. — Мне даже не хочется работать. Бросить бы все…

— Это, конечно, глупо, но меня одолевают те же мысли. И вообще, я так скучал по тебе.

— Значит, мы оба несерьезные. Что может быть важнее работы?

Гэннон нагнулся и поцеловал Эрику.

Приятно, сладостно. Ощущение полного счастья. Но что-то настораживает. Девушка посмотрела на своего друга. Он казался слишком напряженным.

— Есть проблемы?

— Просто очень болит голова. Жесткая посадка после путешествия в рай.

У нее прихватило сердце.

— Хочешь сказать, что попал в ад реальности?

— Только успокойся.

Она вцепилась рукой в свою шею.

— Парень моей мечты снова хочет предать меня?

Он стиснул зубы.

Эрика нахмурилась.

— Гэннон, я понимаю, что-то не так. Говори сразу, не тяни…

— Моя мать, кажется, серьезно больна. Она держит это в секрете, но вокруг нее ведь не глупые люди.

— Ах, Гэннон, мне очень жаль.

— Мама скоро уйдет, я чувствую это. Она многое пережила. Она как губка впитывала в себя все наши неприятности. Постоянно сглаживала все острые углы. Что же мы будем делать без нее?

— Но послушай… Не надо думать о самом плохом.

— Мне нужна подробная информация, — произнес с раздражением Гэннон.

— Понимаю, любишь контролировать ход событий.

Он кивнул.

— В данной ситуации — тем более.

— Однако я не возьму в толк. Почему же Карен не доверилась полностью своим детям?

— Сложный вопрос.

— Странно. Разумные люди так не поступают. — Эрика потерла виски.

— Послушай, — возмутился Гэннон. — Это моя мать. И дай ей возможность поступать так, как она считает нужным.

— Ради бога. Только не надо нервничать. Чем я могу помочь?

— Извини за вспышку. Можешь мне помочь своим присутствием. Ты мне нужна, понимаешь?

Оттого, как он посмотрел на нее, девушка почувствовала, что это действительно так. Неужели? Трудно поверить.

Они проводили вдвоем все последующие ночи. Ниточку, их связавшую, было не разорвать. Вместе жили, вместе спали, вместе навещали девочку по имени Тиа.

Гэннон продолжал тянуть с подписанием контракта, где значился пункт о ребенке, а она до поры до времени помалкивала. Надеялась на естественный ход процесса? Конечно. Хотя и не могла сознаться в этом.

Но от подобной перспективы захватывало дух. Вдруг Гэннон Эллиотт станет ее законным мужем? Вот и появится еще одна полноценная семья.

20
{"b":"5471","o":1}