ЛитМир - Электронная Библиотека

А Гэннон тем временем продолжал:

— Итак. Ты даешь согласие вернуться в «Пульс». Мы заключаем с тобой контракт, но не простой. Условие — никогда больше не покинешь этот журнал. У тебя будет высокая зарплата, роскошный кабинет…

— И надежная дверь с секретным кодом, — добавила она. — Вдруг кто-то замыслит посягнуть на мою честь. Не войдет ни за что.

Гэннон улыбнулся.

— Ты стала язвительной.

— Просто я помню уроки прошлого. И как страдала когда-то, пытаясь кое-кого забыть.

Гэннон сделал большой глоток виски.

Эрика отпила коктейль. Главное — не нервничать, сказала она самой себе.

Да и стоит ли. У нее прекрасная должность, она с удовольствием работает в «Домашнем стиле». А нервотрепка в «Пульсе» еще та. И Гэннон постоянно будет маячить перед глазами.

— Что касается твоих планов…

— Имеешь в виду мое желание обратиться в Центр искусственного оплодотворения?

— Да. Я могу пойти на донорство, если ты вернешься в «Пульс». Но нужно подписать необходимые бумаги. Хотя, если мой дед узнает, что только после этого Эрика Лейвен согласилась вернуться в журнал, возглавляемый моим отцом, старика хватит удар. Ладно. Разберемся потом.

Стало быть, Гэннон практически согласен, подумала она. Господи, неужели?

— Но давай договоримся. Нужно соблюдать полную секретность. Мой адвокат позаботится обо всем. Правда, его сейчас нет в стране. Но ничего. Подождем.

— А когда он должен появиться?

— Через несколько недель. Совершает круиз по Средиземному морю. Медовый месяц, знаешь ли…

— А наши действия? Мне нужно приступить к работе в «Пульсе» после его возвращения?

— Нет. В редакции — сложное положение. Выходи немедленно.

— Каким образом? Мне нужно подобрать замену. Не могу же просто так бросить «Домашний стиль».

— Кандидатура есть. Донна Тимоти займет твое место. А мы уже на следующей неделе ждем тебя в своей редакции.

Эрика раскраснелась от волнения. Донна — неплохая журналистка, но передать ей бразды правления — некоторый риск. Вдруг не справится? И вообще, во всем такой стремительный темп.

— Гэннон, ради бога, не гони.

— Уже забыла? В «Пульсе» так и принято. Только скорость приносит успех.

Она сделала глоток мартини.

— А контракт будет надежный?

— Естественно. Я серьезный человек.

— Ну ладно. Однако прошу внести в документ поправку: смогу вернуться в «Домашний стиль», когда захочу.

— Хорошо, уговорила. Но ведь не захочешь. Я-то тебя знаю. Будь честна сама с собой. Ты — огненная лава. Не сможешь находиться в состоянии полного покоя.

Да, Гэннон Эллиотт хорошо знал свою бывшую любовницу. Ни один мужчина не мог проникнуть в тайники ее души. А он смог. Вот она и захотела сделать именно Гэннона биологическим отцом своего ребенка. Казалось, их связала судьба.. Пожизненно.

Но как тяжело с ним общаться. Скоро придется и по работе сталкиваться каждый день. С ума сойти. А может, потратить часть энергии на поиски другого партнера, превосходящего во всем Гэннона Эллиотта? Да где таких взять!

Принесли закуски. Парочка переменила тему разговора. Эрика спросила о бабушке Гэннона.

— Как поживает глубокоуважаемая Мив Эллиотт? У них такая любовь с твоим дедушкой! На зависть окружающим. Кстати, а где они познакомились?

— Он перевез ее из Ирландии. Простая швея. Но разве дело в этом? Главное — любовь. Дед обожает Мив до сих пор. Ведь она святая. Ее нужно носить на руках.

— Я всегда хотела поближе познакомиться с членами твоей семьи. Шикарный материал для солидного журнала.

— Неплохая идея. Для «Пульса». Под рубрику «Личность и семейный очаг».

— Ты плагиатор. Настоящий вор, — возмутилась девушка.

— Чушь. Ведь Эрика Лейвен уже в моей команде…

Она не скрывала радости. Чувствовала себя на данном этапе весьма значительной персоной. Она ведь действительно была очень талантливой журналисткой.

Они покончили с закусками, еще немного выпили, а потом Эрика взглянула на часы.

— Боже. Уже десять. Он схватил ее за руку.

— Твои часики наверняка врут.

— Посмотри на свои.

Гэннон хмыкнул и про себя выругался. Потом посмотрел ей в глаза.

— Как быстро летит время…

У нее снова все сжалось внутри. Намек понятен.

— Да. Годы уходят.

Он отвернулся, вздохнул. Как-то тоскливо.

— Подвезти тебя?

— Это было бы неплохо.

Вышли на улицу. Черный лимузин. Он открыл дверцу. Эрика проскользнула на сиденье. Гэннон последовал за ней.

— По-прежнему живешь в районе Слоуп-парка?

— Да. Мне там очень нравится.

Господи, запах мужского лосьона и виски вскружил ей голову.

Когда Гэннон сообщал водителю ее адрес в Бруклине, она сидела тихо, едва дыша. И не могла оторвать взгляда от крепких ног своего приятеля. Он всегда выглядел как настоящий спортсмен. К такому хотелось незамедлительно броситься в объятия.

Гэннон дотронулся до ее плеча, и она растерянно посмотрела на него.

— В чем дело?

— Закрой окошко, пожалуйста. Так будет лучше. А то продует.

— Да. Конечно. Слушаюсь.

На крутом повороте машину слегка занесло.

Эрика чисто машинально прижалась к груди Гэннона. Потом подняла голову, заглянула в его зеленые лучистые глаза. Он наклонился и поцеловал девушку.

— В память о прошлом.

Она могла бы резко отодвинуться. Но не сделала этого. Не сделала.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Эрика затаила дыхание. Сердце, казалось, остановилось. Она ждала этого мгновения? Ждала, и долго.

Его горячие губы. Боже, какое наслаждение. Он прижался к ней крепче. Она хотела раствориться в нем. Гэннон продолжал натиск, погладил ее шею. Эрика уже хотела большего. Ее нежные соски набухли. Девушка подавила стон. Но тело жаждало ласк.

Он дотронулся до ее груди. Пусть. Так приятно. Эрика вспомнила, как они сплетались в экстазе.

Гэннон снова поцеловал ее. Она совершенно потеряла голову. Какой потрясающий мужчина!

— Простите, мистер Эллиотт, — водитель явно чувствовал себя не в своей тарелке. — Я все понимаю, но у нас могут возникнуть неприятности с полицейскими. Стоим на одном месте уже несколько минут…

Эрика облизнула губы. Стыдно? Да не очень. Страсть захватила полностью. Возбужденный вид? Плевать. Если бы Гэннон взял ее на заднем сиденье, она бы не возражала. Сексуальные инстинкты не побороть. По крайней мере, трудно.

Но девушка все-таки постаралась успокоиться. Поправила волосы, одернула пальто. , .. — Ну, спасибо, что подвез. Ужин был отличным. Думаю, еще увидимся.

— Я провожу тебя до двери.

— Не обязательно. — Она махнула рукой на прощание.

Однако Гэннон не собирался отпускать свою «жертву».

— Карл, поезжай. Вернешься через пару часов. Я заплачу, не волнуйся.

Гэннон пошел провожать Эрику. Они на секунду остановились возле входной двери. Девушка подняла голову.

— Спасибо за…

Его пальцы дотронулись до ее подбородка.

— Мне тебя не хватало…

— Издеваешься? Ты же сам, по собственной инициативе расстался со мной.

— Это верно. Но я был заложником обстоятельств.

— Ладно, забудем о прошлом. Сохраним добрые, дружеские отношения. Мы же интеллигентные люди. И, пожалуйста, прекрати смотреть на меня, как на объект своих вожделений. Прекрати немедленно.

Он обнял ее.

— Я за себя не ручаюсь.

— Ради бога, успокойся, — прошептала она, — молю.

— Невозможно. — Он завладел ее губами и подарил страстный поцелуй, просивший о близости.

Через несколько дней Эрика пришла на редакционную летучку в «Пульсе».

Во главе стола восседал Майкл Эллиотт, справа от него сидел Гэннон, слева младший сын Майкла Тиган.

Эрика старательно прятала глаза от Гэннона. Боялась встречаться с ним взглядом.

После того что произошло перед ее особняком, она решила выработать следующую линию поведения: поддерживать с Гэнноном Эллиоттом только деловые отношения, не больше. В противном случае она не сможет нормально работать.

7
{"b":"5471","o":1}