ЛитМир - Электронная Библиотека

Арчибальд почувствовал жгучее желание немедленно заплатить за машину и вручить ее мальчику, увидеть его засветившееся от радости лицо. Но, перехватив взгляд Деби, он понял, что она только и ждет от него подобной оплошности, поэтому с трудом поборол соблазн. По дороге к дому он заговорил с Ронни о машинах и был поражен осведомленностью мальчика.

– У меня их много, – похвастался Ронни.

– Может быть, ты покажешь мне их как-нибудь? – Арчибальд знал, что эти слова вызовут в душе Деби бурю негодования, но мальчику это предложение явно понравилось.

– Конечно.

Неожиданно он почувствовал, как маленькая ручка Ронни застенчиво легла в его ладонь. Он взглянул вниз, на запрокинутое к нему личико ребенка, и счастье переполнило все его существо. Это был самый прекрасный момент в его жизни. Он вынужден был отвернуться, чтобы скрыть выступившие слезы.

Когда, наконец, Деби уложила сына в постель после купания и традиционного чтения книжки, мальчик мгновенно заснул. Она же, меряя шагами гостиную, подробно выкладывала события прошедшего дня Заку Уинстону, который внимательно ее слушал.

Он сидел на диване с бокалом вина в руке и восхищенно наблюдал за ней. Деби сейчас была фантастически хороша. Неважно, что их отношения носили платонический характер, их объединяли общие интересы, любовь к антиквариату, и именно это послужило основой для ненавязчивой дружбы. Однако та доверительность, с которой она теперь обращалась к нему, заставила его призадуматься: а не перешла ли эта дружба в новую стадию отношений?

– Видишь ли, как человек и как мужчина сначала я не мог с тобой согласиться, – начал он, когда Деби высказала все, что думает об Арчибальде. – Но затем и у меня появилось предубеждение по отношению к нему. К тому же я имею прямой повод просто недолюбливать его.

– Неужели? – Деби заинтересованно подсела к нему. – И что за повод?

– Дело в том, что он такой же бизнесмен, как и я. Мы часто конкурируем. – Лицо Зака исказила кривая усмешка. – К сожалению, было несколько случаев, когда Гроусу удалось перехватить выгодный контракт прямо из-под носа нашей компании. Этот тип, безусловно, в совершенстве владеет искусством очаровывать людей, – добавил он с неприязнью.

Зак прав, подумала Деби. Арчибальд действительно легко очаровал Ронни. Мальчик никогда так быстро не находил общий язык с незнакомыми людьми. Для нее не осталось незамеченным, как он взял Арчибальда за руку. В тот момент ее охватило всепоглощающее чувство ревности. Ей хотелось разрядить свои эмоции на сыне, но она знала, что не должна этого делать. Мальчик не виноват, возможно он считает, что так и должен вести себя со своим отцом.

Вечером он был перевозбужден, все время спрашивал об отце, хотел знать, увидит ли он его снова. В конце концов Деби резко ответила, что не знает, и Ронни затих, поняв, что она сердится.

– Я действительно очень озабочена сложившейся ситуацией, – сказала она.

– Постарайся выбросить все из головы до окончания слушания, – посоветовал ей Зак. – И не забудь: Гроус приставал к мальчику. Это может сыграть тебе на руку. Я расскажу об этом твоему адвокату, и будь уверена, что тот сразу же передаст информацию судье.

– Я сама уже позвонила адвокату. – Деби вдруг улыбнулась. – Бедный Зак, я тебя совсем заговорила, словом выплакалась в жилетку. Тебе, должно быть, все это безумно наскучило.

– Не говори глупостей. Я хочу хоть в чем-то быть тебе полезным.

В дверь позвонили, и Деби вышла встретить Гилберта. Сама она собиралась пойти поужинать с Заком. Они ужинали вместе довольно часто, но не регулярно. Зак был значительно старше Деби, почти на двадцать лет. Они любили иногда заглянуть в какой-нибудь ресторанчик, известный своей экзотической кухней. Зак, слывущий большим гурманом, был большим знатоком таких мест. Деби с удовольствием проводила вечера с ним, но не допускала и мысли, что их дружба может перерасти в интимную связь. У нее вообще не возникало никакого желания вступать в близкие отношения с кем-либо из представителей сильной половины человечества, но даже если бы оно и возникло, то конечно же не с Заком. Он был приятным человеком, интересным в общении, знал, как ухаживать за дамами, но принадлежал к другому поколению и временами казался ей нудным. А Деби была еще так молода. Иногда ей хотелось развлечься в компании сверстников, пойти на дискотеку и протанцевать там всю ночь.

Подростком Деби была живой и необузданной бунтовщицей, которая восставала против тираний своих родственников. После смерти бабушки ее растили бабушкины брат и сестра. Растили без всякого желания, руководствуясь своими устаревшими взглядами на воспитание и перенося стиль своей монотонной жизни на нее. Теперь, когда у нее на руках был Ронни и она имела свое собственное дело, Деби в основном удавалось справляться со своим горячим, необузданным характером. И все же бывали минуты, когда ей хотелось будто сорваться с цепи, восстать против всех обязательств хотя бы на время и стать слегка сумасбродной.

С Закой подобные проявления были совершенно исключены: он слишком оберегал свой имидж как на публике, так и в частной жизни. Вот почему Деби никогда серьезно не задумывалась о нем, а просто с удовольствием проводила с ним вечера. Он никогда не пытался склонить ее к интимным отношениям, которые ей были совершенно не нужны; вероятно, он понимал, что любая попытка такого рода разрушит их дружеские отношения и Деби просто исчезнет из его жизни, как это уже случалось у нее с другими мужчинами, которые настойчиво пытались сблизиться с ней.

На следующий день Деби обедала с Лилиан Норт – своей старой школьной подругой, с которой встретилась на благотворительном аукционе. Они давно не виделись, так что им было о чем поболтать. Деби ожидала, что Лилиан забросает ее вопросами об Арчибальде, и та действительно начала спрашивать о нем.

– Я была изумлена, когда прочитала о тебе и Гроусе, – начала Лилиан. – Ты ведь никогда не рассказывала, кто отец Ронни. И долго продолжались ваши отношения?

– Совсем недолго, – сдержанно ответила Деби. – Как Алекс?

– О, я думаю, в порядке. – Лилиан явно избегала разговора о муже, – А как он в постели, хорош?

– Это было так давно, что я уже забыла. Подруга усмехнулась.

– Клянусь, этого не может быть. Убеждена, он должен быть великолепным, если судить по его внешности. Эти мускулы...

– Я уже сказала тебе: не помню.

– Ах, ты лгунишка! – Лилиан задумалась, но после довольно продолжительной паузы продолжила: – Ты такая счастливая! Ты совершенно свободна и можешь спать, с кем захочешь. Если же ты замужем, то испытываешь чувство вины даже при одной мысли о другом мужчине.

– Хочешь сказать, что я пользуюсь свободой, а ты только мечтаешь о ней?

– Ну... на самом деле немного больше, чем только мечтаю...

Деби вопросительно подняла брови.

– У тебя что, есть любовник? – Лилиан вздохнула.

– Да, присмотрела одного... Но я очень серьезно отношусь к этому человеку. Это не случайная связь. Мы действительно влюблены друг в друга, и он говорит о женитьбе. – Лилиан придвинулась ближе к подруге. – Проблема в том, что Алекс догадался об этом, и теперь у меня тяжелый случай синдрома холодной кровати.

– Как это понимать?

– Ах да, ты же не замужем, потому и не знаешь, что это такое. Это когда нет тепла, когда муж надулся и повернулся спиной к жене. Ну, в общем, так, словно обидели маленького мальчика.

Деби прыснула.

– Неужели женатые люди действительно так себя ведут?

– Женатые мужчины так себя ведут. Считается, что я должна умолять о прощении, обещать ему любовь до гроба и, может быть, тогда он снова будет со мною ласков. Но представь себе, я случайно узнаю, что Алекс уехал на так называемую конференцию в сопровождении женщины, которая вовсе не является его личным секретарем. А потому, пусть он съест свою собственную шляпу, если меня это хоть сколько-нибудь волнует.

– Может, он просто хотел тебе отомстить? – спросила Деби. – Было бы роковой ошибкой развестись, снова выйти замуж, а потом понять, что ты все еще любишь Алекса, не так ли?

12
{"b":"5472","o":1}