1
2
3
...
23
24
25
...
30

– Она вечно попадала в разные истории. Поэтому я и поверила ей, когда она позвонила мне вчера вечером и… – Деби осеклась, испугавшись, что выдаст тайну Лилиан.

– И?.. – нетерпеливо поторопил ее Арчибальд.

– Она сказала, что оказалась в пикантной ситуации и нуждается в моей помощи. Вот поэтому я и приехала сюда.

Он вопросительно поднял брови. Деби почти ощущала, как напряженно работает его мозг, его воображение, делая какие-то умозаключения. Но насколько они верны?

Арчибальд подошел к ней и взял ее за руку. Она вскочила.

– Я уезжаю.

Дрожь пробежала по всему ее телу, и он успел это почувствовать.

– Не убегай, – произнес он мягко, но настойчиво. – Останься и расскажи о Ронни хоть немного. Как он? С ним все в порядке?

– Да, с ним все в порядке.

– Послушай, я... так много хочу узнать о нем. Как он жил, как рос все те годы, которые я потерял. Мы никогда с тобой нормально не говорили о нем, не так ли? – Он подвел ее к дивану и, потянув за руку, усадил рядом с собой. – Расскажи мне о нем, Деби.

Она села неохотно, ей не хотелось оставаться с ним наедине.

– Что ты хочешь узнать? – натянуто проговорила она.

– Все, абсолютно все. Каким он был младенцем? Хотя... Господи, что я говорю? Все младенцы прекрасны. Верит ли он до сих пор в Деда Мороза? Ты сохраняла его первый зубик?

Деби с удивлением взглянула на него. Она и представить себе не могла, что его могут интересовать подобные вещи. Она всегда была убеждена, что мужчин мало интересуют маленькие дети. По опыту общения: с другими молодыми мамами она знала, что по-настоящему мужчины начинают интересоваться своими детьми, когда те уже достаточно подрастут, чтобы с ними было интересно обсуждать разные проблемы.

– Да, – неуверенно произнесла она, все еще не придя в себя от изумления. – Ронни до сих пор верит в то, что мир – это большая волшебная страна.

И вдруг неожиданно она начала рассказывать Арчибальду разные случаи из короткой жизни сына: как тяжело он болел корью, как пытался залезть на дерево, чтобы спасти кошку, и повис на суку, так что их обоих пришлось снимать пожарной бригаде.

Арчибальд от души смеялся, слушая ее рассказы, и в глазах его светилось восхищение.

– Как же тебе удалось добиться такого успеха в жизни? – спросил он.

– Благодаря дому твоего отца, мебели, украшениям, которые я там увидела, – ответила Деби и пояснила в ответ на его удивленный взгляд: – Я скучала там, мне нечем было заняться, и я начала читать его книги о декоративном искусстве. А когда... когда вернулась в Траубридж, начала ходить на аукционы. Даже когда родился Ронни. Я обычно брала его с собой: сначала пристегивала к себе, а позже возила на складной коляске. – Она улыбнулась своим воспоминаниям. – Он стал любимцем большинства торговцев, они дарили ему маленькие машинки. Потом мне удалось получить работу консультанта на аукционе и в конце концов организовать свое собственное дело и открыть магазин.

– Должно быть, тебе было очень трудно. – Арчибальд положил руку на спинку дивана.

– Нет, я бы не сказала. Скорее, было интересно.

В его глазах появилась тоска.

– Как бы я хотел... – Голос его сорвался. – Как бы я хотел, чтобы все сложилось иначе, Деби!

Она не знала, как ей воспринимать эти откровения. Его рука переместилась со спинки дивана ей на плечо, но она отодвинулась.

– Вы с женой не желали иметь детей? – Арчибальд горько усмехнулся.

– Хочешь, чтобы я рассказал тебе печальную историю моей женитьбы и развода?

– Нет, это меня не интересует, – поспешно ответила Деби.

Но он все же начал свой рассказ.

– Моя семейная жизнь развалилась незадолго до нашей с тобой встречи. С моей бывшей женой я познакомился, когда учился в университете. Илона была очень красива, и я по уши влюбился в нее. Я был неопытен и не знал, что первая любовь у мужчин всегда такая – она всецело поглощает тебя, ты уже ни о чем не можешь думать, и единственная мысль, которая не дает тебе покоя это добиться близости с любимой, Но Илона была очень расчетлива, и она поставила мне условие: либо женитьба, либо ничего. Тогда я уже преуспевал в бизнесе, она это видела и не хотела выпускать меня из рук. Йлона оказала мне, что она девственница, но это оказалось не так. – Арчибальд усмехнулся. – Она родилась проституткой: секс с ней всегда должен был оплачиваться тем или иным способом. Он никогда не доставлял радость, удовольствие, это всегда была какая-то сделка.

– А дети? – спросила Деби. Похоже, она была шокирована.

– О, смею думать, Илона снизошла бы до одного ребенка, если бы я назначил за него высокую цену. Однако я все еще надеялся, что она изменится. К тому времени я уже закончил учебу и сосредоточил внимание на своем бизнесе. Но через несколько лет терпение мое иссякло, я устал от постоянной битвы и сказал ей, что хочу развода. И тогда она поменяла тактику. Однажды ночью она пришла ко мне в комнату и сказала, что станет такой, как я хочу, что она все еще любит меня. Я как дурак поверил и позволил ей остаться. Месяц спустя она объявила, что ждет ребенка. Вскоре заболел мой отец, а потом произошла наша встреча с тобой.

Он долго молчал, лицо его было напряженным, губы плотно сжаты.

– Илона никогда не пускала меня к себе в постель для того, чтобы просто успокоить, как это сделала ты тогда. Думаю, ей даже неведомо, что такое любовь, как можно любить кого-то. Она была скупа в своих эмоциях и так же скупо одаривала своим телом.

Мне не хотелось тогда отправлять тебя так, как это получилось, но я поверил ей, думал, что она носит под сердцем моего ребенка. Поэтому я не мог рисковать. – Он опять замолчал.

– Ты сказал – поверил, что она ждет ребенка? – осторожно спросила Деби.

– Да. – Казалось, Арчибальд с трудом выкарабкался из темной пропасти воспоминаний. – Но на самом деле Илона не была беременна. Она и на этот раз солгала. Месяца два спустя мне пришлось уехать по делам, а когда я вернулся, она сказала, что у нее случился выкидыш. Я не поверил и потащил ее к гинекологу. Он подтвердил, что она никогда не была беременна. В тот же день я вычеркнул ее из своей жизни и с тех пор больше никогда не видел. Но, полагаю, в конце концов она все же выиграла: развод мне обошелся в копеечку.

Вся гамма чувств отразилась на лице Арчибальда, и сердце Деби сжалось. Непроизвольно она поднесла ладонь к его губам и нежно провела по ним, будто хотела стереть с них всю горечь. Он посмотрел ей в глаза. Вспышка желания в его взгляде испугала ее, она отдернула ладонь. Но Арчибальд схватил, ее руку, поднес к губам и стал жадно целовать. Его язык нежно ласкал мягкую кожу между пальцев, пробуждая острые волнующие чувства. Его глаза неотрывно следили за ее лицом.

– Нет! – Деби резко вскочила с дивана. Но он не позволил ей высвободить руку; он встал вместе с ней и притянул ее к себе, заключив в объятия.

– Я не хотела дотрагиваться до тебя... – Слова застряли у нее в горле.

– Нет хотела! И я полагаю, ты также не хочешь, чтобы я тебя поцеловал?

– Конечно нет!

В его взгляде слились восхищение, чувственный голод и нежность.

– Однако я решительно настроен это сделать. И хочу напомнить тебе, моя любимая, что здесь нет Ронни, который мог бы прибежать и выручить тебя.

– Ты не посмеешь! – испуганно вскрикнула Деби.

Арчибальд хмыкнул.

– Теперь уже совсем не имеет смысла говорить так. – И он прильнул к этим чувственным губам, еще ближе привлекая ее к себе, так, что она почувствовала тепло его сильного тела.

Губы ее были плотно сжаты, мышцы напряжены от усилия вырваться из его рук. Не обращая на это внимания, Арчибальд начал покрывать ее лицо нежными поцелуями. Потом снова припал к губам и, слегка покусывая, попытался осторожно раздвинуть их языком. Волны страстного желания пробежали по всему телу Деби, но она отчаянно пыталась скрыть это. Его губы тем временем продолжали свой путь по трогательному изгибу ее нежной шеи. Ощущение блаженства охватило ее, словно теплый солнечный свет.

24
{"b":"5472","o":1}