ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ей вдруг захотелось подбежать, обнять, зацеловать, чтобы стереть горестную складку с его лица. Но она поборола искушение.

– Если ты поймешь, как глубока моя еще незажившая рана, поймешь и то, почему я не хочу сейчас менять свою жизнь.

– Я не прошу тебя менять свою жизнь. Я только прошу поехать со мной, посмотреть на мой мир и дать и себе, и мне шанс на счастье.

– Но ты сделал мне предложение.

– Да, я хочу быть честным с тобой. Я не собираюсь заводить интрижку в надежде, что ты когда-нибудь передумаешь и выйдешь за меня. Я мог бы пойти на это и уверен, что секс между нами был бы таким страстным, что ты уступила бы даже против своей воли. – Его глаза впились в ее лицо. – Но я слишком люблю тебя. Мне нужно, чтобы ты хотела этого так же безумно, как и я. Ничего более прекрасного со мной еще не было. И я хочу, чтобы ты чувствовала то же;

– Ох, Джек. – Белинда не могла оторвать глаз от его лица. Как просто было бы сказать ему сейчас: «Возьми меня с собой». Но она знала, что не сможет сделать этого, – боялась поверить мужчине, боялась поверить даже себе самой. – Ничего не получится. Я все испорчу. Ничего, кроме горя, это не принесет.

– Откуда ты знаешь? Попробуй.

– Я знаю.

Она подошла к Джеку и положила руку ему на грудь. На нем была лишь тонкая рубашка, а под ней мощные мышцы, гладкая кожа, крошечные твердые соски. Белинда представила его обнаженным, прекрасным, горячим, и желание снова охватило ее с невиданной силой. Перед мысленным взором промелькнули их переплетенные, пылающие тела. Господи, как она хочет его!

– Почему мы должны оборвать все вот так? – спросила она тихо. – Мы нужны друг другу, могли бы быть вместе, пока ты здесь. Можем поехать сейчас к тебе и заняться любовью. Мы можем...

Неожиданно Джек оттолкнул ее от себя.

– Что бы это означало? – хрипло спросил он. – Утешительный приз? Ты ничего не поняла! Я же только что сказал тебе, что мне не нужна дешевенькая интрижка.

Женщина вздрогнула от неожиданности. Она впервые в жизни столь откровенно предложила себя мужчине, и ее отвергли.

– Дешевенькая?!-закричала она.-Что значит дешевенькая? Ты думаешь, что я бросаюсь на шею любому мужчине, который домогается меня? – Ее подбородок дернулся вверх. – Во мне нет ничего дешевого. У меня не было мужчины с самого развода. Уже больше двух лет! Ты был бы первым. Но теперь я даже рада, что ты отказался. Я, наверное, сошла с ума, если хотела лечь с тобой в постель. Безнадежно свихнулась!

Джек шагнул к ней.

– Белинда, выслушай меня.

– Нет! Кто ты вообще такой? Врываешься в мою жизнь и хочешь управлять ею. Ты никто, слышишь, ты? Самонадеянный ковбой из диких прерий. – Глаза ее сузились. – Выйти за тебя? Да ты шутишь! Бросить все это и похоронить себя заживо неизвестно где! И удовлетвориться предложенной тобой жизнью только потому, что тебе удалось возбудить меня. Или ты собирался жить на мои деньги? Так, что ли? Захотелось красивой жизни за мой счет?

– Еще одно слово... – сказал угрожающе Джек.

Но Белинда уже не могла остановиться.

– Да меня просто засмеют! Будешь таскаться за мной по Европе и делать из себя посмешище! Ты зарвался, мой милый. Убирайся. – Ее состояние было близким к истерике. – Убирайся отсюда вон!

Руки Джека сжались в кулаки, костяшки пальцев побелели. Он решительно шагнул к Белинде, и она даже подумала, что этот лихой янки сейчас отшлепает ее, как обещал недавно. Или снова начнет целовать. Но ей так и не пришлось узнать, что он собирался сделать. Открылась дверь» и в комнату быстро вошел Конрад.

– Что здесь происходит? – спросил он. – я услышал твои крики еще в холле. – Он оглядел комнату, заметив и остатки пикника, и жгучую ярость на лицах обоих. – По-моему, я не вовремя.

– О нет, в самый раз, – резко ответил Джек.

– Да, ты сейчас кстати. Гость собрался уходить.

– Вы опять оскорбили ее, мистер Блейкмор?

Тот хрипло рассмеялся.

– Вот именно, и, похоже, на этот раз по-настоящему.

Белинда вспыхнула, вдруг поняв, что она наделала.

– Прошу тебя, Джек, уходи. Он помедлил, не в силах оторвать глаз от ее лица. Губы его искривились в горькой усмешке. Мужчина развернулся и вышел, не проронив ни слова.

Когда за гостем с шумом захлопнулась дверь, Конрад спросил:

– Янки действительно обидел тебя? Белинда вздохнула и поправила волосы.

– Можно и так это назвать. Он сделал мне предложение.

Брат вытаращил глаза.

– И ты восприняла это как оскорбление?

– Похоже на то. – Ей стало неловко. – Но сначала этот самоуверенный тип все же оскорбил меня.

– Как?

– Какая разница? Я просто не желаю его больше видеть.

Потерянное выражение в ее глазах не укрылось от Конрада.

– Ты уверена, что не совершаешь крупной ошибки, девочка? – озабоченно спросил он. у Белинды слезы навернулись на глаза: брат назвал ее девочкой, как бывало раньше.

– Уверена, уверена. Из этого все равно ничего бы не вышло. Он хочет, чтобы я безвылазно дсила в хибаре на ранчо. Сам понимаешь, что я бы и месяца не выдержала. Если он действительно любит меня, то...

– Я думаю, что так оно и есть, – перебил ее Конрад.

– Ну, хорошо, любит. Но я не могу жить его жизнью. Я не принесу ему счастья. Да что там говорить – мы оба будем несчастны. А с меня уже горестей и бед довольно. Не хочу больше рисковать.

Конрад нахмурился, а когда снова заговорил, Белинде показалось, что он уж очень тщательно подбирает слова.

– А Джек прямо так и сказал, что хочет, чтобы ты жила на ранчо?

– Что-то в этом роде. Сказал, что хочет взять меня с собой в Америку, чтобы я посмотрела сама, как он живет.

– И все?

– Ну и что хочет на мне жениться. Конрад помрачнел еще больше, казалось, он колеблется.

– А как он тебе вообще?

– Ничего, – пожала плечами сестра. Она же не может объяснить кузену, какие невероятные чувства пробудил в ней Джек и как он отказался переспать с ней.

– Ничего? И все?

– И все. – Она сделала вид, что ищет туфли, чтобы брат не увидел ее лица. – Знаешь, я устала. Я иду спать.

– Белинда, я думаю, что ты и Джек...

– Я не желаю говорить о нем, – прервала она Конрада. – Это так скучно. Ему давно пора возвращаться в Штаты. Жаль, что он вообще сюда приезжал. – И Белинда вышла из комнаты, сопровождаемая задумчивым взглядом брата.

На следующее утро Джек появился снова. Белинда сидела за письменным столом в гостиной и писала письма. Он даже не улыбнулся. Мрачен, рот в ниточку, глаза чернее тучи. – Бухнул прямо с порога:

– Я уезжаю домой завтра утром. Последний раз предлагаю – поедем со мной.

Сердце тяжелым молотом билось в груди. Облизнув вдруг пересохшие губы, Белинда из последних сил попыталась придать своему голосу твердость:

– Нет!

Больше она ничего не сказала. Джек лишь кивнул, развернулся и навсегда ушел из ее жизни.

Белинда печально смотрела ему вслед. Ожидала, что так быстро он не сдастся? Думала, будет просить, умолять, унижаться, а он просто взял и ушел. Было в этом нечто такое, что вывело ее из равновесия. Нет, все к лучшему! Можно только порадоваться, что легко отделалась. А глаза почему-то увлажнились... Она поднесла к ним руку, чтобы смахнуть слезы, но лишь размазала тщательно наложенную косметику.

6

Следующие три недели Белинда провела в доме деда. Первые несколько дней пробыла с Марией в домике на виноградниках, но вскоре туда приехал Конрад и, к ее глубокому удивлению, дал понять, кто является третьим лишним. Естественно, Белинда оставила их вдвоем, чтобы отношения могли развиться и перерасти... во что? В роман, наверное. Конрад именно поэтому и предложил Марии отдохнуть в домике на плантации. Хитрющий дьявол, подумала она с ухмылкой.

В доме было одиноко. Дед уже чувствовал себя бодрым и частенько уходил куда-нибудь с друзьями. Стало намного теплее. Белинда часто загорала и купалась в бассейне. Она даже возобновила несколько старых знакомств. Близких друзей у нее здесь не было, потому что детство Белинда провела во Франции, но знакомые имелись, в основном дети других виноделов. Все подружки уже повыходили замуж, нарожали детей и ни о чем, кроме их чад и старых знакомых, говорить с ними было невозможно. Тоска смертная!

20
{"b":"5473","o":1}