1
2
3
...
16
17
18
...
26

Она и не заметила, что Конрад вышел из дома. Не слышала его зова. Только когда он схватил ее за руку, обернулась к нему. Джентльмен был в одних пижамных брюках.

– Мария! Скорее в дом!

– Нет. Ты только посмотри! Послушай!

В глазах женщины светился восторг.

Конрад в недоумении уставился на нее, пораженный внезапной переменой.

– Здесь опасно!

А та засмеялась и побежала прочь.

– Ну и пусть! Зато красота какая! А ты уходи, если боишься!

И она закружилась по лужайке. Мокрая насквозь сорочка прилипла к ее телу, и казалось, что она танцует совсем голая.

Конрад бросился за ней.

– Сумасшедшая, тебя может убить молнией!

– Ну и наплевать!

Женщина танцевала и смеялась как безумная. Конрад хотел схватить ее, но она увернулась. Прямо перед ними с треском и грохотом разорвался, рассыпая искры, огненный шар. Мария в восторге остановилась, любуясь игрой стихии. Мужчина наконец настиг ее и хотел подхватить на руки, но пальцы скользили по мокрому шелку. Она извивалась в объятиях, стараясь оттолкнуть его, вырваться из сильных рук. Мокрые волосы растрепались и хлестали по его лицу. Он изо всех сил прижимал ее к себе, стремясь сломить сопротивление, но она не уступала. Их руки и ноги переплелись, оба тяжело дышали. И вдруг Конрад почувствовал, что она больше не сопротивляется. Женские руки обвились вокруг его шеи. Мария еще теснее прижалась к нему и вдруг поцеловала, потом еще и еще раз, со все нарастающей страстью.

С губ Конрада сорвался удивленный возглас. Что с нею происходит? Она тихо засмеялась, выскользнула из объятий и помчалась по саду, ловко уворачиваясь, когда он настигал ее. Мария сделала обманное движение, но он, угадав хитрость, опередил. Поднял ее и понес на открытое место, подальше от деревьев. Новый разряд молнии осветил сад. У них за спиной верхушка дерева вспыхнула как спичка, и тут же погасла под струями проливного дождя. Вздрогнув, Конрад устремился к дому, но Мария вновь остановила его, прильнув с поцелуем с такой исступленной страстью, словно в женщину вселилась огненная стихия.

Поскользнувшись на мокрой траве, он упал на колени. Мария наклонилась к нему, и ее жаркие поцелуи заставили его забыть обо всем на свете. Не помня себя, он разорвал на ней рубашку и отшвырнул в сторону. Стащил с себя пижамные брюки и рухнул на возлюбленную. их тела слились в одно, они целовали и ласкали друг друга с такой ненасытностью, словно примитивный инстинкт заслонил все другие чувства и мысли.

По скату залитой дождем лужайки они покатились вниз. их ноги переплелись. Мария сжимала голову Конрада, языком жадно ловила на его лице капли дождя. Чувствуя возбуждение мужчины, она выгнулась ему навстречу, трепеща в ожидании волшебства; с губ срывались стоны. Его напрягшаяся плоть легко нашла свой путь в распаленное страстью лоно.

Впервые в жизни она открыла для себя, что любовь дарит неземные ощущения, которые не сравнимы ни с чем. Возбуждение нарастало, пока не достигло вершины. Настало мгновение, прекрасней которого она не знала. На лице блестели слезы радости и благодарности. Мария чувствовала себя заново родившейся. Сердце бешено колотилось, и она, обессиленная, раскинулась на траве, прислушиваясь к звукам утихающей грозы.

Конрад легко поднял возлюбленную на руки и понес в дом. В ванной открыл горячую воду, поставил Марию под душ и сам встал рядом. Намылив руки, смыл с нее грязные разводы. То и дело наклонялся, чтобы поцеловать. Она горячо отвечала на поцелуи. Глаза затуманивало желание повторить все сначала.

Выключив воду, он закутал женщину в огромное, теплое от батареи полотенце. Достал второе для себя и собирался вытереться, однако она мягко, но решительно забрала у него полотенце и стала сама вытирать Конрада. В глазах Марии вновь вспыхнул огонек. Теперь она не боялась смотреть на мужчину и открыто любовалась его прекрасным телом.

Он понес ее в спальню и положил на кровать. И не было в нем животной страсти, только нежность. Примитивный секс? Да нет же – это и есть всепоглощающая любовь. Он не просто овладел ее телом, а дарил свою страсть, отдавал всего себя, наслаждаясь тем, что приносит ей радость. Женщина вновь смогла почувствовать себя красивой и желанной.

Испустив вздох удовлетворения, Мария поняла: у нее началась новая жизнь. Нет, не новая. Просто нормальная человеческая жизнь!

Глава шестая

Спали допоздна. Мария проснулась первой. Какое чудесное пробуждение! Такого у нее в жизни не было. Солнце уже поднялось высоко. Теплые лучи пробивались сквозь кружевные занавески: вчера она не подумала о ставнях. Конрад спал рядом. Мария поднялась и села, глядя на него с восхищением – красивый мужчина. И не просто мужчина, а любовник. Длинные ресницы, нежная кожа, светлые волосы. Тем не менее в его внешности не было ни капли женственности. Черты лица резкие, подбородок мужественный, а рот тонкий и нервный. Это не просто красивый человек, это часть ее жизни. Она запомнит его таким и навеки сохранит дорогой облик в своем сердце.

Он сделал ей такой бесценный подарок! А начиналось ужасно. Ночь навсегда могла стать олицетворением кошмара, если бы не гроза. Благодарю тебя, божественное провидение! Помогла и солидная доза коньяка. Ну что ж, и вам, мистер Вакх, тоже спасибо.

– Ты похожа на Мону Лизу – такая же загадочная улыбка.

Она не заметила, что Конрад открыл глаза и наблюдает за ней.

Улыбка Марии стала чуть шире.

– Как ты думаешь, у нее была та же причина улыбаться? – Поинтересовалась она.

– Тебе лучше знать. Ты же женщина.

И правда, теперь вновь почувствовала себя таковой.

– Да, женщина, – прошептала она.

Конрад протянул руку и легко коснулся обнаженного плеча Марии. Она шумно выдохнула. От его прикосновения кровь быстрее побежала по жилам.

– Правда, у Моны Лизы, помнится, была какая-то одежда, – заметил Конрад. – Ты сейчас больше похожа на холеную рыжую кошечку, которая греется на солнце. Ну и как себя чувствуешь?

Рыжеволосая красавица тепло улыбнулась:

– Прекрасно, – наклонилась и поцеловала его. Длинные волосы Марии накрыли обоих, словно покрывало. Конрад взял ее за плечи и притянул к себе.

– Есть чудесный способ заниматься любовью по утрам, – рассмеялся мужчина.

Он притянул ее к себе, и Мария оказалась сверху. Выгибая спину, словно кошка, она откинула голову и не смогла сдержать стона наслаждения. Когда все закончилось, женщина с удовлетворенным вздохом легла, опустив голову на грудь любовника.

– Чем займемся сегодня? – спросил Конрад, когда дыхание его стало ровнее и сердце перестало бешено колотиться.

Она тихо лежала в его объятиях. Двигаться не хотелось.

– А разве тебе не нужно возвращаться в город? Тебя, наверное, ждет работа?

– Ты что, шутишь?

В его голосе было столько удивления и негодования, что на губах женщины появилась счастливая улыбка. Она желанна. Конрад так хочет ее, что даже не помышляет об отъезде.

– Может быть, покатаемся на катере? – Прекрасная мысль.

Он взглянул на часы и убедился, что уже очень поздно.

– Давай обойдемся без пикника. Причалим в каком-нибудь городке или деревушке и поедим в ресторане или кафе. И знаешь что? Давай возьмем все, что нужно, и переночуем на катере. Тогда мы сможем подняться выше по реке.

– Вот чудесно!

Когда они шли к реке, Мария спросила:

– А здесь часто бывают грозы? Такие, как этой ночью?

– Грозы? Да, довольно часто, – улыбнулся Конрад. – Но такой, как в эту ночь, не было ни разу.

– Правда?

– Этой грозы я никогда не забуду, – ответил он, глядя ей в глаза. – И ночь особенная, и ты необыкновенная.

Лицо ее светилось радостью, глаза искрились весельем.

– Ты сегодня другая.

– Так я и есть другая!

– Ну, давай отчаливать. Сегодня матросом будешь ты.

Должность оказалась необременительной – только когда они решили пристать к берегу у какого-то городка, матросу пришлось спрыгнуть на берег с канатом, чтобы закрепить катер. В маленьком кафе они заказали горячие лепешки, козий сыр, салат и бутылочку вина.

17
{"b":"5474","o":1}