ЛитМир - Электронная Библиотека

– Эй! Вернись на землю!

Мария вздрогнула.

– Ой! Извини, пожалуйста. Я немного отвлеклась.

– Причем не впервые за этот вечер. И нет необходимости теряться в догадках, о чем ты думаешь. О своем прежнем любовнике. Так ведь? Или «прежний» – неверное слово?

– Верное. Абсолютно верное, – твердо ответила Мария, но у нее было такое чувство, что она сама себя уговаривает.

– Ваш роман долго продолжался?

– Нет.

Два-три дня и романом-то не назовешь, подумала женщина.

– Но роман был бурный.

Мария нахмурилась.

– С чего ты взял?

– Во всяком случае, объяснение было бурным. Обычно люди ведут себя спокойнее, если они друг другу безразличны. Ты согласна со мной?

Не хватало только объяснять ему все обстоятельства ее мимолетного романа. Да, он прав – затронуты чувства, которые проснулись вместе с удовлетворением страсти. А расстались озлобленными и оскорбленными. Почему? Разве в двух словах объяснишь.

Остаток вечера Мария старалась быть внимательной к Адаму. Однако, когда они подъехали к ее дому, она поколебалась, прежде чем пригласить его к себе.

Ее квартира располагалась на верхнем этаже большого здания с балконами. Квартирка была маленькая и потому недорогая: ведь пришлось все деньги вложить в бизнес. Адам здесь уже бывал. Заезжал за ней перед театром. Однажды она его приглашала на чашку кофе. Тогда это было безобидно. Но с тех пор прошло уже несколько недель, и Марии казалось, что в их отношениях настал момент, когда они могли бы стать любовниками. Она знала, что Адам ждет ее согласия, и уже была к этому готова. Но вот сегодня… Нет, нет, не сегодня.

Когда они вошли в квартиру, гость заключил Марию в объятия и поцеловал. У него явно был большой опыт по этой части: поцелуй был нежным и чувственным. Она с удовольствием ответила ему, но вскоре выскользнула из объятий.

– Я приготовлю кофе, – улыбнулась Мария.

Адам остановил ее.

– Мы ведь взрослые люди. Тебе нужен предлог уйти? – прошептал он.

Мужчина снова поцеловал ее, она обняла его за шею и попыталась ответить на поцелуй, но почему-то не испытала никакого подъема. Ни желания души, ни трепета тела.

Его рука оказалась у выреза ее блузки и проскользнула внутрь. Крепко зажмурившись, она попыталась проникнуться желанием ласк, каждую секунду ожидая появления того огня, который сжигал ее тогда с Конрадом. Но ничего не происходило: она ощущала лишь, что чья-то рука касается ее. Прикосновения не будили желания, не волновали. Их приходилось лишь терпеть, а не желать всем телом. Адам почувствовал ее скрытое сопротивление. Он поднял голову и усмехнулся.

– У меня такое чувство, что мы зря теряем время.

Возражать не было смысла.

– Прости, пожалуйста.

– Этот твой бывший… Не вовремя этот тип появился.

Взяв Марию за руки, он заглянул ей в глаза:

– Скажи, пожалуйста, есть у меня шанс?

Она беспомощно пожала плечами.

– Не знаю. Ты мне очень нравишься. Но сегодня…

– Сегодня все изменилось, так? Женщина покачала головой.

– Нет. Просто… Я не думала, что так случится. Я надеялась, что почувствую большую… близость.

Мария снова пожала плечами.

– Понимаешь, я не думала, что когда-нибудь вновь его увижу. Я о нем вовсе не вспоминала. Если бы он сегодня не появился…

Адам осторожно коснулся пальцем ее губ.

– Ш-ш-ш… Не нужно ничего объяснять. Я понимаю. Старая любовь иногда может сыграть злую шутку.

– Это все не любовь.

Он несколько секунд молча смотрел на Марию, потом с сожалением вздохнул.

– Должен был раньше догадаться, что такая красавица просто не может быть свободна.

– Но я… я свободна!

– Что ж, мне пора. Спокойной ночи, Мария.

– Мы с тобой еще увидимся? – уныло спросила женщина.

– Может быть. Когда ты почувствуешь себя совершенно свободной.

Он повернулся и вышел. Присев на диван, Мария наконец осознала печальную правду. Конрад открыл ей, как прекрасна любовь. Но если познаешь совершенство, уже не хочется довольствоваться жалким подобием. За эти несколько недель она прошла путь от панического страха перед интимной жизнью до самозабвенного наслаждения ею, а теперь вновь боится, что секс из праздника превратится в скучную обязанность.

До сегодняшнего дня все шло хорошо. Она бы и дальше получала удовольствие от своей новообретенной женственности. Адам? А почему бы нет? Но сегодня что-то изменилось. Она сопротивлялась, когда Конрад поцеловал ее, но в его поцелуе было столько прелести. А глаза? В них явно угадывалась тоска. Злость не дала эту горечь рассмотреть, понять. Его отвергли… Видимо, впервые. Поди-ка найди еще такую дуру, которая бы отвергла красавца мужчину, да еще с деньгами.

Ее размышления прервал телефонный звонок. Рука автоматически подняла трубку.

– Мария!

Услышав голос Конрада, женщина напряглась. Прошла целая вечность, прежде чем она дрожащим голосом ответила:

– Да…

– Я хотел бы подняться к тебе. Нужно поговорить.

– С чего ты взял, что я одна? – схитрила Мария.

– Я видел, что он ушел.

У нее перехватило дыхание.

– Где ты?

– Если выглянешь в окно, то увидишь меня.

Мария положила трубку на столик, подошла к окну и раздвинула шторы. Раз пришел, значит, не сомневается, что она скажет «да» и ляжет с ним в постель?

Вернувшись к столику, она отчетливо произнесла в телефонную трубку:

– Пошел к черту!

И швырнула трубку на рычаг.

Не прошло и двух минут, как телефон зазвонил вновь. Мария подождала несколько секунд, потом подняла трубку и, прежде чем он успел заговорить, прокричала:

– Входная дверь открыта. Быстрее! Я хочу тебя!

Глава восьмая

Дверь квартиры была распахнута настежь. Конрад вошел и огляделся. Никого не видно. 3акрыв за собой дверь, он бросился в спальню. Мария ждала его. Обнаженная, она стояла перед ним, и приглушенный свет ночной лампы высвечивал обворожительные очертания женского тела. Он замер, словно прекрасная картина околдовала его. Но в следующий миг заключил возлюбленную в объятия.

– Мария! О, Мария!

Прерывающимся от страсти голосом он повторял ее имя, но она заставила Конрада замолчать, жадно овладев его ртом.

Они целовались самозабвенно. Руки женщины скользнули к вороту его рубашки. Закрыв глаза, Мария вслепую пыталась расстегнуть пуговицы.

С его губ сорвался сдавленный стон: – О Боже мой… как же я соскучился по тебе, Мария, как же я соскучился…

Не отрываясь от ее губ, он высвободил руки из рукавов пиджака и, отшвырнув его в сторону, сбросил туфли.

А ее пальцы уже нащупали пряжку ремня. Почти с ожесточением она рванула брюки вниз. Не в силах больше сдерживаться, он притянул женщину за бедра, и та послушно выгнулась навстречу. Конрад осыпал поцелуями ее шею, плечи.

– Мария, милая моя…

– Я хочу тебя, – прошептала она, лаская его тело, ощущая под ладонями тяжелые удары сердца, выступивший от напряжения пот. Мужчина вздрагивал от прикосновений к интимным местам, издавая приглушенные страстные стоны. Возбуждая в нем все более острое желание, Мария возбуждалась сама. Не в силах больше ждать, она тесно прижалась к любимому.

– Возьми меня, – выдохнула она. Со страстным стоном Конрад опустил ее на кровать и через мгновение овладел ею с отчаянной яростью. Сейчас это были просто Он и Она. Мужчина и Женщина. Все остальное было неважно. Любовь вознесла их на вершину наслаждения.

Конрад без сил затих. Мария повернула к нему голову и только теперь обнаружила, что в своем нетерпении он не успел снять рубашку. Она тихо засмеялась.

– На тебе еще осталась какая-то одежда. Он поцеловал Марию и стал стягивать с себя рубашку. Потом улыбнулся.

– Вот как спешил!

– Уже было такое?

– Чтобы и не успел раздеваться? Не помню. Нет, никогда.

Конрад поглаживал ее грудь, а когда поднял голову, глаза выглядели задумчивыми.

– Если бы ты сама меня не впустила, я, наверное, сломал бы дверь. Знать, что здесь другой мужчина… Я так боялся, что ты в конце концов позволишь ему остаться.

22
{"b":"5474","o":1}