ЛитМир - Электронная Библиотека

– Логично, – кивнул скаут. – В этом есть определенный смысл…

– Знаешь, как проще всего замаскировать истину? – неожиданно серьезно спросил старик. – Ее надо укрыть среди откровенной лжи. И тогда никто не поймет, никто не поверит. Поэтому я не боюсь. А потом – я сумасшедший. У меня и справка имеется, хочешь, покажу?

– Спасибо, я верю. А как звали того? – Скаут положил на колени автомат. – Ну, который в снегу сидел?

– Я же говорю – не помню, – старик отмахнулся штыком. – Не помню совсем, в голове дырья. Какая разница? Базу залили жидким бетоном, объекты…

– Что?!

– Жидким бетоном. Но это я, конечно, предполагаю, я сам не видел. Там везде под потолком были шлюзы, для чего они нужны?

Он улыбнулся и поглядел на скаута с прищуром, потер глаза.

– Так что мне кажется…

Старик пожал плечами.

– Ничем хорошим это не закончилось. Хотя бы потому, что в нашем мире ничего хорошо не заканчивается. Это такой жестокий закон бытия… Впрочем, в твоем возрасте еще не понять…

– А если им… то есть объектам, все-таки удалось сбежать? – спросил скаут.

Старик не ответил. Он начал перебирать пузырьки с лекарствами, располагавшиеся на столе.

– Я просто это к тому, что… – скаут покачал головой. – Ну, а вдруг у них получилось? Вдруг они угнали вертолет… или еще как? Они же работали с пространством?

– И что? – не оборачиваясь, спросил старик.

– Как «что»? Если они сбежали, то это означает, что сейчас среди нас ходят…

– Даниил Галицкий, княгиня Ольга и Пересвет с Ослябей? – хохотнул старик. – Так? Ерунда! Полная беспросветная ерунда! Да, это был эксперимент. Только не над какими-то реплицированными сопляками, а над нами. Они нам подмешивали в компот эйджент Си, а потом смотрели, как мы сходим с ума! Я видел людей, превращавшихся в волков!

– Вы говорили…

– Да, говорил, конечно. Потому что не могу забыть! Мне кажется, что я это до сих пор вижу…

Старик стукнул кулаком по столу, и тут же откуда-то сверху, с полки, скорее всего, упал пластмассовый чехол.

– Нашел! – воскликнул он. – Нашел! Представляешь, очки нашел запасные!

Старик потряс неожиданно найденным футляром, достал из него очки и бархотку, стал протирать стекла, по-стариковски тщательно.

– Это невозможно, – приговаривал он. – Все это бред… Титаны среди нас? Увы, титаны вымерли еще во время Персея. А гении… Видишь ли, мальчик с автоматом, гений – это всегда сочетание. Симфония. Способностей, воспитания и, главное, времени. Время – это самое важное! Это как катализатор, как соль – оно пробуждает в человеке все, что в нем заложено. Гений, родившийся не в свое время, навсегда остается садовником в монастыре, мастером гороха и пастернака. Гений, родившийся вовремя, переворачивает мир. Это аксиомы. Читайте Ницше, господа. Мне кажется…

– Тсс! – Скаут вдруг поднялся из-за стола и подошел к окну.

– Это мне пенсию принесли, – отмахнулся старик. – Я инвалид умственного труда, пострадал в бесчеловечных опытах, мне доплачивают за безумие…

Старик постучал штыком по голове.

– Ваш почтальон ездит на внедорожнике? – спросил скаут.

– Ага. На велосипеде.

– Как интересно, – скаут смотрел в окно. – Хотя, если честно, они не очень расторопны, ожидал побыстрее…

– Кто они?! – спросил старик.

Скаут кивнул на окно.

Старик подошел.

По дороге катил «Ровер», большой, как вагон, черный джип с мигалками на крыше. Мигалки не работали, но джип торопился – как можно было торопиться под уклон. А за ним медленно, опасаясь опрокинуться, спускались еще три джипа, все как один серьезного черного цвета.

– Ох ты… – Старик хлюпнул носом, поправил очки.

– Скорее всего, за вами следили, – заключил скаут. – Уже давно, постоянный пост. Ждали, когда кто-нибудь придет.

– Кто придет? – растерянно спросил старик.

– Да мало ли кто к кому может прийти в наше время, – по-взрослому ответил скаут. – Поганое время, самое что ни на есть. У вас дом, кстати, застрахован?

– Нет, не знаю… А что?

– Да мало ли. Пожары, стихийные бедствия, всякая ерунда. Наверное, нам лучше выйти на воздух.

Скаут поднял автомат, закинул его за плечо и направился к выходу.

– Вам лучше со мной выйти, – посоветовал он старику. – А то мало ли? Может и крыша обвалиться.

– Почему?

Но скаут не ответил, направился к выходу. Старик растерянно поспешил за ним.

Они вышли во двор.

Машины приближались, старик растерянно поглядел на скаута.

– Это… Это кто?

Скаут пожал плечами.

– Сейчас выясним, – сказал он. – Вряд ли, конечно, это почтальоны. Или пенсионный фонд. Это другие граждане…

Скаут повел плечами, старик вздрогнул. Ему показалось, что он узнал это движение. Что когда-то давно… Он снова принялся протирать очки.

Скаут стоял у стены, расслабленно и при этом удивительно опасно, и одну за одной расстегивал пуговицы, от подбородка до пояса, и старику показалось, что он это уже видел…

– Жарко, – сказал скаут. – А говорят, зима скоро.

Хотя на самом деле было отнюдь не жарко, наоборот, старик мерз и ежился. И понимал. Понимание расцветало в нем, как расцветает уголек на ветру, и старик чувствовал, как ужас заставляет трястись его колени.

– Мне бежать? – спросил старик негромко.

– Зачем? – удивился скаут. – Все равно далеко не убежите… Да не переживайте вы, они вас не тронут. В крайнем случае, скажете, что я вас пытал, обещал уши отрезать… Ну, или загипнотизировал. Короче, заставил. Подержите-ка.

Скаут сунул старику автомат.

– Все-таки настоящий, – сказал старик. – Я так и знал…

– Ага, настоящий. Вы его в колодец бросьте, потом достанете, вдруг пригодится.

Старик повертел автомат в руках, положил на скамейку.

– А ты что… Не бежишь?

– А, успею, – отмахнулся скаут. – Сейчас немного их пошугаю, а то достали уже, лезут и лезут… Ап!

В его руке откуда-то, старику показалось, что буквально из воздуха, возник большой тяжелый револьвер, блестящий, и даже с виду редкостно смертоносный, и скаут тут же выстрелил.

Не целясь.

То есть скаут, конечно, прицелился, но это получилось так быстро и незаметно, что старику показалось, что скаут стрелял просто так, наугад.

«Ровер», казалось, споткнулся. Он резко затормозил, затем перевернулся, затем покатился вниз по склону, ломая деревья, подпрыгивая и размахивая открытыми дверями.

Старик потер очки. Как он попал? Тут ведь метров четыреста, а он из револьвера… Хотя револьверы, кажется, необычные, стволы толстые, и длинные, и калибр чуть ли не как у подствольного гранатомета…

– А я их предупреждал, – сказал скаут. – Неоднократно. А они меня не слушали. Сами виноваты, ведь правда?

– Наверное… – растерянно ответил старик.

– Точно. Сами виноваты, я их не просил. Ладно, чего уж…

И он стал стрелять еще. И опять он стрелял так быстро, что старик не различал отдельных выстрелов, они слились в один непродолжительный грохот, потом стало тихо, только порохом пахло.

Старик открыл глаза. Скаута не было. На холме горели машины. Все три штуки. Вокруг разбегались люди. Кто-то кричал, кто-то пробовал гасить пожар огнетушителем. Странный день, дурацкий день.

Старик взял автомат, подошел к колодцу, снял крышку и опустил оружие вниз. Автомат булькнул.

С запада из-за реки приближались вертолеты. Много, штук пять, наверное.

В огороде, над грядками с переросшей редиской, покачивалось в воздухе странное, похожее на прозрачную шаровую молнию пятно.

Обои

Они объединились. Англичане, испанцы и французы. Даже пара голландцев откуда-то всплыла. Двадцать четыре судна. Половина, конечно, дребедень, грузовые тихоходные лохани, не способные на неожиданный маневр. Зато способные нести абордажные команды. Команды снайперов с убийственными штуцерами, способными попасть в орех с трех сотен ярдов. Боевых пловцов с липучими минами. Метателей огненных снарядов.

4
{"b":"547414","o":1}