ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Фея с островов
Последний шанс
Струны любви
Продажная тварь
Дневники стюардессы. Часть 2
НеФормат с Михаилом Задорновым
Синий пёс
Влюбиться в жизнь. Как научиться жить снова, когда ты почти уничтожен депрессией
Lagom. Секрет шведского благополучия
A
A

Судя по обстановке, комнату можно было назвать кабинетом – массивный письменный стол, ряды книжных полок, – словом, здесь не было ничего необычного, кроме мужчины, стоявшего на коленях на полу. Одна из дубовых половиц была вынута и валялась рядом, а хозяин кабинета приник к отверстию, которое он высверлил в потолке ванной комнаты Патриции.

Бросив победоносный взгляд на Майлза, девушка прочла на его лице потрясение, постепенно сменявшееся бешенством.

Он подошел к мужчине и чувствительно пнул его под зад. Скорчившаяся на полу фигура конвульсивно дернулась.

– Это обойдется вам значительно дороже, чем грошовый набор порнографических открыток, зловеще пророкотал Кейн. – Он перевел взгляд на Патрицию. – сходи-ка за его благоверной.

Она с минуту колебалась, но, разглядев холодную ярость в расширившихся зрачках Кейна, без слов отправилась за миссис Дэвисон. Супруга майора, сидевшая в кресле за вязанием, изумленно уставилась на девушку, невесть откуда появившуюся в ее комнате. Пушистый клубок и спицы едва не разжалобили Патрицию, но она забыла о сантиментах, когда женщина с негодованием воскликнула:

– Как ты смеешь входить сюда, не позвонив у парадного входа?

– Вы поступили точно так же, – напомнила Патриция, потрясая связкой ключей, – говоря, что соседи должны иметь в запасе ключи от квартир друг друга. Чему же вы теперь удивляетесь?

– Это на случай непредвиденных обстоятельств! – не унималась миссис Дэвисон.

– Пожалуйста, идемте со мной. Вас хочет видеть мистер Кейн.

– Что там еще... – буркнула соседка, нехотя выбираясь из кресла.

Оказавшись в кабинете мужа, миссис Дэвисон побелела как простыня, но при этом было ясно, что увиденное ее вовсе не удивило.

– Она знала! – вскричала Патриция.

– Я думаю, вам лучше съехать отсюда как можно скорее, – прозвучал в наступившей тишине ледяной голос Майлза. – Даю вам неделю на поиск другого жилья. Если к этому времени вы не покинете дом, скандал будет предан огласке. И я собираюсь немедленно поставить в известность миссис Шандо, поэтому не пытайтесь искать ее заступничества. Вы меня поняли?

Миссис Дэвисон молча кивнула.

– Что ж, отлично. – Не говоря больше ни слова, Майлз взял Патрицию за руку, и они вышли.

– Грязный старый извращенец! – прогремел он, потрясая сжатыми кулаками. – Если бы не его преклонный возраст, он бы получил по заслугам!

– Думаю, впечатлений ему и так хватит на всю оставшуюся жизнь, – отозвалась девушка.

Майлз с изумлением обнаружил, что она вот-вот расхохочется.

– По-твоему, это забавно? – воскликнул он.

– Я просто подумала... – Плечи ее начали мелко вздрагивать. – Ну, я же не знала, как выглядит этот м-майор... – Она скорчилась от смеха. – Но увидеть его в такой позе... – И она сложилась пополам в припадке буйного веселья.

Глядя на нее, Майлз невольно начал улыбаться. – Вообще-то я рад, что ты не расстроилась, – сказал он, постепенно успокаиваясь. – У тебя для этого были все основания. Особенно если учесть, что это я притащил тебя сюда. Будь он неладен, этот мистер Дэвисон! – с чувством добавил он.

– Не стоит переживать из-за этого, – пожала плечами Патриция. – Но я не хочу здесь больше оставаться.

– Нет, конечно же, нет. Я попробую устроить тебя в гостинице. Хотя в это время года найти свободный номер будет нелегко.

Девушка снова упаковала вещи. Когда она вернулась к Майлзу, у того был обескураженный вид.

– Я не смог найти ни одного приличного номера. – Он выразительно посмотрел ей в глаза. – Похоже, выбора у нас нет – тебе придется остановиться у меня.

4

– Остановиться у тебя? Где?

– В моем доме.

– Ну, что ж, идем. – И Патриция подхватила свой багаж.

– Как? Ты не собираешься устраивать сцену? – Брови Майлза удивленно поползли вверх.

– Нет, а с какой стати?

У него вырвался недоверчивый смешок. Отобрав чемодан, Майлз направился к выходу. Патриция с чувством облегчения захлопнула дверь, и, оказавшись на тротуаре, посмотрела на окна второго этажа. Одна из занавесок шевельнулась, и за ней мелькнуло лицо миссис Дэвисон. Девушка с воодушевлением помахала ей ручкой, но этот игривый жест остался без ответа.

– Представляю, какую сцену она сейчас закатывает бедняге майору, – сказала Патриция, когда они уже сели в машину. – А вдруг они не захотят съезжать? – вслух подумала она, повернувшись к своему спутнику. – В конце концов, ведь это же их жилье!

– Ничего подобного, – отрезал Майлз. – Тебе принадлежит весь дом.

– Вот как? – Патриция с интересом посмотрела на него. – Уж не хотите ли вы сказать, что я поселилась в этих угрюмых апартаментах по собственной воле?

– Нет, – улыбнулся он. – На самом деле этот дом купила бабушка. Она решила, что иметь свой угол в Лондоне тебе не помешает.

– Так я ничего не знала? – Нет, это был сюрприз.

– Слава Богу. А то я уже всерьез начинала опасаться, что мне нравилось жить здесь. – Помолчав немного, она задумчиво произнесла: – Моя бабушка очень любит руководить?

– Совершенно верно, – подтвердил Майлз. – А мой гардероб тоже подобран по ее вкусу? – Думаю, что, пока вы жили вместе, она старалась привить тебе свои эстетические представления.

Этот уклончивый ответ позабавил Патрицию.

– Пожалуй, это можно перевести как «да», – улыбнулась она. – Но Чарльз Ридман ни словом не обмолвился о том, что этот дом мой.

– Разве он не обещал встретиться с тобой еще раз? – Да, через пару дней.

– К этому времени он должен будет детально во всем разобраться.

– Раз это моя собственность, – протянула она, рассуждая вслух, – я могу делать с ней все, что мне заблагорассудится?

– Безусловно.

– А моя бабушка может повлиять на решение этого вопроса?

– Теперь, когда тебе исполнился двадцать один год, нет.

– Тогда я хотела бы продать этот дом. Не хочу возвращаться туда.

– Даже после отъезда Дэвисонов?

– Да. Унылое место.

– Одному Богу известно, какой характеристики удостоится мое жилище, – рассмеялся Майлз.

Его дом был одним из немногих лондонских особняков, которые могли похвастаться собственным садом. Он располагался в Хэмпстеде, на краю вересковой пустоши, а окружавшие сад высокие стены делали его совершенно незаметным с улицы. Это был небольшой, но весьма изящный образец георгианской архитектуры, который не портили даже круглые башенки с коническими крышами, пристроенные по бокам фасада кем-то из прежних владельцев. Интерьер особняка поражал богатством и разнообразием – орнаменты, картины на стенах, мебель являли собой настоящие произведения искусства. И вместе с тем обстановка отнюдь не казалась музейной, а излучала уют и гостеприимство.

Осмотрев комнаты первого этажа, Патриция вернулась к выходу в вестибюль, где поджидал ее Майлз.

– Вы живете здесь один? – спросила она, эффектно прислонившись к дверному косяку.

– Да, один, но можно позвонить экономке и попросить ее пожить с нами, если ты пожелаешь, – ответил он, пряча улыбку.

– Которая из комнат моя? – Я провожу тебя.

Майлз повел ее наверх по широкой деревянной лестнице в заднюю часть здания, где размещалась изысканно обставленная комната с роскошной кроватью.

– Здесь, как правило, жили старшие дочери, пояснил хозяин. – Так что не удивляйся обилию зеркал и размеру платяных шкафов.

– Хотите сказать, что лучшего места для моих обнов не найти? – рассмеялась Патриция.

– Постель еще не готова. Я сейчас все принесу.

– У вас есть сестра? Она спала здесь? – расспрашивала девушка, пока они общими усилиями управлялись с постелью.

– Увы, я единственный ребенок в семье. И конечно, такой большой дом не для меня. Думаю, практичнее было бы продать его и при обрести взамен квартиру с гостиничным обслуживанием, но здесь словно царит дух моих предков, так что я пока так и не решился на это.

– О, этого ни в коем случае не надо делать! – запротестовала Патриция, не на шутку перепугавшись. – Это потрясающий дом.

11
{"b":"5475","o":1}