A
A
1
2
3
...
29
30
31
...
33

Похоже было, что и Патриция поднялась рано. Он застал ее на кухне за приготовлением завтрака – на сей раз только для себя. Под ее глазами легли темные круги.

– Так, так, – вместо приветствия пробурчал Майлз. – Вид у тебя неважный. Не иначе как совесть проснулась! – Патриция метнула на него выразительный взгляд, но предпочла не обострять обстановку, и он с воодушевлением продолжал: – А, может, тебе просто не удается выспаться?

– Я прекрасно спала, – сухо ответила она, усаживаясь за стол.

Майлз налил себе стакан апельсинового сока и расположился напротив. Перехватив ее недоверчивый взгляд, он улыбнулся и покачал головой:

– Сомневаюсь.

– В чем?

– В том, что ты спала крепким сном.

Патриция подозрительно уставилась на него, начиная слегка нервничать.

– Что ты хочешь сказать?

– Дело в том, что ты не всю ночь провела в своей постели, – злорадно ухмыльнулся он.

– Что?! – возмущенно ахнула девушка.

– Ты вышла прогуляться ночью – И оказалась в моей постели.

На мгновение Патриция онемела, затем со звоном швырнула ложку на стол и вскочила на ноги.

– Ах ты жалкий лгунишка! Что за дурацкий розыгрыш?!

– Никакого розыгрыша, – хладнокровно ответствовал Майлз. – Ты, словно сомнамбула, появилась в дверях моей комнаты, забралась ко мне в постель, и мы э-ээ... хорошенько развлеклись.

На щеках Патриции зажглись пунцовые пятна. – Я не верю тебе, – прокричала она. – Я бы узнала, если… Ты все это нарочно выдумал. До чего все это гадко, недостой...

– У меня есть доказательства. – В бархатном голосе Майлза было что-то, заставившее ее прервать фразу на полуслове. – Ты смотрелась сегодня утром в зеркало?

– Конечно. – Она подалась вперед, ухватившись за край стола так, что побелели костяшки пальцев.

– Я имею в виду – во весь рост и, естественно, без одежды.

– Что… что ты сделал? – Глаза девушки расширились от ужаса.

– Так почему бы тебе не пойти и не посмотреть?

Испуг в ее глазах все еще соседствовал с недоверием, но, видимо, написанное на лице Майлза удовольствие убедило ее, потому что Патриция вдруг выскочила из-за стола и понеслась вверх по лестнице.

– Не забудь посмотреть сзади, – крикнул он ей вслед.

Звук ее шагов затих, и Майлзу оставалось только вызвать в воображении сцену, как она влетает в комнату, задирает платье в поисках синяков и, не найдя таковых, поворачивается к зеркалу спиной. Он попытался также представить себе ее реакцию. Не станет ли эта шутка последней каплей? Очень хотелось надеяться, что нет, ибо главный номер программы был еще впереди.

Пять минут спустя Патриция буквально скатилась по лестнице и с отчаянным воплем ворвалась на кухню. Майлз едва успел вскочить, чтобы защититься от града посыпавшихся на него ударов. В конце концов ему удалось схватить ее и развернуть спиной к себе. Затем, прижав руки девушки к туловищу, он оторвал ее от пола и перебросил через плечо.

Патриция продолжала неистово брыкаться, делая отчаянные попытки освободиться, и Майлзу пришлось напрячь все свои силы, чтобы удержать ее.

Через несколько минут сопротивление девушки заметно ослабело, и вскоре она перепуганным зверьком замерла в его руках. Майлз медленно опустил ее на пол.

– Что ты сделал со мной? – спросила она чужим, срывающимся от напряжения голосом.

Развлечения ради он уже собирался сказать, что они занимались любовью. Почему только он должен страдать от ее лжи? Но вместо этого Майлз резко сказал:

– Можешь быть спокойна, я тебя не тронул. Ты меня больше не интересуешь. – Заметив, как она побледнела, он добавил с мстительной жестокостью: – Хотя такая возможность у меня была. Это уже не первый твой ночной визит.

– Отпусти меня. – Высвободившись, она повернулась к нему лицом. В ее взгляде читалось потрясение. – Это... это правда?

– Ну, зачем мне выдумывать. Хватит с меня и твоего вранья.

Если бы ее взгляд мог жечь, то Майлз мгновенно превратился бы в маленькую кучку пепла. Не говоря ни слова, Патриция медленно пошла прочь, с достоинством расправив плечи и высоко подняв голову. Он провожал ее взглядом, стараясь не замечать, как тяжело стало у него на сердце.

Она долго пропадала в своей комнате, и Майлз уже почти не сомневался, что увидит ее на лестнице с вещами, но, когда девушка наконец спустилась вниз, при ней была только сумочка.

Не говоря ни слова, она направилась прямиком к стоянке такси. Была суббота, и Майлз обычно посвящал это время художественным галереям. Можно было сходить на матч по регби ведь сезон еще не кончился. Но сегодня у него не было ни малейшего желания следовать старым привычкам.

Он решил просмотреть бумаги, захваченные из офиса, но никак не мог сосредоточиться и в конце концов бросил это бесполезное занятие. Потом перекусил и вспомнил о Патриции, прикидывая, отправилась ли она искать другое пристанище в Лондоне или подалась назад во Францию к Жану-Луи.

Девушка вернулась домой уже после обеда. Она открыла дверь своим ключом. Майлз в это время находился в гостиной, и, чтобы увидеть ее, ему пришлось бы подняться со стула. Но в последний момент решил остаться на месте.

Патриция не стала заходить в гостиную, а сразу прошла наверх и не попадалась ему на глаза до вечера, когда он пошел переодеться, чтобы ехать в оперу. Билетов было два, но он собирался слушать спектакль в одиночестве, хотя, конечно, втайне от Патриции. Когда он спустился в холл, она стояла у телефона, вызывая такси.

При виде ее беззаботно сбегавший по ступенькам Майлз был вынужден замедлить шаги. Патриция выглядела потрясающе. Видимо, сегодня она совершила поход по магазинам. На ней было черное длинное платье без рукавов с широким белым воротником, окаймляющим глубокое декольте. Девушка была тщательно причесана. Она неуловимо напоминала ту, с которой он был помолвлен, но сейчас наивное очарование юности отлилось в изысканные формы шикарной молодой женщины. Теперь уже окончательно и бесповоротно, мысленно усмехнулся он, вспомнив о своей скромной роли в этом превращении.

Она держала трубку левой рукой, и Майлз только сейчас заметил, что на ее среднем пальце больше нет обручального кольца от Жана-Луи. Его мозг взорвался вихрем предположений. Она расторгла помолвку? Или это сделал сам художник?

Дождавшись, пока она повесит трубку, Майлз спросил:

– Тебе в Вест-Энд? Подвезти?

– Нет, спасибо, – сухо сказала она и вышла. Интересно, куда она отправилась?

В этот вечер давали «Тоску», одну из любимых опер Майлза, но ему так и не удалось не только по-настоящему насладиться музыкой, но и просто сосредоточиться. Слишком много вопросов вертелось сейчас у него в голове. После спектакля он пошел в клуб.

Когда он вернулся домой, Патриции не было. Она появилась около трех часов утра, когда Майлз был уже в постели.

С этого момента она сторонилась его, избегая даже встречаться взглядом. Но он заметил, насколько усталой и измученной выглядит девушка. Не исключено, что она боится крепко заснуть, чтобы снова не оказаться в его комнате, подумал Майлз. Он часто просыпался среди ночи и вслушивался, но Патриция не появлялась, хотя стул, по-прежнему пододвинутый под дверную ручку, немедленно просигнализировал бы о любой попытке попасть в комнату.

По его сведениям, на дом в Челси уже нашелся покупатель, готовый заплатить наличными, и сделка должна была вот-вот состояться. Не этого ли ждала Патриция? Получит деньги и преспокойно вернется к своему Жану-Луи... Но как быть тогда с исчезнувшим обручальным кольцом, ведь это что-нибудь да должно означать? Если она его просто не потеряла, конечно. Майлз пытался выбросить ее из головы и сосредоточиться на работе, но выходило, что он думает о девушке едва ли не больше, чем после ее исчезновения. В некотором смысле это было даже мучительнее, потому что их отношения успели зайти гораздо дальше. Теперь он познал ее тело и не мог забыть наслаждения, которое они испытали вместе.

Еще через неполные две недели весна уверенно заявила о своих правах. В один из теплых благодатных вечеров Майлз привез портрет девушки из офиса домой. Он повесил его в холле вместо зеркала, чтобы тот сразу бросался в глаза.

30
{"b":"5475","o":1}