ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хорошо, надо все последовательно продумать. Сначала она повстречала старика в старой церквушке и вскоре потеряла сознание. Очнувшись, оказалась в мире какого-то сновидения, где она обитает якобы в Лондоне периода Регентства, где и встречает старушку, похожую на того старика. Можно только допустить, что встреча с этим пожилым господином запечатлелась у нее сильнее, чем она думала с самого начала, коль скоро он объявился в ее галлюцинации в таком преображенном виде. Да, должно быть так. Потому-то и показалось, что старуха осведомлена о положении, в которое попала Аманда. Хотя, здраво рассуждая, можно принять слова цветочницы за невинную болтовню торговки.

Либо... И тихий внутренний голос стал настойчиво нашептывать Аманде. Либо ее присутствие в Англии Регентства не прихоть ее воображения, а реальная действительность, и старик со старухой цветочницей – представители какой-то внешней силы, которая намеренно вырвала Аманду из привычной, удобной жизни профессора престижного университета и бросила на произвол судьбы в ином времени. Нет, такого не может быть; и если продолжать об этом думать, то можно сойти с ума.

«Но с другой стороны, – продолжал коварный голос, – такой перенос во времени объясняет многое. Правдоподобие окружающей обстановки, сложность жизни ее «семьи» и запутанные взаимоотношения».

Нет. Абсолютная чушь. И даже если ее маниакальные предположения верны, то почему выбрали именно ее. Почему обыкновенную, ничем не примечательную Аманду Маговерн послали путешествовать через века, вселив в тело молодой женщины, которая жила за сто восемьдесят лет до нее? Почему пресекли жизнь Аманды Бридж, дабы обеспечить вместилище для кого-то другого?

Нет, все это так нелепо, что и размышлять не стоит. Положив голову на руки и всматриваясь в изображение девушки в зеркале, почувствовала тупую пульсацию боли в глубине глаз. Но не ту жуткую боль, какая у нее была в часовне Гросвенор, а обычное легкое покалывание, которое и за боль-то считать не следует.

Резко поднявшись, она поспешила прочь из комнаты.

Женщины опять трапезничали вдвоем, и Аманде вдалбливалось в форме вопросов и ответов, как катехизис, кого следует ожидать в гостиной Бриджей во второй половине дня. Серена не распространялась о непослушании дочери, лишь плаксиво заявила, что подобное поведение может свести ее в могилу раньше времени.

Первые гостьи появились вскоре после ланча, это были миссис Фордем и ее дочь Кордилия. Последнюю Аманда сразу узнала по описанию служанки Хатчингз, и когда толстушка, слегка нервничая, уселась на скамеечку у камина, Аманда действительно увидела перед собой довольно миленькую белую крыску с розовым носиком.

– Как ты себя чувствуешь, Аманда? – спросила миссис Фордем тоном важной матроны, когда ее начали потчевать чаем. – Я слышала, что ты как будто простудилась.

Аманда переглянулась с Сереной и предоставила поле деятельности маме.

– Да, пришлось нам поволноваться из-за нашей девочки, – проговорила Серена и весело улыбнулась, давая знать, что волнения были недолги. – Вчера ей стало дурно – находилась пешком, а я ее неоднократно предупреждала, что это может плохо кончиться – упала и ударилась головой. Теперь у нее не все ладно с памятью, но доктор уверяет, что не стоит переживать, все это пройдет, как летний дождик.

– Надо же, чтобы так жутко не повезло! – воскликнула мисс Фордем и сочувственно распахнула водянистые глаза. – Ужасно ничего не помнить. А меня ты помнишь? – спросила она озабоченно.

– Конечно, – ответила Аманда, засмеявшись. – Как же я могу забыть одну из самых дорогих моих подруг?

Такая похвала понравилась девушке. Она, глянув на Серену, занятую разговором с миссис Фордем, встала и подсела к Аманде. Взяв ее за руку, зашептала с присвистом:

– Но вчера утром-то как все прошло? Ей-богу, весь день я была как на иголках, надеялась услышать, что ты сбежала с мистером Саттерли. И ничего, никаких новостей, но я все сидела дома и ждала и вдруг узнала, что тебя уложили в постель. Я чуть не испустила дух. Ты должна мне все рассказать! Немедленно, никакого терпения нет!

Аманда судорожно втянула в себя воздух. Оказывается, молоденькая Аманда не делала секрета из своих планов. Но это не слишком-то удивительно. Несомненно, девушке, задумавшей бежать с возлюбленным, нужна поддержка подруг. И, как извечно у всех молодых людей, секреты у нее должны быть только от старших. Поколебавшись несколько мгновений, Аманда тяжело вздохнула и сказала:

– Ох, Кордилия, все было ужасно! Мне удалось незаметно выскользнуть из дому. Когда я добралась до часовни Гросвенор, забежала внутрь и села, сердце у меня колотилось просто в горле, – и она драматично вздрогнула, придавая больше накала своему рассказу. – Откуда мне было знать, что лорд Ашиндон заедет к нам. Представляешь – меня нигде нет, ну они и вынудили Хатчингз рассказать им все. Я просидела в часовне всего несколько секунд, как туда с ревом ворвался он вместе с моими родителями.

Ее слушательница старалась не пропустить ни слова.

– Ох, – выдохнула Кордилия, – а мистер Саттерли был там?

– Н-нет. Он еще не прибыл, как я теперь понимаю. В общем, лорд Ашиндон напустился на меня!

– Не может быть! Негодяй!

– Да, – и Аманда прижала изящную ладонь ко лбу. – И тут я потеряла сознание. Упала и, должно быть, ударилась головой о скамью. А когда пришла в себя, не узнала никого: ни лорда Ашиндона, ни мамы с папой.

Реакция Кордилии была выше всех ожиданий новоявленной актрисы. Кордилия беспокойно заерзала и совершенно побледнела от возбуждения.

– Тебя били? Сажали на хлеб и воду взаперти? Они...

Как ни жаль было Аманде уменьшать накал своего спектакля, она поняла, что зашла слишком далеко.

– Нет, ничего такого не было. Они и побранить не смогли меня по-настоящему, потому что я не понимала кто они такие. Конечно, с тех пор, – добавила она поспешно, – мне стало значительно лучше, хотя многое и до сих пор – как в тумане.

– Ну а что же лорд Ашиндон? Он, наверное, совсем разъярился. Он по-прежнему намерен?.. – Кордилия опустила взор и покраснела.

Аманда сразу вспомнила гневные глаза Аша, когда он поднимал ее с пола часовни.

– Да, он очень разозлился, но потом, в тот же день, он приезжал к нам и мы с ним помирились.

– А что мистер Саттерли? Он сообщал о себе? Боже, какая романтическая история! – возбужденно выдохнула Кордилия.

«Нелепей не придумаешь», – сказала про себя Аманда. Вся эта беседа уже начала ей надоедать и, когда она услышала слова Серены, адресованные миссис Фордем «...а на следующей неделе его сиятельство будет сопровождать нас на бал к леди Марчфорд», она многозначительно кивнула Кордилии и повернулась, всем видом предлагая присоединиться к разговору старших.

Несколько минут спустя прибыли новые гости, и, благодаря четким описаниям Хатчингз, Аманда смогла узнать их без труда. Легкий трепет удивления пробежал по лицам присутствующих, когда в гостиную вошла девушка, в которой Аманда мгновенно узнала Шарлотту Твайнинг. Приветствовала она всех с печатью оскорбленной добродетели и плохо скрытого любопытства на лице, а ее улыбка, адресованная Аманде, таила в себе яд, прикрытый сладкой оболочкой.

– Дорогая моя, – проворковала Шарлотта, – как только я прослышала, что ты заболела, я решила незамедлительно навестить тебя и лично убедиться, что ничего серьезного с тобою не случилось.

Аманда с застывшей на губах приветливой улыбочкой поднялась ей навстречу. Хатчингз дала точную оценку мисс Твайнинг. Эта была привлекательная девушка, хотя чрезмерно худая и с какими-то заостренными чертами. Светлые волосы пышно кудрявились и были уложены так, что она походила на головастика, тонким хвостиком которого служило все ее тело. Аманда протянула к ней руку:

– Шарлотта! Как мило, что ты приехала к нам! Да, я немного расхворалась, но уже почти поправилась.

Серена открыла было рот, но прежде чем она успела произнести апробированную версию заболевания Аманды, вмешалась нетерпеливая Кордилия:

15
{"b":"5477","o":1}